Как Роман Абрамович из любителя балета стал продюсером шумных постановок.  Окончание ……

Как Роман Абрамович из любителя балета стал продюсером шумных постановок.  Окончание ……

Весна на Большой Дмитровке

Директором MARTa стала Софья Капкова, с 2015 по 2018 год руководившая фестивалем Context. Diana Vishneva. Как написано на сайте фонда, своей задачей MART ставит поддержку современной российской культуры за рубежом. Фонд проводит гастроли, а также заказывает и продюсирует новые произведения искусства. Пока геокультурные связи MARTa в основном проложены по маршруту Москва — Израиль.

В 2020 году фонд провел в Тель-Авиве одноименный фестиваль культуры MART. Хотя фестиваль и фонд привезли в Израиль спектакли «Гоголь-центра» и Театра Резо Габриадзе, БДТ и молодежной оперной программы Большого театра, особое внимание и главная симпатия MARTa — балет и современная хореография.

«Язык танца не нуждается в переводе, он понятен зрителям любой страны, — объяснила Forbes Софья Капкова приоритеты фонда. — Мы сфокусированы именно на современной хореографии как на том направлении, которое сейчас активно развивается».

В декабре 2018 года, к столетию Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко по инициативе его директора Антона Гетьмана был сформирован попечительский совет, куда вошли Аркадий Ротенберг, Полина Юмашева, Александр Клячин, Софья и Роман Троценко и Роман Абрамович (взнос попечителя — 10 млн рублей). Как объяснил Антон Гетьман, пожертвования меценатов и взносы спонсоров составляли до 11% театрального бюджета МАМТ. Театр привлекал меценатов своей репутацией центра новой хореографии.

В ноябре 2020 года Департамент культуры Москвы назначил новым директором МАМТ Андрея Борисова, прежде бывшего директором Пермской оперы. А директора МАМТ Антона Гетьмана перевел в «Новую оперу». К декабрю 2020 года оказалось, что ни один попечитель Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко из числа бизнесменов не продлил своего членства в совете. Попечители исчезли, не уплатив взносов на новый сезон.

Зато в Музыкальном театре появилась Софья Капкова, директор MARTa.

«Это параллельные процессы: работа фонда MARTa и участие Романа Аркадьевича как попечителя театра. Они не взаимно заменяют, а дополняют друг друга», — говорит Антон Гетьман. На своей новой должности в «Новой опере» Гетьман формирует совет попечителей. Среди меценатов, давших согласие, — Роман Абрамович, Аркадий Ротенберг, Сергей Братухин, Виктор Харитонин. Пока совет только собирается, MART уже вовсю работает в «Новой опере». Фонд — стратегический партнер проекта Dance Residence до 2025 года.

MART и новая хореография

Перестав быть попечителем МАМТ, Роман Абрамович стал ходить в этот театр едва ли не чаще, чем прежде. Он поладил с новым директором Андреем Борисовым, его знакомым еще по Перми, и пообещал худруку балета французу Лорану Илеру, что поддержит новые постановки. Во многом благодаря этому обещанию Илер вернулся из Парижа в Москву, продлив контракт с театром еще на три года.

За 2021 год фонд MART спродюсировал в МАМТ две громкие премьеры — балет Шарон Эяль Autodance и балет «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева в постановке Максима Севагина — и заявил третью в конце сезона.

Работы израильтянки Эяль Москва впервые увидела в 2014 году на фестивале «Золотая маска». Шарон Эяль — бывшая танцовщица гаги и штатный хореограф Batsheva Dance Company. В 2013-м Эяль вместе со своим постоянным соавтором и мужем Гаем Бехаром основала компанию L-E-V. Они много ставят в театрах Скандинавии, Германии, постоянные гости балетных фестивалей во Франции. С труппой сотрудничает креативный директор дома Christian Dior Мария Грация Кьюри. Критики отмечают: несмотря на то что все балеты Эяль и Бехара устроены одинаково — в черной коробке сцены, в мутном свете под техно-музыку движутся лишенные пола полулюди-полуроботы, выворачивая свои тела, как гуттаперчевые куклы, — хореографы всякий раз умудряются вызывать своими балетами целую гамму эмоций.

Антон Гетьман вспоминает, как весной 2019 года в театр на Большой Дмитровке пришла Софья Капкова с записью балета Autodance, поставленного Шарон Эяль в Гетеборгской опере, c предложением перенести балет на сцену Музыкального театра. Глава балета МАМТ Лоран Илер посмотрел запись и идею одобрил. Сколько стоил перенос, ни театр, ни фонд MART не раскрывают.

MART оплатил значительную часть стоимости постановки», — говорит Антон Гетьман. Согласно данным портала коммерческих и государственных закупок zakupki.contur.ru, гонорар хореографа за право исполнения спектакля составил 626 276 рублей.

В балете участвуют 14 танцовщиков: 30 с лишним минут шеренги на высоких полупальцах камлают под пульсирующие звуки рейва. Солисты смешаны с кордебалетом, выступая единой биомассой, как волнующийся океан «Соляриса». Autodance — это гимн обреченности людских стремлений «вый­ти из себя», из тела, избежать биологического конца, он возвращает человечество в эсхатологическое средневековье.

Критики сошлись во мнении: вряд ли какая-либо другая балетная труппа в России сможет справиться с такой вычурной, антиакадемической хореографией.

Пять лет работы Лорана Илера во главе балета МАМТ принесли свои плоды. Премьер Парижской оперы, опытный педагог-репетитор Илер сумел развить у танцовщиков своей труппы невероятно широкий кругозор, привить им вкус к современной хореографии.

Триумфальную премьеру Autodance в МАМТ выпускал весной 2021 года уже новый директор Андрей Борисов. И на волне успеха утвердил 23-летнего Максима Севагина, танцовщика, блеснувшего в балете Эяль, и начинающего хореографа, поставить балет Прокофьева «Ромео и Джульетта». Режиссером стал Константин Богомолов. Полностью переписав либретто, он заменил трагедию Шекспира на фельетон о современных нравах, не оставив ни одной героической смерти, не дав героям ни малейшего шанса на великодушие и благородство.

Действие балета происходит в огромном золотом кубе, где запертые люками-гильотинами (сценограф — Лариса Ломакина), среди проекций режиссерского текста герои предаются разнообразным порокам. Собственно танец в происходящем уходит на второй план. Балетная критика выпустила разгромные статьи, а публика выкупила все билеты на спектакль. Премьерный блок прошел при полном аншлаге.

Идею поставить балет Прокофьева Лоран Илер обсуждал еще с Антоном Гетьманом. К «Ромео и Джульетте» театр вернулся уже с новым директором и после того, как худрук балета Лоран Илер продлил свой контракт. «Возник вопрос, как выпускать спектакль. Театр не зарабатывает. Болезненная ситуация с попечительским советом, — рассказывает помощник генерального директора по корпоративным отношениям Елена Касьянова. — Этически непросто было обратиться к Роману Абрамовичу, который в тот момент только вышел из попечительского совета. И тогда у нас возникла идея предложить фонду MART копродукцию, сделать первый совместный продукт». Идея участвовать в проекте Абрамовичу понравилась. Фонд MART оплатил процесс создания и производства балета (бюджет спектак­ля — около 75 млн рублей) и получил право на проведение гастролей. В планах — Нью-Йорк, Лондон и Тель-Авив.

«Здесь нет подмены. Роман Абрамович не занимается художественным руководством театра, — объясняет директор Андрей Борисов. — Но, поддерживая те или иные проекты, он влияет на его художественную политику». По мнению Борисова, участие Абрамовича в постановках — своего рода индикатор качества. «Если идея спектакля плоха, неинтересна, не цепляющая, Роман Аркадьевич не будет вкладываться. Он поддерживает не столько театр сам по себе, сколько конкретных артистов. Ему интересна творческая команда, от которой можно ожидать художественный результат. Это ясная точка зрения, понятная мне оптика», — говорит Борисов.

На июль 2022 года в Музыкальном театре запланирована новая копродукция с фондом MART — мировая премьера балета Шарон Эяль. 

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments