Чат неактивен

Россия может сократить военные расходы


Премьер-министр России Дмитрий Медведев не исключил, что часть финансирования программы перевооружения может быть сдвинута с учетом нынешнего состояния промышленности страны.

Напомним, российские власти в прошлом году одобрили государственную программу перевооружения армии до 2020 года с финансированием в 20 триллионов рублей. В чем проявилась неготовность нашей оборонки, разбирался корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Гололобов.
В правительстве, по неофициальным данным, обсуждается перенос сроков окончания программы перевооружения на три года, с двадцатого на двадцать третий. То есть те же 20 триллионов рублей растянут на более длительный период. Естественно, в результате этого ежегодные расходы будут снижены.

Основная причина – трудности бюджета с финансированием этой программы в условиях мировой экономической нестабильности. Но также упоминаются причины неготовности промышленности справиться с резко возросшим оборонзаказом. Для таких опасений есть основания. Конкретные примеры приводит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский.

«Ну, не секрет, что в области ПВО сейчас необходимо строить два завода и один модернизировать. Чтобы справиться с объемом гособоронзаказа. Авиационная отрасль по выпуску боевой авиации испытывает сейчас очень большое напряжение. На некоторых предприятиях вводят вторые, третьи смены. Даже вынуждены привлекать учащихся колледжей, для того, чтобы вовремя выполнять гособоронзаказ», — говорит Мураховский.
Еще сложнее ситуация с производством кораблей для ВМФ, добавляет директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев.

«У нас имеются очень серьезные ограничения, если брать судостроение, по тоннажу выпускаемых кораблей. Потому что мы реально не можем производить даже кораблей класса эсминец. А только не выше класса фрегат. Быстро увеличить тоннаж выпускаемых кораблей невозможно, потому что это влечет за собой необходимость освоения большого кол-ва современных технологий», — добавляет Евсеев.

Вроде бы деньги выделяются, и не малые, а выпустить конкурентоспособную продукцию и в нужном объеме не получается. Не хватает современных промышленных мощностей, современного оборудования, и, конечно, не хватает кадров, констатирует заместитель директора Института США и Канады РАН, эксперт Межрегионального общественного фонда поддержки военной реформы Павел Золотарев.

«Состояние тех учреждений, которые занимаются опытно-конструкторскими, научными разработками привело к тому, что потеряны кадры, квалификация, и они тем составом, который есть, просто не могут эти задачи решить. И в промышленности, там, где должны наладить серийное производство, устаревшее оборудование, потеряно целое поколение кадров. Вот в связи с этим», — отмечает Золотарев.

Неизбежно возникают вопросы. Если отечественная оборонка не может обеспечить выпуск современной продукции, то, может, закупить передовые вооружения за границей? Такие воззрения имеют право на жизнь, но, конечно, если речь идет о каких-то ограниченных видах военной техники, полагает Павел Золотарев.

«Образцы этой техники сейчас значительно дороже и в разработке, и в производстве, чем это было раньше. Чем сложнее, тем дороже, а серийность производства меньше. У нас и численность вооруженных сил не только в нашей стране сократилось, но и везде в мире идет сокращение численности. То есть разумно часть вооружения и военной техники закупать. Но это, конечно, недопустимо по отношению ко всем образцам вооружения и военной техники, объясняет Золотарев.

Самый известный пример по закупке зарубежной боевой техники – это французский вертолетоносец “Мистраль”. Построить аналогичный по тактико-техническим данным корабль российская промышленность пока не может. Ну, а Владимир Евсеев напоминает о других вероятных или даже уже заключенных контрактах.

“В России сейчас имеются проблемы с производством беспилотных летательных аппаратов. В этом случае Россия может пойти на закупку беспилотников. Возможна, например, закупка некоторого количества стрелкового оружия для специальных подразделений. Необходимость обусловлена тем, что нужно прямо сейчас решать какие-то проблемы, которые наш оборонный комплекс выполнить не может”, — считает Евсеев.

Еще одна из возможных причин переноса сроков программы – стратеги из Министерства обороны не очень представляют, а что надо современной армии. Какую конкретно технику закупать? Стоит вспомнить споры о приоритетности для российской армии, либо отечественных бронеавтомобилей “Тигр”, либо итальянских “Ивеко” – в русском варианте “Рысь”.

Или заявления главкома сухопутных войск Постникова, о том, что лучше закупить три немецких танка, чем один Т-90. При всем при этом главный редактор журнала “Экспорт вооружений” Андрей Фролов уверен, что это всего лишь тактические разногласия в руководстве Минобороны.
“Само понятие госпрограмма вооружений там прописана – вся та номенклатура вооружений, которая нужна Минобороны до 20-го года. Это значит, что руководство Минобороны знает, что оно хочет. Другое дело, что там, возможно, есть не конкретная марка техники, а некий тип. Например, легкий бронеавтомобиль. И уже в рамках этого Минобороны смотрит на те предложения, которые наиболее удовлетворяют эти ТТХ”, — заявляет Фролов.

В любом случае, перенос сроков, возможно, коснется именно программы вооружений, то есть производства и закупки военной техники. Что касается других статей военного бюджета, таких как боевая подготовка и содержание личного состава, то эти статьи защищены и никаких секвестров и переносов сроков по ним не будет.
здесь

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments