Чат неактивен

Где растет элита новой России: в университетах или в ночных клубах?


(16.10.1947 – 27.09.2009)

Елена Новоселова

“Российская газета” – Федеральный выпуск №4398 от 27 июня 2007 г.
Версия для печати / сохранить материал


Иван Дыховичный: “Когда все кричат, что надо “распять” Ксюшу Собчак, которая, уж поверьте, настоящая трудяга, мне делается не по себе”. Фото: Виктор Васенин

На днях охранники модного столичного клуба без объяснения причин не пустили потанцевать двух студенток филфака МГУ – будущих специалисток по древнерусской литературе и фольклору. Причем и “дресс-коду” девушки соответствовали, и наркотики с алкоголем не употребляли, но не прошли селекцию. Где же происходит значимый для любой страны отбор: в университетах или в ночных клубах? Любое общество заинтересовано в высоком качестве своей элиты и в постоянном ее воспроизводстве. Вопрос: что считать “лучшим” и как проводить “отсев” некачественного?

С этим вопросом мы обратились к известному режиссеру и телеведущему Ивану Дыховичному, которого застали на съемках нового фильма “Европа -Азия”.

Российская газета | Так Европа мы или Азия? Продвинутые политологи безуспешно пытаются ответить на этот вопрос.

Иван Дыховичный | Коль скоро мы находимся и там и там, то, получается, не Европа и не Азия. И вашим политологам будет очень весело на нашей картине.

РГ | А какой культуре, восточной или европейской, присуще большее внимание к форме, внешнему виду, откуда взялись все эти “дресс-коды” и “фейсконтроли”?

Дыховичный | Не думаю, что нужно связывать появление этих вещей с каким-нибудь определенным местом или эпохой. В советское время все это цвело пышным цветом. И в ресторанах был “фейс-контроль”, хотя он этим словом не назывался. И швейцары определяли на глаз, нужен или не нужен ты за этими столиками. Эта традиция не с “новыми русскими” появилась, а с появлением холуев и хамов. И она развивается, пускает корни, выбрасывает побеги.

Вспомните: вы не могли войти в спецраспределители, которые были только для особых людей? Если ты не являлся клиентом спецкассы, то сразу взять билет на удобный поезд было проблематично. То же самое на самолет. Все это надо было делать через “связи” или блатных, которые имели везде доступ, а значит, легко проходили условный “фейсконтроль”. Чтобы приобрести хорошую мясную вырезку, стоило знать заветное словцо или соответствовать определенному “дресс-коду”. И тогда вам ее выносили с “заднего входа”. А что такое вся нынешняя “спецжизнь”: мигалки, спецсигналы и спецтерритории? Вся эта система пропуска “до прихожей”? Все это и есть “фейсконтроль”! И наших чиновников он вполне устраивает.

РГ | Вы сталкивались с просеивающим эффектом?

Дыховичный | Конечно. Причем из-за того, что я работаю на телевидении, пройти “фейсконтроль” иногда бывает даже сложнее. Реакция примерно такая: “Подумаешь! В “ящике” он говорит!” Никогда не прошу и не спорю – ухожу и все. С охранниками в контакт не вступаю и войн не веду.

Как-то меня тормознули в гей-клубе. Я даже благодарен, что вовремя предупредили о специфике. Не то чтобы я плохо относился к геям. Среди них много приятных и обаятельных людей. Но не хочу я находиться там, где они развлекаются и танцуют.

РГ | А сами включали “дресс-код”?

Дыховичный | Никакого. Я обычно реагирую на наглеца или дурака. В таком случае я включаю “дистанцию”. Ничто иное не может мне испортить общение. Обычные люди для меня крайне интересны. А вот пафос, основанный на власти или богатстве, отвращает. Благодарен родителям за то, что научили: для того чтобы быть человеком с чувством чести, не нужно толкаться локтями или ограждать себя от жизни.

РГ | И все же нынешняя элита – это те, кто наизусть “Евгения Онегина” знает, или те, кто отдыхает в Куршевеле?

Дыховичный | У нас элитой считают тех, кто заработал много денег и ведет дружбу в верхах власти. Среди людей, занимающихся творчеством, под такое определение подходят только представители “попсы”. Поэтому никакой художественной элиты среди писателей, архитекторов, ученых, режиссеров у нас нет. Да, есть режиссеры, которые раз в неделю парятся в бане с высокими чиновниками. Или популярные скульпторы, которым разрешили заставить своими произведениями всю столицу. Или юмористы, которые заняли своим низкосортным юмором прайм-тайм на телевидении. Но это разве имеет отношение к тому, что в словаре описывается изначально как “лучшее”. Элитой были Достоевский и Чернышевский, Пушкин и Лермонтов. Поэтому, когда господа в смокингах и бабочках, ездящие на “Роллс-Ройсах”, причисляют себя к этому слою, мне смешно. Все это чушь и пыль, которую сдует время.

РГ | Между тем общество не может существовать без элиты. Это неотъемлемая и важная часть любого социума.

Дыховичный | Это так в странах, где к “сливкам” относят тех, кто делает что-то полезное и талантливое – для общества, людей и, простите за высокий слог, для страны, которую любит. И для этого необязательно трепетать перед флагом или замирать перед гимном, служить верой и правдой начальству.

РГ | В свое время вас ведь тоже относили к “золотой молодежи”…

Дыховичный | Да, так говорили. У меня была очень непростая, но веселая и интересная молодость. Но, понимаете, в чем разница с теперешними “мажорами”: я с 13 лет сам зарабатываю на жизнь. У меня в этом возрасте уже не было отца. И ни копейки денег не было.

РГ | И плейбоем называли…

Дыховичный | Открещиваться от этих странных “титулов”, которыми вас награждают в прессе или в определенных кругах, глупо. Что делать, к примеру, когда называют “плейбоем”, совершенно не понимая, кто есть кто. Я никогда не тратил время на то, чтобы вступать в полемику с дураками.

РГ | Есть, на ваш взгляд, польза от того, что существуют элитные клубы? Курорты? Может, это стимулирует к активности, работе, деятельности?

Дыховичный | Это так. Другой вопрос, какай образ жизни и способ достижения успеха вы лично выбираете. Ничего плохого нет в том, что кто-то “думает о красе ногтей”, будучи “дельным человеком”.

Поймите меня правильно, я не против денег и богатства как таковых. Главные герои великой русской литературы: Чацкий, Онегин, Печорин – были совсем не бедными людьми, очень даже склонными к светской жизни и удовольствиям. Но не это сделало их “героями”. А тоска от бессилия и невозможности делать что-то по-человечески. Кстати, когда все кричат, что надо “распять” Ксюшу Собчак, которая, уж поверьте, настоящая трудяга, мне делается не по себе.

РГ | Это нынешняя “золотая молодежь”?

Дыховичный | Во всяком случае это люди, от которых с экрана исходит очень мощная энергетика…

РГ | Уж точно, студентки МГУ к ней не относятся. Во всяком случае, в элитный клуб современных “тургеневских” девушек не пускают. Охранник, который, по словам администратора этого заведения, “очень профессиональный человек”, видимо, посчитал, что они будут смущать завсегдатаев клуба своим слишком интеллектуальным видом. Почему, как вам кажется, они не прошли “фейсконтроль”?

Дыховичный | А я вам объясню. Атмосфера большинства мест, куда “загружается” публика, чтобы повеселиться и потанцевать, далеко не невинная. Поэтому “фейсконтроль” мог поступить по отношению к этим девчонкам гуманно. Не нужно им там быть, потому что ничем хорошим эти ночные приключения не кончаются. А девчонки пусть знают: то, что их не пустили в этот клуб, не значит, что они “второй сорт”. Наоборот – они “первый”.

источник

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments