Чат неактивен

Последнее слово воздушного аса

Начало Великой Отечественной войны сложилось крайне тяжело для Красной Армии. Поражения следовали одно за другим, успехи были редки – «учеба» давалась дорогой ценой. Источником сведений о грозном противнике становились допросы военнопленных, которые первое время попадали в руки красноармейцев тоже нечасто. Тем ценнее были опытные солдаты врага, попавшие в плен – таким, несмотря на невысокое воинское звание, был сбитый 1 августа 1941 года над Молдавией летчик-истребитель унтер-офицер Хорст Бохманн (Horst Bochmann).

Фотография допроса унтер-офицера Хорста Бохманна (кадр из киножурнала «Фронтовая Иллюстрация»)
Допрос захваченного в плен немецкого летчика, служившего в штабе II группы истребительной эскадры JG 77 интересен и тем, что до наших дней сохранились сделанные на месте события фотоматериалы. На них немец запечатлен уже в качестве военнопленного. Судя по тому, что дальнейшая его судьба не прослеживается – это его последние прижизненные фото. Попробуем разобраться в этом маленьком эпизоде большой войны (протокол допроса приведен с сохранением орфографии оригинала).

«Опрос пленного 3.8.41 г.
Бохман Гост Эмильевич – немец, захвачен в плен в районе Карманово 2.8.41 г.
Пленный Бохман рождения 1917 г. 22.7 г. Кемнец – Саксония.
Рабочий, образование – среднее, холост, на его иждивении числятся – отец и мать, имеет 2-х сестер и брата, член организации «немецкий рабочий фронт», в обязанности которой входит – поднятие культурного уровня рабочих. В организацию вступил помимо своего желания, невступление в данную организацию грозило безработицей.

Капрал, летчик на истребителе, окончил летную школу в Фютре в июне 1940 г., где проучился полтора года, в армии три года и 9 мес. Принадлежит 4 отряду 77 истребительной эскадры. Эскадра состоит из 8 отрядов, в каждом отряде 12 самолетов «Мессершмит» 109 – скорость самолета – 450–500 км. в час, радиус действия 800 км. Самолет вооружен 2 пушками 20 мм, 2 пулеметами 7,9 мм калибр.

Аэродромы расположены – 1-й в районе Сангера, что юго-восточнее Кишинева, на котором в день вылета находилось 20 самолетов, 2-й северо-восточнее Кишинева 5 км. Сколько самолетов на этом аэродроме – не знает. Прибыл на фронт 29.7.41 г. в Кишинев из госпиталя. Имеет награды – 2 креста за военные действия в Греции и Англии.

При полете на нашу сторону имел задачу – патрулировать в районе наступления своих войск на Дубоссарском направлении.

Выражает сомнение в победе Германии, говорит: «Мы потеряли империалистическую войну, после которой жилось плохо, и я предвижу, что война эта закончится тяжелыми последствиями для Германии». Солдаты не хотят войны. Румынское население относится по-разному, но основная масса озлоблена на немцев. Жизнь в Германии хорошая, хотя по карточкам, но можно получить всё, рабочие хотят фашистского правительства. По его мнению, теперь лучше жить, чем до 1933 г., рабочие объединены в рабочий фронт. Воевать с русскими пошли из-за того, чтобы улучшить свою жизнь».

Архивная копия протокола допроса унтер-офицера Хорста Бохманна из фондов Центрального архива МО РФ
Прежде всего, привлекает внимание само содержание допроса унтер-офицера Бохманна – Красная Армия только училась воевать, и первичный опрос пленного произведен довольно беспорядочно. Немецкому пролетариату, который по советской предвоенной теории, вот-вот должен был восстать против нацистов, в нем уделено больше внимания, чем характеристикам самолетов люфтваффе, их численности, базированию, именам командиров и т.п. К сожалению, установить, в какой воинской части допрашивали летчика, не удалось. Судя по всему, хотя документ и обнаружен в фонде ВВС Приморской Армии, это было какое-то стрелковое подразделение, оборонявшееся в районе Григориополя.
О чем рассказал немецкий летчик? Что он исказил, о чем предпочел умолчать?

Согласно немецким источникам, Хорст Бохманн родился 22 февраля 1917 года в Хемнице (Chemnitz) – одном из крупнейших промышленных центров Германии, расположенном в Саксонии. Судя по всему, летному делу он обучался в городе Фюрт (Fürth), Бавария, где дислоцировалась немецкая 4-я школа летчиков-истребителей (Jagdfliegerschule 4).

Немецкая истребительная эскадра JG 77 под командованием майора Готтарда Хандрика (Gotthard Handrick), чемпиона Олимпийских игр 1936 года в пятиборье и ветерана гражданской войны в Испании, летом 1941 года состояла из штабной эскадрильи и трех авиагрупп, каждая из которых насчитывала три эскадрильи. Однако в данном случае претензий к словам Бохманна о том, что эскадра состоит из восьми эскадрилий (отрядов) быть не должно – с самого начала войны группа I./JG 77 действовала в Норвегии с аэродрома Ставангер-Сола против британской авиации. В Молдавии, соответственно, воевали Stab, II./JG 77 и III./JG 77, сосредоточившиеся к концу июля – началу августа в районе Кишинева. Упомянутый «аэродром Сангера» на самом деле находился у села Сынджера в окрестностях Кишинева, и в советских документах значился как аэродром Ревака. Теперь там находится Кишиневский международный аэропорт.


«Мессершмитт» Bf 109E-4 из штабного звена авиагруппы II./JG 77.

Молдавия, лето 1941 года Относительно численности и характеристик самолетов 77-й эскадры слова пленного вполне можно назвать близкими к действительности – с начала боевых действий против СССР и до августа безвозвратные потери составили не менее 24 «мессершмиттов», еще полтора десятка машин нуждалось в серьезном ремонте. Таким образом, потери за пять недель боев составили около половины штатной численности авиагрупп, с чем указанное число «20 самолетов на одном аэродроме» очень неплохо совпадает.

На вооружении авиагруппы II./JG 77 летом 1941 года состояли в основном Bf 109E-4 и Bf 109E-7, действительно вооруженные двумя 20-мм крыльевыми пушками и двумя синхронными 7,92-мм пулеметами. Это были довольно «пожилые» истребители, подлежащие замене на новые Bf 109F-4, которые уже получила III./JG 77, однако вряд ли их скорость упала ниже 500 км/час, как показал пленный.

Что абсолютно логично, меньше всего унтер-офицер Бохманн рассказал о своих достижениях, хотя он был результативным летчиком – но, судя по всему, его не особенно и спрашивали. Свою первую и единственную на западном фронте победу Хорст Бохманн одержал 1 февраля 1941 года, сбив над Ла-Маншем в 35 км северо-западнее французского Морле (Morlaix) патрульный торпедоносец-бомбардировщик «Бофорт» из 217-й эскадрильи Берегового командования Королевских ВВС Великобритании. Забавное совпадение, но это произошло ровно за полгода до окончания карьеры Бохманна как летчика-истребителя.

С первых дней операции «Барбаросса» молодой унтер преуспел, и на момент попадания в плен успел заявить о 13 победах над советскими самолетами. Это был лучший результат начала кампании в группе и один из лучших в эскадре – лишь обер-фельдфебель Райнхольд Шметцер (Reinhold Schmetzer) и обер-лейтенант Курт Уббен (Kurt Ubben) из III./JG 77 к 1 августа заявили 18 и 21 победу над ВВС РККА соответственно.


Бомбардировщик СБ 2М-103 из состава 5-го скоростного бомбардировочного авиаполка, лето 1941 года
27 июля Бохманн в результате ошибки пилотирования произвел вынужденную посадку в районе Кишинева, и, видимо, с легкими травмами попал в госпиталь, из которого был выписан в упомянутый в допросе день 29 июля. Однако о том, что в боях он участвовал с 22 июня, летчик предпочел не сообщать.

К сожалению, обстоятельства последнего вылета Хорста Бохманна не освещены ни в протоколе допроса, ни в сохранившихся немецких документах. Днем 1 августа, в 12:00 по берлинскому времени, он заявил об уничтожении истребителя И-153, который стал его 12-й победой, а вечером, в 17:55 и 17:56 завершил свой счет двумя бомбардировщиками СБ.

Из советских документов известно, что бомбардировщики Пе-2 и СБ из состава 5-го СБАП с 16:45 несколькими группами атаковали переправы через Днестр и скопления немецких войск в районе сел Душка и Дороцкое, расположенных в 5–7 км западнее Григориополя. Советские экипажи отметили в районе цели атаку трех Ме-109, однако ни о потерях, ни о победах в документах 5-го СБАП данных нет. Скорее всего, Бохманн атаковал девятку СБ из 5-й эскадрильи полка, которые бомбили скопление немецких войск, и был подбит ответным огнем стрелков. Его самолет Bf 109E-4 W.Nr. 3764 с черным угловым шевроном на борту совершил посадку на советской стороне в районе Григориополя, а летчик был взят в плен.


Допрос окончен, и унтер-офицер Бохманн с другими пленными (принадлежащими к пехоте) отправляется в тыл
По некоторым данным, Хорст Бохманн был сбит в бою с парой истребителей И-16 из состава 69-го ИАП, которую вел старший политрук Семен Андреевич Куница. Действительно, хотя полк и базировался в Одессе, одна из его эскадрилий воевала в это время севернее, в Молдавии. Однако, документы 69-го ИАП за начальный период войны не сохранились, и версия о причастности старшего политрука Куницы остается лишь версией.

Так закончилась военная карьера подававшего большие надежды летчика-истребителя, отправившегося «воевать с русскими… чтобы улучшить свою жизнь», и подобно многим завоевателям, нашедшего в России свою могилу. Где именно закончил свой жизненный путь ас люфтваффе Хорст Бохманн, неизвестно – по немецким данным, он до сих пор числится пропавшим без вести…

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments