Чат неактивен

Пол Маккартни устроил в «Олимпийском» пляски, братание и фейерверк

Сэр Пол Маккартни на продолжавшемся два с половиной часа концерте в «Олимпийском» в Москве спел все самое главное из своего полувекового репертуара и продемонстрировал неплохое знание русского языка, передает корреспондент РИА Новости.

Свое общение с московской публикой он начал с фразы «Привет, чуваки, как дела?», а закончил словами «Нам пора домой! Увидимся снова!» В тех случаях, когда словарного запаса не хватало — например, когда надо было рассказать, как здорово Джордж Харрисон играл на укулеле, — экс-битл переходил на английский, но на экранах оперативно появлялся перевод. Но чаще всего музыкант просто посылал в зал воздушные поцелуи, складывал из ладоней сердечки, корчил рожи, показывал пантомиму и дурачился, заставляя партер повторять всевозможные рулады и едва ли не лаять и всячески демонстрируя свое умение с легкостью, буквально одним пальцем манипулировать стадионами.

Концерт, задержавшийся почти на два часа, рванул с места в карьер песней Magical Mystery Tour, но темп набрал не сразу: в начале до боли знакомые хиты вроде All My Loving или Got to Get You Into My Life перемежались относительно новыми композициями, в ходе которых люди постепенно свыкались с мыслью, что перед ними — действительно живой Маккартни.

Сэр Пол, правда, уже приезжал в Россию, но то были скорее пришествия, чем турне: в 2003 году он пел на Красной площади — но туда было не попасть, в 2004 выступал на Дворцовой — но туда надо было специально добираться. Первый концерт в полном смысле слова он давал в среду в Олимпийском, и было видно, что его ждали: в танцевальном партере, который периодически выводили на большой экран, мелькали приветственные лозунги.

Вторая часть выступления призвана была отдать долг прошлому: Let Me Roll It он посвятил «великому и покойному Джими Хендриксу», Here Today сыграл в память Джона Леннона, Something в честь Харрисона начал с пресловутого укулеле, под Maybe Im Amazed показал свои давние фотографии с детьми, а на Paperback Writer предупредил, что берет в руки ту самую гитару, на которой песня изначально записывалась в 60-ые.

Впрочем, инструменты он и без объяснений менял постоянно, усаживаясь за синтезатор ради Long and Winding Road или хватаясь за банджо, чтобы задать всем жару на Dance Tonight. Пока Маккартни играл и насвистывал, его толстый барабанщик выделывал руками и лицом такое, что ползала хваталось за бока, а остальная половина бросалась повторять.

«Припомните эти движения на ближайшей вечеринке!» — порекомендовал в конце песни сэр Пол.
Начиная с этого момента, концерт двинулся по нарастающей: одна за другой зазвучали песни, которые подавляющая часть зала слушала на пластинках фирмы «Мелодия» и кассетах «Данон» (одноименных йогуртов в стране тогда не было). Теперь все, кто мог, старался запечатлеть происходящее на айпады и айфоны, параллельно осознавая, что чем дальше, тем больше Маккартни становится похож на самого себя из старых добрых времен — с теми же глазами и той же манерой приподнимать брови.

На Ob-La-Di, Ob-La-Da музыканты заставили петь зал, под неминуемую Back in the USSR на трибунах, где не было ни единого пустого места, откуда ни возьмись возникли листы бумаги — кажется, пытались сложить российский триколор, но окончательной ясности не возникло. Под A Day in the Life на центральном экране замелькали психоделические цветы, а катарсис наступил на Let It Be, под загоревшиеся по всем рядам огоньки телефонов.

Но самым мощным аккордом стала Live and Let Die: со сцены внезапно рвануло пламя и взвились фейерверки, загремел натуральный салют, после которого Маккартни еще несколько минут показывал, как у него страшно заложило уши.

Следом — на случай, если кого-то в зале вдруг еще не проняло до слез, — со сцены раздалась Hey Jude. На ее финальных аккордах музыканты стали кланяться, и некоторые зрители даже решили, что пора двигаться к выходу — но не тут-то было.

Сэр Пол вышел снова, размахивая российским и британским флагом. «Ну что, — спросил он, — хотите еще?» Стадион заревел и затопал. Последовали The Word, All You Need is Love и Day Tripper, после которых 69-летний Маккартни, два часа скакавший по сцене, по идее, должен был, наконец, сдаться и распрощаться с публикой. Но он вернулся в третий раз, с совершенно аутентичной интонацией произнес «ой, спасибо, чуваки!» и запел Yesterday.

Под эти звуки люди на трибунах стали обниматься и брататься целыми рядами, а в партере началась школьная дискотека с медляками: прижавшись друг к другу и влюбленно улыбаясь, топтались парочки студенческого вида и грузные мужчины в пиджаках.

И только исполнив на закуску попурри на основе Helter Skelter, сэр Пол поблагодарил всех (от музыкантов и зрителей до водителей грузовиков, перетащивших аппаратуру из Хельсинки), сообщил «Нам пора домой!» и исчез в облаке конфетти.

Источник http://news.mail.ru/culture/7603868/

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments