Чат неактивен

Симские боевики и последние дни Царя

Привет Всем!

Недавно я, ознакамливаясь с историческими подробностями о гибели царской семьи, натолкнулся на интересную информацию касающуюся участия наших предков (симачей) в тех бесславных событиях 1918 г.

Оказывается, что весьма активное участие в транспортировке царской семьи из Тобольска в Екатеринбург принимали симские и миньярские боевики. Напомню что в начале 20 века Симский горный округ являлся одной из наиболее активных зон действия БОЕВЫХ ОРГАНИЗАЦИИ НАРОДНОГО ВООРУЖЕНИЯ (БОНВ).

Для информации:

БОНВ – вооруж. формирования, создававшиеся полит, партиями различных направлений (преим. большевист.) в нач. 20 в. для борьбы с самодержавием. Впервые возникли в 1902 по инициативе чл. партии социалистов-революционеров для ведения террористич. действий. По структуре БОНВ представляли собой боевые дружины, раздел, на сотни и десятки. В боевых орг-циях всех полит, партий имелись разведчики, бомбисты, связисты, санитары. По составу БОНВ были парт, и смеш. (в к-рые входили и беспарт, революционеры), их социальную базу составляли рабочие и представители интеллигенции. В БОНВ, имевших свой устав, где были определены задачи, порядок вступления и обязанности чл., принимались лица не моложе 16 лет (преим. муж. пола), имевшие опыт рев. борьбы, по рекомендации парт, орг-ций или 2 боевиков.

К кон. 1905 боевые дружины насчитывали на Миньярском и Симском з-дах по 20—30 боевиков. На вооружении дружины (рук. Я. Г. Заикин), созданной при Миньярской окружной орг-ции РСДРП, имелось 30 винтовок, знач. кол-во револьверов, неск. ящиков патронов. Рабочие Миньярского з-да ковали пики и клинки, отливали бомбы. Оружие и боеприпасы в Миньяр поступали из Ижевска и Уфы (1906), добывались путем экспроприации. Записавшиеся в дружину обучались боевым навыкам, стрельбе. В 1906 Урал, штабом БОНВ был разработан план, по к-рому в случае воен. действий базами отрядов должны стать рабочие поселки горных округов. В Симском округе организацией БОНВ занимался И. С. Кадомцев, сотником симской дружины был М. В. Гузаков. Вооруж. группа, действовавшая с кон. 1905, в дек. выезжала на помощь восставшим рабочим Москвы (прибыла, когда восстание было уже подавлено).

В отряд симских рабочих (рук. М. В. Гузаков и В. А. Чевардин) входили И. М. Мызгин, А. Ф. Салов, В. Я. Харьков, А. А. Чевардин, П. В. Гузаков, П. С. Головяшкин, И. М. Булыкин, Г. Леонов, Н. С. Гнусарев, К. А. Мя-чин, В. Лаптев и др. Симские боевики наладили выпуск бомб, экспроприировали динамит на стр-ве ж.-д. моста близ Усть-Катавского з-да, убили провокатора Шельцова; в 1906 инициировали вооруж. столкновение во время т. н. «Симского бунта» (см. Расстрел симских рабочих).

Мн. боевики, в т. ч. Гузаковы, Лаптев, А. А.Чевардин, были арестованы; М. Гузаков и В. Лаптев повешены в Уфим. тюрьме (24 мая 1908). С симскими и миньярскими боевиками поддерживала тесную связь дружина Ашинского з-да под рук-вом большевика И. Опарина. С разгромом рев. орг-ций и спадом рев. движения деят-сть БОНВ была свернута на терр. России (за исключением Юж. Урала); отд. боевые группы действовали до 1909. В 1907— 10 в результате террористич. деят-сти совершен ряд покушений, направл. преим. на представителей администрации и полиции. Так были ограблены артельщики Симского з-да П. К. Апаров и П. Д. Салов, к-рые везли 36 тыс. руб. на зарплату рабочим и служащим (13 июня 1908); совершено покушение на управителя Аша-Балашовского з-да инж. П. Н. Кучкина (28 нояб. 1908); на Симском з-де – покушение на жизнь пом. управляющего Александрова.

Воссоздание БОНВ началось после Февр. рев-ции. Фактически БОНВ Южного Урала стали основой 2-й и 3-й армий Восточного фронта красных. По данным Уфим. комиссариата, в июне 1918 дружины насчитывали в Аше — 1000, Миньяре – 2000, Симе – 1000 чел. Они вели первые бои с контррев. силами на Юж. Урале (против формирований А. И. Дутова, при подавлении эсеровских мятежей); участвовали в рейде по тылам белых Уральской партизанской армии Блюхера – Каширина; были гл. силой при подавлении выступления Чехословацкого корпуса. БОНВ были распущены по приказу преде, высшей воен. инспекции РККА Н. И. Подвойского (от 7 июня 1918) в связи с организацией регулярной Кр. армии. Опыт подпольной деят-сти БОНВ использовался после Окт. рев-ции в работе ВЧК и милиции. Некоторые из боевиков стали военачальниками, П. В. Гузаков возглавлял губерн. ЧК на Урале и в Сибири.
А. П. Моисеев, Л. С. Юдина

Ист.: О боевых организациях народного вооружения Южного Урала в 1917-1918 гг. / Э. С. Кадомцев // На Южном Урале : воспоминания… М., 1958; От боевых организаций народного вооружения к регулярной Красной армии / Э. С. Кадомцев // В боях и походах: воспоминания… Свердловск, 1959.

Наиболее активную руководящую роль в симских БОНВ сыграли братья Гузаковы.

Михаил Васильевич (1885-1908), участник болшевист. подполья. Из семьи пом. лесничего Симского горного округа. После окончания ремесл. школы работал на Симском з-де. Участвовал в деят-сти подпольных кружков Е. П. Харткевича и Л. М. Кибардина. Организатор забастовки рабочих кирпичного и кузнечного цехов (1903). С 1904 возглавил подпольную болыиевист. группу, а в 1905 создал боевую рабочую дружину рабочих з-да. Был причастен к вооруж. восстанию в Симе (сент. 1906). Арестован жандармами в Уфе (4 дек. 1907), повешен по приговору воен. суда в Уфим. тюрьме.

Павел Гузаков – в сент. 1906 являлся одним из организаторов вооруж. восстания в Симе против усилившейся реакции и арестов революционеров. Был арестован, отбывал наказание в Уфим. тюрьме, осужден на 8 лет лишения свободы. С братом Петром Васильевичем находился в Тобольской каторжной тюрьме, позднее был сослан на каторгу в Нерчинск. Работал на стр-ве Амурской ж. д. Бежал в Китай, позднее выехал в Европу. Жил в Париже. Работал на ряде заводов, поддерживал связь с франц. социалистами. С нач. 1-й мир. войны записался во франц. легион, воевал на стороне Антанты. В 1916 во время сражения пропал без вести.

И третий брат – Петр Гузаков – именно он был командиром красногвард. отряда, к-рый был задействован в перевозке Николая II из Тобольска в Екатеринбург.
В 1906 за участие в вооруж. восстании на Симском з-де приговорен к 8 годам тюремного заключения, после побега (1909) выехал за границу. Учился в Болонской «школе социальных наук». После возвращения в Россию вел нелегальную деят-сть в Вятке, Казани, Златоусте, Уфе. В 1911 вновь арестован и отправлен в Петербург, где 2 года провел в Петропавловской креп., был осужден на 6 лет каторжных работ. В 1916 вышел на поселение в Иркутскую губ., работал слесарем на золотых приисках. После Февр. рев-ции (1917) снова на Южном Урале. Создатель и рук. Симского окружного к-та РСДРП(б), Совета рабочих деп., красногвард. отрядов. Воен. комиссар, инициатор национализации Симского горного округа. В период выступления Чехословацкого корпуса зам. команд. Самаро-Оренб. фронтом; нач. воен. контроля Пятой армии красных, активной части особого отдела Восточного фронта. В 1920-23 предс. Омской, Башк., Курской ЧК. В 1923-25 секр. Курского губ-кома партии, в 1925-27 – управляющий делами ЦК ВКП(б). Позднее находился на руководящей хоз. работе: возглавлял Всесоюз. центр радиовещания (АО «Радиопередача»), з-ды НК обороны (№ 8 орудийно-арсенального треста, № 8 гражд. воздушного флота), НИИ лесной пром-сти. Репрессирован, 5 лет провел на Колыме.

Перевозкой царской семьи занимался уполномоченный ВЦИК Яковлев Василий (он же Мячин К.А. http://www.hrono.info/biograf/bio_ya/yakovlev_vasvas.html) под его началом для обеспечения сохранности “багажа” как раз и был отряд Петра Гузакова с симскими и миньярскими боевиками в своем составе. История убийства царской семьи и последних месяцев их жизни весьма запутанная. (для интересующихся довольно много информации тут: http://ei.pravaya.ru/content/blogsection/1/2/). Однако однозначно ясно что существовало тогда противоборство самых разных сил за “обладание” последним что осталось от монархии – царем и его наследником.

Факт участия симских боевиков подтверждается имеющейся телеграммой Яковлева к Свердлову:

«Только что привез часть багажа. Маршрут хочу изменить по следующим чрезвычайно важным обстоятельствам. Из Екатеринбурга в Тобольск до меня прибыли специальные люди для уничтожения багажа. Отряд особого назначения дал отпор — едва не дошло до кровопролития.

Когда я приехал — екатеринбуржцы дали мне намек, что багаж довозить до места не надо. У меня они также встретили отпор. Я принял ряд мер и они там вырвать у меня, его не решились. Они просили меня, чтобы я не сел рядом с багажом. Это было прямым предупреждением, что меня могут тоже уничтожить. Я, конечно преследуя цель свою, чтобы доставить все в целости, сел рядом с багажом.

Зная, что все екатеринбургские отряды добиваются одной лишь цели — уничтожить багаж, я вызвал Гузакова с отрядом. Вся дорога от Тобольска до Тюмени охранялась моими отрядами. Не добившись своей цели в Тобольске, ни в дороге, ни в Тюмени, екатеринбургские отряды решили устроить мне засаду под Екатеринбургом. Они решили, если я им не выдам без боя багажа, то решили перебить нас.

Все это я, а также Гузаков и весь мой отряд знаем из показаний арестованного нами бойца одного из отряда екатеринбуржцев. А также по тем действием и фактам, с которыми мне пришлось столкнуться. У Екатеринбурга, за исключением Голощекина, одно желание — покончить с багажом. Четвертая, пятая и шестая рота красноармейцев готовят нам засаду.

Если это расходится с центральным мнением, то безумие везти багаж в Екатеринбург. Гузаков, а также и я, предлагаем все это перевезти в Симский горный округ, где мы его сохраним как от правого крыла, так и от левого. Предлагаю свои услуги в качестве постоянного комиссара по охране багажа, вплоть до ликвидации. Заявляю от моего имени, а также от имени Гузакова, что за Екатеринбург мы не ручаемся ни в коем случае. Отправить туда под охрану тех отрядов, которые добивались одной цели и не могли добиться, ибо я принял достаточно суровые меры — это безумие. Я вас предупредил и теперь решайте: или я сейчас же везу багаж в Симский горный округ, где в горах есть хорошие места, точно нарочно для этого устроенные, или я отправляюсь в Екатеринбург. Теперь за вами слово. (Эту фразу Яковлев зачеркнул – П. М.) И за последствия я не ручаюсь. Если багаж попадет в руки, то он будет уничтожен. Раз они шли на то, что если придется погубить меня и мой отряд, то конечно, результат будет один. Итак, отвечай: ехать мне в Екатеринбург, или через Омск в Симский горный округ. Жду ответа. Стою на станции с багажом».

Но до Сима они все-таки тогда не доехали, т.к. Свердлов отдал жесткий приказ Яковлеву – скрытно везти семью в в Омск (телеграмму же Яковлев писал из Тюмени куда он прибыл из Тобольска) и уже оттуда в Екатеринбург.

Вот такие интересные факты из истории… :read:

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Запись опубликована в Без рубрики. Закладка ссылка.
Subscribe
Уведомлять
4 Комментарий
самые старые
самые новые наиболее популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Lapteva
11 лет назад

Внимательно читаю :

Jan4ik
11 лет назад

o4en’ interessnie sobitija opisani w knige Ivana Mizgina(ne ywerenna w imeni autora) ” ne Bog, ne Zar’ i ne Geroj”. :)

fractal O
10 лет назад

спасибо за информацию, некоторые факты я не знал в тонкостях, теперь все встало на свои места…

30 апреля 1818 г. поезд из Тюмени с Николаем II, Александрой Федоровной и Марией Николаевной прибыл на станцию Екатеринбург- II. Здесь пленники были переданы комиссаром В. Яковлевым представителям Уральского областного совета, что запечатлено на картине Пчелина В. Н. На ней (слева направо): Авдеев А. Д.— первый комендант Дома Особого Назначения, Голощекин Ф. И,—член Уралобкома, Белобородов А Г.— председатель Уралобкома. Дидковский Б. Б.—член Уралсовета, Яковлев В. В., Николай II, Александра Федоровна, Гузаков П. В.— помощник В. Яковлева, Мария Николаевна—дочь Николая II.

VAM
VAM
10 лет назад

“elpablo”:
Если это расходится с центральным мнением, то безумие везти багаж в Екатеринбург. Гузаков, а также и я, предлагаем все это перевезти в Симский горный округ…..
Я вас предупредил и теперь решайте: или я сейчас же везу багаж в Симский горный округ, где в горах есть хорошие места…………..

.
Респект. Про вариант доставки в Симский округ не знал…..