Чат неактивен

На примере Валентины Ивановны были опробованы новые технологии выборов, уже …

На примере Валентины Ивановны были опробованы новые технологии выборов, уже ничего общего не имеющие с мягкими фальсификациями и приписками.

Технологии эти в точности списаны с технологии перехвата контроля над предприятием с помощью липовых акционерных собраний. Дата и место такого собрания назначаются тайно, чтобы у реальных собственников не было времени выдвинуть своих кандидатов; чтобы собственники не могли опротестовать решение о проведении собрания в суде, устраивается «прививка» — липовый иск от верного человека, проигранный еще до того, как о собрании стало известно. Наконец, в день самого собрания реальных собственников выкидывают с ОМОНом и дезинформируют о месте его проведения, а на собрание завозят лиц с липовыми доверенностями.

На примере Валентины Матвиенко хорошо видно, что ребята наверху полностью утратили представление о том, что такое выборы. Для них это даже уже не политическая манипуляция. А просто предлог для освоения пиар-бюджетов и внутриклановых войн.

В результате политики превращаются в клоунов, и очень трудно понять — это запланированный Сурковым результат или побочный?

Валентина Матвиенко — не единственный человек, который на наших глазах превращается в клоуна. Возьмем хотя бы ее злейшего врага, предыдущего главу Совета Федерации, спасителя выхухоли Сергея Миронова. Выхухоль была обязана своим существованием исключительно милостивому кивку Путина, но при этом не подчинялась Суркову, и даже бабки на нее шли мимо Суркова.

С Мироновым случилось то же, что с любым политическим прокариотом, монаршей милостью повышенным до статуса членистоногого и вообразившим себя по этому случаю львом. Никто не планировал снимать Миронова с главы Совета Федерации, пока он не начал долбать «ЕдРо» в Петербурге так, что уже варианта не оставалось.

Но самое печальное, что то же самое, что произошло с Матвиенко и Мироновым, происходит на наших глазах с Михаилом Прохоровым.

Я с большим уважением отношусь к идее правой партии, хотя бы и лояльной правительству. И уверена, что Прохоров влез в это дело не только потому, что его Юмашев попросил, и не только для того, чтобы бабки, которые снимут с выборов на всех олигархов, тратить на себя, а не класть в общий котел, а ровно потому, что хотел бы сделать что-то хорошее для страны.

Менять систему, находясь внутри нее, — труднее и важнее, чем критиковать ее, находясь за ее бортом. Прохорова, в отличие от Миронова, имеет смысл обсуждать.

Проблема заключается в том, что Прохоров, похоже, не занимается сам своей избирательной кампанией. Ею занимаются Андрей Дунаев и Рифат Шайхутдинов. Последний, пиарщик и депутат от ЛДПР, уже давно под чутким руководством Суркова борется против «оранжевых» революций (даже издал в сурковской «Европе» книжку на эту тему).

Собственно профессиональную квалификацию этих двоих я вообще не стану обсуждать — скажу только, что пиар-достижения Яценюка на последних украинских выборах не впечатляют. Дело в другом. Это вообще смешно, чтобы вместо самого политика его партией занимались пиарщики. Это как если бы вместо полководца его армией руководили приглашенные со стороны консультанты. Место пиарщика, в лучшем случае, — в советниках, тем более российского пиарщика, который думает только об одном — как больше освоить бабок, любыми путями, от разведения клиента на рекламу до продажи мест в списке.

Закончу, впрочем, неожиданно. Выборы Матвиенко дискредитируют не власть. Выборы Матвиенко дискредитируют идею всеобщего избирательного права в нищей стране. Можно до хрипоты кричать, что вот завезли курсантов, зазывали людей на выборы дешевой едой — ну да, наши избиратели продают свое избирательное право за чечевичную похлебку. И если не устраивать им липовые выборы, на которых похлебку раздают, то они на настоящих выборах будут голосовать за тех, кто ее хотя бы обещает. То есть за жириновских вместо матвиенок.

Вот представьте себе, что в России голосуют не 100 с лишним миллионов избирателей, а, скажем, несколько сот тысяч миллионеров. Замечу сразу, что в этот список миллионеров не попаду ни я, ни большинство либеральных публицистов. Зато туда попадут и следователи Карпов и Кузнецов, и «испытывающий горечь» Владлен Степанов, и прочие фигуранты дела Магнитского, и все путинские архикоррупционеры. Но при этом другую половину этого списка составят зажиточные люди, которые ненавидят режим и которых не купишь за дешевое кафе на избирательном участке. Не факт, что «Единая Россия» не победила бы, но рубка была бы жуткая. А сейчас — кто будет рубиться за свободные выборы, на которых победит ЛДПР или КПРФ?

Да что там несколько сот тысяч! Представим себе, что список избирателей в России ограничен 100 самыми влиятельными людьми. От Сечина до Дерипаски и того же Прохорова. И как вы думаете, какие шансы у Путина победить на таких выборах?

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments