Чат неактивен

В Грузии анонсирована очередная революция …

В Грузии анонсирована очередная революция. Если она действительно состоится 25 мая, как обещает оппозиция, то станет третьим за последние 20 лет случаем насильственной смены власти в стране. На выборах руководство Грузии до сих пор никогда не менялось. И Гамсахурдия в 1989 г., и Шеварнадзе в 1992 г., и Саакашвили в 2003 г. использовали голосование только для того, чтобы задокументировать уже свершившийся захват власти.

Третью революцию должна возглавить бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе. Она считает, что других способов вернуть Грузию на путь демократии нет. «Надо сначала свергнуть Саакашвили с помощью массовых акций протеста, и провести демократические выборы можно только после того, как нынешнего президента не станет», – утверждает она.

Чтобы принять участие в намеченной на 25 мая революции, сторонники Бурджанадзе и ее партии «Общенародное собрание» начали собираться на столичной площади Свободы заранее, к трем часам дня 21 мая. В Тбилиси шёл дождь, и вообще стояла непривычно холодная для мая погода. «Ну, ни в чём нам, грузинам, не везёт», – громко пожаловался пожилой человек с флагом оппозиционной партии в руках.

Вскоре солнце выглянуло, и выяснилось, что погода – не единственная проблема оппозиции. Прежде всего, сама площадь Свободы, где начиналась «революция роз» 2003 года, сегодня уже не очень приспособлена для проведения массовых акций. В центре площади с 2006 года бьёт большой фонтан и стоит огромный столб со скульптурой святого Георгия на вершине. Кроме того, во время предыдущей революции Михаил Саакашвили занимал пост спикера городского собрания, поэтому мог выступать перед собравшимися на площади с балкона своего рабочего кабинета в Тбилисской мэрии. У нынешних оппозиционеров такой возможности нет, поэтому им пришлось использовать специальную машину, переоборудованную под трибуну. Машина долго кружила по площади, пока организаторы решали, куда её лучше приткнуть. Наконец, «трибуна» остановилась у входа в мэрию.

Другой отличительной чертой новой революции стало отсутствие государственных флагов с пятью крестами. Как доверительно сообщил мне один из оппозиционных активистов, им дали указание этот флаг на митинг вообще не выносить: «флаг, считающийся ныне государственным, воспринимается нашими сторонниками как флаг «Единого национального движения», то есть партии Саакашвили, поэтому его решили не выносить на митинг. Так люди больше поверят, что мы готовы устроить революцию». Хотя накануне «последнего и решающей митинга» Нино Бурджанадзе уверяла меня, что флагов не будет, потому что спецслужбы Саакашвили просто украли их у оппозиции вместе с баннерами и плакатами.

Единственный плакат на митинге гласил: «Misha Must Leave» (Миша должен уйти), а активисты держали в руках щиты с надписью по-грузински: «Миша уйдёт». Причём это были именно щиты, специально изготовленные для самозащиты. А членам организации «Шепицули» (давшие клятву) раздали ещё и тяжёлые пластмассовые дубинки, которые якобы использовались как древки флагов, но, как показали последующие события, предназначались, в основном, для других целей.

К началу митинга на площади собралось около 10 000 человек. Они прибывали к зданию мэрии шумными колоннами с противоположных концов города. Но их всё-таки было меньше, чем ожидали организаторы, потому что Бурджанадзе периодически призывала: «перестаньте сидеть у телевизоров и наблюдать, как другие освобождают вас от режима Саакашвили». На митинге зачитали обращение «Общенародного собрания», выдержанное в стиле «долой антинародный режим, доведший народ до нищеты, а страну – до потери 20% территории».

Затем протестующие направились на улицу Мераба Костава, где находится общественное грузинское телевидение. Для властей это не стало неожиданностью: в фойе телецентра уже расположилось несколько сотен спецназовцев в шлемах, масках и с ружьями для стрельбы резиновыми пулями. Перекрыв проспект Костава, оппозиционные лидеры выдвинули руководству телевидения ультиматум. «Либо нам предоставят прямой эфир, либо мы войдём в здание», – пригрозила Нино Бурджанадзе. При этих словах её сторонники дружно закрыли лица платками, выстроились в несколько рядов и приготовились применить «древки флагов».

К счастью, телевизионное начальство решило не искушать судьбу. Вскоре пятиминутное прямое включение действительно состоялось, и вся страна увидела эффектное обращение экс-спикера парламента к нации и солдатам спецназа, занявшим позиции на крыше: «Я вижу снайперов, которые целятся в меня. Ну что ж, стреляйте – готова умереть за родину».

Вообще, судя по последним событиям, Нино решила воплотить в себе сразу два исторических образа: Жанны д’Арк и Маргарет Тэтчер. Знающие люди рассказывали мне, что видели в её кабинете не только большой портрет английской «железной леди», но и гравюру с изображением французской крестьянки, чудесным образом спасшей родную страну от узурпаторов.

Уже у здания телецентра стало известно, что митинг оппозиции в Батуми, начавшийся одновременно с тбилисским, разогнан полицией. Несколько десятков человек арестованы. Но акция на проспекте Костава продолжалась до воскресения довольно мирно. Только в семь часов утра утра, когда машина с полицейскими в штатском пыталась проехать по проспекту Костава к отделению полиции, митингующие начали бить ее древками флагов. В ответ из здания телевидения выбежали десятки спецназовцев и обстреляли участников митинга резиновыми пулями. Те разбежались. Несколько человек получили серьезные увечья, около десяти – были арестованы.

«Мы применили силу только после того, как пьяные оппозиционеры напали на полицейских», – рассказал начальник информационно-аналитического департамента МВД Шота Утиашвили, – «разгонять митинг вообще-то не собираемся. Пусть митингуют, сколько влезет. Но если вновь будут нападать на нас, конечно, применим адекватную силу».

Власти в своих силах пока уверены. Об этом свидетельствует и то, что 21 мая (то есть в «день начала революции») президент Саакашвили покинул страну, отбыв с трёхдневным визитом в Венгрию. Серьезных попыток разогнать митинг власти тоже пока не делали. Машина-трибуна с оппозиционной аппаратурой осталась на месте. В воскресенье вокруг неё вновь собрались оппозиционеры, и Нино Бурджанадзе объявила об очередной «маленькой победе»: неспособности властей, несмотря на применение силы, прекратить оппозиционное выступление.

Днем в воскресенье к митингу присоединились лидеры «Грузинской партии». Её лидер Леван Гачечиладзе расцеловал Нино Бурджанадзе перед телекамерами в знак примирения и прощения. По его словам, «во имя свободы родины мы должны забыть все обиды». Ранее Бурджанадзе и её муж Бадри Бицадзе обвинили Гачечиладзе в том, что в 2007–2008 гг. он вступил в сговор с президентом Саакашвили. Получил от властей крупную сумму денег в обмен на прекращение акций протеста. Столкнувшись затем в мюнхенском аэропорту, Гачечиладзе, по свидетельству очевидцев, «избил мужа Нино Бурджанадзе ногами».

Еще оппозиционеров по телемосту из Франции поддержал бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили. После неудачной попытки революции 2007 г. он вынужден жить за границей, потому что в Грузии его приговорили к 11 годам тюрьмы. Но у Окруашвили явно есть свои виды на президентство, и допустить, чтобы революционная инициатива была в руках одной Бурджанадзе, он не может, поэтому пообещал вернуться в страну для участия в революции 25 мая.

Само собой, твердящие о революции оппозиционеры не согласны с тезисом, что революцией может называться только успешная попытка государственного переворота. Но что ещё хуже, борцы за демократию в Грузии в очередной раз игнорируют элементарную норму, что страна, где власть ни разу не менялась на выборах, в принципе не может претендовать на статус демократии.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments