Чат неактивен

ЖИТЕЛИ ДЕРЕВНИ САГРА под Екатеринбургом дали вооруженный отпор карателям, выбили …

ЖИТЕЛИ ДЕРЕВНИ САГРА под Екатеринбургом дали вооруженный отпор карателям, выбили их вон, отстояв родные дома, а потом — засели в долгую оборону, сдерживая наступление превосходящих сил представителей власти всех “ведомств” и “эшелонов”, слетевшихся на кровь. Доказывая, что правы. Защищая свое право на жизнь. Щетинясь недобрыми улыбками уверенных в себе людей. Держась молодцом на своей земле.

Что произошло?

На Урале вспыхнуло восстание.

Это восстание русских простых мужиков, “деревенщины”, низов — тех, кого принято вычеркивать из этого мира, не принимать всерьез, обходить в своих бравурных партийных отчетах, в своих паршивых “твиттер”-революционных планах.

Это восстание горстки доведенных до предела терпения людей против всего несправедливого мироустройства, в котором оказались понамешаны наркобарыги, чинуши, бандиты, менты, либеральное отродье, официозные шулера-пропагандисты — весь тот мир, который лез в их дом, пёр через телеэкраны, не давал прохода на улице, стрелял и впаривал, давил и прижимал к ногтю. Мужики долго запрягали, а потом пробудились, поднялись, поглядели друг другу в глаза, поняли, что их уже немало — целых девять человек! — и вышли сопротивляться собственной гибели, защищая всё то немногое, что у них еще осталось.

Восстание это началось не в момент стрельбы. Деревня поднялась раньше — когда невыносимо ей стало уже жить жизнью наркопритона. Люди обнаружили у себя под боком источник мерзости. Поначалу стремились не глядеть, привычно отводить глаза, как их учили двадцать лет. “Моя свобода кончается там, где начинается…” Не вышло — слишком прожорливой оказалась мерзость. Разъедала, выбивала по одному, ходила по-хозяйски. Решили тогда договориться по-хорошему, еле сдерживаясь, потому что сил терпеть больше не было. Но героиновая смерть корчилась в гримасе, щурилась веселым цыганским глазом, плевала в лицо.

И тогда решено было выбить ее вон, скинуть позор с деревни, очиститься от скотства и вони. Смерть медленная обернулась гибелью быстрой — от ножа и пули. Головорезы ехали наказывать деревню. Всю разом, скопом — чтоб другим неповадно было выступать, дергаться, вякать. Ехали на показательную казнь, на лютое дело, чтоб все вокруг узнали и содрогнулись.

Кто ехал? Бог поймет. Сейчас подсчитывают в лиходеях инородную кровь, счисляют в процентах, составляют списки. Но ясно, как божий день: кто бы ни ехал в той “зондеркоманде”, они несли с собой смерть. И мужики, высыпавшие с берданками за околицу, впереди родных домов, держали в мушке прицела не чьи-то горбатые носы или небритые подбородки, а лица своих убийц. Акцент и разрез глаз на скорость пули не влияет. Вылезли б из машин русские — палили бы по русским. Выползли бы марсиане — дали бы отпор марсианам. И дадут ещё, кто бы ни сунулся.

НАМ ДОЛГИЕ ГОДЫ ВПАРИВАЛИ мысль, будто русский народ помер. Лишился пассионарности, превратился в живой труп, изошел на нет. Многие и правда поверили, что русская деревня вся целиком покрылась кладбищенскими крестами. Привычный образ русской глубинки, сформированный в головах самых разных людей, подчас идеологических врагов, таков: синюшная пьянь, шляющаяся в поисках чего бы стырить или выпить. Другой стереотип про деревенских — дачники, выползшие на свои шесть соток, безмозглые обыватели, “овощи”.

Глядя на смерть русского мира, самые подлые злорадно потирали руки, самые честные горевали навзрыд. В этой перегарной рванине, в расхлябанности, себялюбии, мещанской пошлости угадывали мы, ужасаясь, деградацию всей России. Откуда возьмется сила? Кто выкажет способность к сопротивлению? Упадок, хворь, атрофия любых гражданских чувств и страстей.

И вот оказалось, что чушь всё это. Что русский народ жив, сопротивляется, не поддается тлену, стряхивает с себя морок. Мы увидели вдруг, что русский народ вооружен и готов отстаивать свою честь и жизнь от всякой шелупони. Мы разглядели, что русские умеют солидаризироваться, мыслить и действовать в коллективе, стоять друг за друга, не желая пропадать поодиночке. Мы стали свидетелями того, как после жаркого боя эти нехитрые мужички, их жены и дети не сложили рук, не разошлись по углам, а сплотились еще раз и пошли на изматывающую бодягу со всевозможными “органами власти”.

Власть приперлась в деревню: опоздавшая на вечность, несвоевременная, неадекватная, неповоротливая. Менты схватили первого попавшегося, потом отпустили. Чиновники, только спустившись с Луны, принялись расспрашивать с лицами простаков, а что такого тут произошло.

Произошло то, что народ вдруг смог без власти.

подробнее

…Страшно думать, что вся Россия — одна Сагра. Но нужно знать, что у каждого есть своя околица, дальше которой ты никого не пропустишь, покуда жив. С властью или без, ты защитишь дом, деревню, страну. И на последнем рубеже ты не останешься один.
Денис Тукмаков

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments