Чат неактивен

Октябрьское вооруженное восстание в Москве. Басманный район и окрестности (Продолжение)

Итог революционных боев

За эти 7 дней с обоих сторон погибло около 1000 человек. 10 ноября около Кремлевской стены был заложен, фактически известный нам сегодня Некрополь: было захоронено 240 красноармейцев, погибших в дни захвата власти.

Белогвардейцы (не менее 300 погибших) были захоронены около нынешнего метро «Сокол». Скорее всего, не было ощущения того, что власть переменилась, что и позволило провести публичные похороны белых офицеров.

На этих похоронах присутствовал певец Александр Вертинский. Он приехал в Москву на гастроли еще до восстания, и не стал уезжать. Вернувшись после похорон к себе, Вертинский написал романс «То, что я должен сказать», посвященный погибшим юнкерам. Через несколько недель после победы большевиков, Вертинского вызвали в ЧК и потребовали объяснений, почему он написал контрреволюционную песню. После этого визита в ЧК Вертинский уезжает на юг России.

Дополнения

О расстреле в Кремле солдат 56-го запасного полка

В кремлевских подвалах находились под замком революционные солдаты 56-го запасного полка.

Как правило, в советских изданиях рассказывалось о массовом расстреле революционных солдат 56-го запасного полка юнкерами и офицерами, ночью обманом проникшими в Кремль. Сцена расстрела безоружных, полуодетых солдат была красочно показана в советском кинофильме «Сердце России» об октябрьских боях в Москве. Позднее на одном из зданий в Кремле установили мемориальную доску в память о солдатах — жертвах расстрела, якобы учиненного московскими белогвардейцами.

Однако уже в 1990-х гг. на страницах «Московского журнала» появились воспоминания известного русского историка В.С. Арсеньева, бывшего непосредственным участником этих событий. Летом 1917 г. B.C. Арсеньев поступил в Александровское военное училище и стал юнкером. По его словам, когда подразделения юнкеров во главе со своими офицерами заняли Кремль, солдат 56-го полка стали выводить из казарм во двор. Здесь юнкера их строили в шеренги и обыскивали.

В это время с верхнего этажа или с чердака казармы было произведено несколько выстрелов по людям во дворе. Юнкера открыли ответный огонь из винтовок, а затем бросились в казарму. На чердаке они нашли стреляные гильзы и брошенное оружие. Людей там обнаружить не удалось. Во время этой внезапно вспыхнувшей перестрелки пострадали не только солдаты, но и кто-то из юнкеров. Среди солдат, по всей видимости, были и убитые, и раненые. Но массового расстрела, по свидетельству юнкера Арсеньева, не было. После того как стрельба прекратилась, юнкера загнали солдат в подвалы. Там они сидели под замком до тех пор, пока Кремль не заняли отряды ВРК.

Воспоминания товарища Яна Пече “Красная гвардия в Москве в боях за Октябрь”

Предтеча: апрель

В Лефортове рабочие устраивают платные спектакли, отдавая весь сбор на закупку оружия. Рабочие завода Второва отнимают 6 винтовок у караула в Хамовнических казармах. Один из заводов отчисляет от заработка 3000 руб. на нужды МК и покупку оружия. Многие рабочие во всех районах Москвы покупают револьверы, винтовки и даже пулеметы у солдат. Много купленного таким образом оружия является устаревшим и испорченным. Но это не смущает рабочих и штабы Красной гвардии, которые, тем не менее, не срывая инициативу частных начинаний, вводили это дело в организованное русло. Были установлены связи с организациями, работающими в арсеналах (например, Симоновском) и в казармах, увеличив технические возможности захвата оружия в нужный момент. Руководство железных дорог было вынуждено пойти на создание вооруженной рабочей охраны, т.к. после разгона жандармов жел.дор. станции и склады остались без защиты от мародеров. Только на Курской ж.д. дружины рабочей охраны получили из запасов гражданской милиции более 145 винтовок. Часть оружия жел.дор. рабочие захватили при разоружении полиции.

Пече Ян Яковлевич (17.12.1881-24.11.1942) — участник революционного движения в России. Член Коммунистической партии с 1903. Родился в семье батрака. Рабочий в Либаве (ныне Лиепая). После Февральской революции 1917 член Московского комитета РСДРП (б), один из организаторов Красной Гвардии, член её Центрального штаба; участник октябрьских боев в Москве, затем член штаба МВО, первый военком города.

Мы шли к Октябрю

Из воспоминаний участников революционных событий  тт. Демидова, Тулякова и др.

Воспоминания красногвардейцев, участников октябрьских боев, со вступительной статьей и под редакцией О.Н. Чаадаевой Моспартиздат 1934 г.

Завод «Мастяжарт»

Мастерские по ремонту тяжёлой и осадной артиллерии (МАСТЯЖАРТ) основаны по приказу начальника Штаба Верховного Главнокомандующего,генерал-адьютанта Алексеева М.В. и 9 марта 1916 года (по старому стилю) началось формирование завода на Ладожской улице. Наследником “Мастяжарта”является современный завод “Вымпел” расположенный на Вельяминовской улице. С 1916 по 1918 год МАСТЕЖАРТ находился на Ладожской улице. В 1923 году окончательно был переведён на Вельяминовскую улицу.

А еще раньше, примерно на этом месте, располагалось владение княгини Софьи Игнатьевны Долгоруковой, скончавшейся в 1899 г.

На месте фабрики сейчас дом №9 – Московский институт иностранных языков, конструктивистское здание конца 20-х годов ХХ века, бывшая обувная фабрика, кажется, она называлась “Сафьян”.

«Мастяжарт» возник после того, как царская армия в конце 1915 г. потерпела ряд крупнейших поражений на германском и австрийском фронтах. Отступление поставило перед командованием вопрос об организации артиллерийских мастерских для приспособления эвакуированных крепостных орудий к действиям полевой войны.

В Москве на Ладожской улице в полуразрушенных банях бывш. Шустрова было организовано несколько цехов, предназначенных главным образом для переделки лафетов орудий и зарядных передков. Первоначальными кадрами рабочих и хозяйственно-технической базой московских мастерских тяжелоосадной артиллерии явились мелкие эвакуированные мастерские крепостей: Бреста, Ивангорода, Оссовца и др.

К весне 1916 г. положение на фронте заставило командование организовать до 20 цехов с количеством рабочих в 2 тыс. человек.

К Февральской революции «Мастяжарт» представлял собой Универсальный завод. «Мастяжарт» стал целиком снабжать артиллерийским имуществом вновь формирующиеся дивизионы.

По социальному составу преобладали крестьяне и кустари, и только в механических цехах большинство составляли индустриальные квалифицированные рабочие. Почти вся масса рабочих, достигшая к моменту Февральской революции 3 тыс. человек, прошла все ужасы войны. Исключение представляла некоторая часть служащих и врачи обслуживающей команды. Администрация состояла из офицеров и военных чиновников, до 99% из них были строевые, укрывшиеся от фронта, и молодняк, только что окончивший техническое военное учебное заведение.

Работали 10—11 часов в сутки. Остальное время рабочие находились под строгим наблюдением офицеров и фельдфебелей. После 6-часового сна сгоняли на строевые занятия, которые продолжались два-три часа. Делалось это для «поддержания дисциплины» среди рабочих. Во главе «Мастяжарта» стоял капитан Кадрян.

Кадрян был румынским дворянином, кадровым офицером царской армии верным слугой своего класса. Он принимал самое активное участие в подавлении рабочих выступлений и забастовок в 1905 г. В мае 1916 г., при посещении завода князем Голицыным, Кадрян открыто заявил, что у него имеется большой опыт борьбы с крамолой. «Я собственными руками расстреливал и вешал внутренних врагов, бунтовавших против царя-батюшки». У администрации завода, кстати технически безграмотной, сложилось понятие, что солдат «все может», нужно только уметь приказать, а за малейшее непослушание сурово наказывать. Избиение солдат было повседневным явлением.

Кормили рабочих чечевичной похлебкой и чечевичной кашей, иногда с рыбой-таранкой, иногда с «мясом», в котором попадались выводки мышей. Ужины были не лучше и кормились ими больше поросята, выращиваемые для офицерской столовой.

Рабочие «Мастяжарта» были вынуждены изыскивать дополнительные заработки. Большинство квалифицированных рабочих после 10-часовой ночной работы шло на заводы и фабрики зарабатывать по нескольку рублей в месяц. Жили рабочие в ужасных условиях. Казармы были расположены в районе завода, в законсервированной фабрике Натана в Госпитальном переулке, в недостроенной фабрике Баранова в Кирочном переулке, в трактирах и помещениях кино «Макс Линдер», в Елоховской молельне, так называемой молельне братца Иванушки на Елоховской улице. Все эти помещения были совершенно неприспособлены под жилье, при том под жилье с трехэтажными нарами: скученность в помещении была невероятная, насекомых было так много, что их сметали метелкой на пол.

Революционные настроения усиливались по мере возвращения с фронта индустриальных рабочих. Но жесткая дисциплина и система террора долгое время не позволяли рабочим «Мастяжарта» выступить с прямыми революционными действиями, Были только отдельные вспышки.

1 марта, около 12 час. дня на «Мастяжарт» пришла с соседних фабрик с красными флагами группа рабочих. Митинговали недолго, все бросили работу, захватили флаги и вышли на улицу в количестве 200—300 человек.

На Елоховской улице демонстрация встретила две роты сапер инженерного полка, возвращавшихся с винтовками с учебной стрельбы. Сапер окружили, сделали попытку обезоружить офицеров. Солдаты-саперы запротестовали против этого, но согласились стать во главе нашей колонны и вместе с нами идти к центру. Пройдя некоторое расстояние, неожиданно офицеры сапер скомандовали «бегом», саперы побежали в переулок и скрылись в своих казармах. Мы продолжали свой путь к Покровским казармам.

Около Земляного вала наша колонна разделилась: одна часть пошла выводить солдат из Красных казарм, другая продолжала двигаться вперед. На Покровке в это время происходило следующее. Перед Покровскими казармами выстроилась Учебная команда с винтовками «на изготовку».

Площадь была залита народом, толпа – агитировала среда солдат. Вдруг раздалась военная команда. Рота взяла на прицел. «Пли…» Затрещал залп, толпа шарахнулась в разные стороны; стреляли холостыми, не было ни убитых ни раненых. Толпу охватила паника, она отхлынула, часть разбежалась. К вечеру солдаты Покровских казарм сдались.

Рабочие «Мастяжарта», рассыпавшись по Москве, вместе I другими разоружали полицейские участки, отдельных городовых, жандармов и офицеров.

Воскресенская площадь (ныне площадь Революции) была запружена колоннами рабочих и солдат; на тротуарах преобладали интеллигенция, мелкая буржуазия, словом «чистая» публика. «Мастяжарт» встретили криками «ура», бросаньем вверх фуражек и шляп.

Влияние большевиков «Мастяжарта» распространилось на соседние предприятия. Первоначально самой сильной партией па заводе была партия социалистов-революционеров. Активистами-эсерами, организаторами на заводе были машинист Таранов, Осипенко и примкнувшие к ним офицеры и чиновники завода. Но после того как большевики разъяснили рабочим на частых собраниях и беседах сущность политики Временного правительства и непролетарскую программу эсеров, большинство рабочих пошло за большевиками. К «Мастяжарту» Московский комитет партии большевиков прикрепил ряд лучших агитаторов и ораторов — тт. Аросева, Емельяна Ярославского, Бухарина, Гришу Усиевича.

В районе расположения рабочих казарм нашего завода все время проходили летучие митинги, иногда кончавшиеся кулачными схватками.

В июльские дни комитет партии и фракция большевиков Моссовета призвали партийные организации Москвы организовать мирные демонстрации. Построенные в колонны рабочие «Мастяжарта» двинулись через Разгуляй к Красным воротам и дальше по Мясницкой к зданию Моссовета.

Юнкера и казаки были наготове. Лефортовский комитет партии большевиков и демонстранты района были рассеяны казацким патрулем, знамя их порвали. Были попытки напасть и на колонну мастяжартовцев.

Июльская демонстрация во многом отличалась от всех демонстраций после Февральской революции. Тогда демонстрации напоминали больше праздничные шествия после одержанной победы. С густо запруженных тротуаров публика провожала демонстрантов озлобленными выкриками и оскорблениями. Она сплошной стеной двигалась за рабочей колонной по тротуарам, злобными выпадами пытаясь дезорганизовать рабочие ряды. Со стороны Тверской улицы и соседних переулков к памятнику Скобелева подошли колонны рабочих с других предприятий…

…В «Мастяжарт» после июльских дней начали стекаться преследуемые солдаты-революционеры. В июне организовалась ячейка большевиков, до этого существовала военная организация. После июльских дней ячейка выросла с 20 до 300 человек.

роду оружия были разбиты на роты, взводы. Не хватало только… самого оружия.

В отрядах происходили регулярные занятия. У нас было всего 25 учебных винтовок и берданок, обучалось же до тысячи рабочих.

После ареста т. Аросева, агитатора, часто выступавшего у нас на заводе, рабочие выставили требование немедленно освободить его. Под требованием подписался почти весь завод. Вскоре Аросев был освобожден.

Комитет и ячейка начали поиски оружия. Оружия нам не давали, ибо все знали, что завод «Мастяжарт» — «очаг большевизма». 18 октября на заводе состоялось общее собрание рабочих, председателем был Демидов, секретарем Туляков. На этом собрании приняли следующую резолюцию:

«Собрание Московской мастерской тяжело-осадных артиллерий в числе 800 человек, обсудив вопрос о текущем моменте, считает, при таком положении дел, более чем когда бы то ни было необходимым немедленный переход власти к советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов… Мы требуем от советов, чтобы они теперь же приступили к действию» .

Опубликована в газете «Деревенская правда» №7 от 18 октября 1917 г. под заглавием «Солдаты о власти советов».

Что с ними стало

Вадим Руднев после поражения в Москве уехал на юг России. В 1919 году эмигрировал во Францию, поселился в Париже. Занимался издательской деятельностью и журналистикой. Умер в 1940 году.

 

Константин Рябцев три недели пробыл в тюрьме, после этого был освобожден и продолжал политическую деятельность в партии эсеров. После отстранения эсеров от работы в Советах, в сентябре 1918 года уехал на Украину. В Харькове работал журналистом в трех местных газетах. В 1919 году, после взятия Харькова белыми, Рябцев был арестован. Ему вменялось в вину активное выступление против Корнилова летом 1917 года, а также безвольное командование Московским гарнизоном во время восстания большевиков. По пути от следователя контрразведки в тюрьму Рябцев был убит конвоем, как сказано в официальных документах, «при попытке к бегству».

Можно предположить, что если бы защитников Москвы возглавил полковник Л.Н. Трескин, то события приняли бы совсем иной оборот.

Полковник лейб-гвардии Волынского полка Трескин был кадровым офицером. В составе своего полка он участвовал в Первой мировой войне и был награжден несколькими орденами. 3 октября 1917 г., находясь в Москве, он явился в Александровское военное училище, которое сам закончил в 1908 г. Сначала полковник Трескин нес охрану здания Художественного электротеатра (так называли в 1910-е годы Московский Художественный театр) во главе подразделения юнкеров.

В последующие дни полковник Трескин держал оборону в Лефортово, в здании Алексеевского военного училища. Затем прибыл на Дон, где вступил в Добровольческую армию. Участвовал в 1-м Кубанском походе. После окончания Гражданской войны обосновался в Сербии. Там он участвовал в Русском общевоинском союзе — РОВС. Когда в 1941 г. в Белграде началось формирование Русского корпуса, полковник Трескин прибыл в сербскую столицу и вступил в его ряды. В 1941—1945 гг. он воевал в рядах Русского корпуса сначала против красных партизан Тито, а потом против советских войск. После окончания Второй мировой войны жил в Западной Германии, а потом эмигрировал в США. Там лейб-гвардии полковник Трескин скончался в 1957 г.

Владимир Рар благополучно пробился из Лефортово к Кремлю, избежал ареста после капитуляции, до января 1918 года скрывался вместе с женой и детьми в Москве, а в январе сумел вывезти семью в Ригу, которая тогда находилась под контролем немецкой армии. После ухода немцев Рар принял участие в формировании латвийского ландесвера, составлял планы по отражению вторжения большевиков. В 1919 году, перед тем, как город захватили красные, отправил семью в Германию, а сам продолжил воевать. Присоединился к Добровольческому корпусу князя Ливена, командовал двумя ротами латышского ландесвера при штурме Митавы. В апреле 1919 года, во время инспекции городской тюрьмы, Рар заразился сыпным тифом. Умер через неделю после заражения.

Григорий Усиевич получил похвалу от Ленина за свои действия во время восстания в Москве. Усиевич (партийный псевдоним — Гр. Тинский) (1890—1918 гг.). С конца апреля 1917 г . работал в Москве: член Московского комитета РСДРП(б) и Исполкома Моссовета, гласный большевистской фракции городской думы. Делегат VI съезда партии. В марте 1918 года был отправлен руководить поставками хлеба в Москву с Урала. Работал в военных комитетах в Омске и Тюмени. Командовал небольшим кавалерийским отрядом. Убит в августе 1918 года во время боя с местными жителями в селе Ирбит(Свердловская область).

Петр Добрынин был человек, одержимый идеей революции. Но он не был “лихачом”, каким его иногда рисуют. Это был очень серьезный, думающий командир, который заботился о бойцах и в то же время показывал пример храбрости и бесстрашия. 31 ноября на площади Зачатьевского монастыря он получил смертельную рану в живот и 1 декабря умер.

Пётр Добрынин родился 17 августа 1895 года в Москве. До революции работал токарем сначала на заводе Шписса-Прена, затем на Московском телеграфно-телефонном заводе. Активно участвовал в подпольной работе Замосквореченской организации РСДРП(б).

Лично налаживал производство бомб и гранат, закупал стрелковое вооружение.

С 25 октября по 2 ноября 1917 года во время Вооружённого захвата власти большевиками в Москве соучаствовал в вооружённых нападениях на юнкеров (военнослужащих армии России) во главе отряда «Красной гвардии трамвайного парка».

Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

Алексей Померанцев был прапорщиком 193-го полка. Участвовал на стороне революции в боях за интендантские склады, а потом с солдатами 193-го полка сражался на Пречистенке. Он был ранен и несколько месяцев лежал в госпитале. В сборнике “Октябрь в Замоскворечье”, вышедшем к 40-летию Советской власти, он числился убитым на основе воспоминаний Ольги Кравчук – девушки, которая сыграла большую роль в революционных событиях на Остоженке. Один из переулков в этом районе (Троицкий) носит его имя; там до последнего времени указывали место, где был убит Померанцев. Но, оказывается, он остался жив и стал потом профессором Московского университета на кафедре молекулярной физики физического факультета МГУ. Занимался газо- и гидродинамикой, преподавал, публиковал лекции и защитил докторскую диссертацию.

Умер в Москве 21 марта 1979 года. Похоронен в некрополе Донского монастыря в фамильном склепе. За семейной могилой вплоть до своей смерти в 2014 году ухаживала дочь учёного, Наталия Алексеевна Померанцева, известный египтолог. В 2015 году семейное надгробие Померанцевых было радикально обновлено, но при этом имя Алексея Померанцева было изъято из перечня похороненных в этом семейном захоронении

Николай Прямиков (1888—1918 гг.), участник борьбы за Советскую власть в Москве.

Член КПСС с 1906 г . Родился в семье повара в Москве. Участник революции 1905—1907 гг. Неоднократно подвергался арестам и ссылке. Активный член заводской партийной ячейки на московском заводе «Колючая проволока». В 1916 г .— один из организаторов объединенной партийной группы, в которую вошли рабочие завода Гакенталя (ныне «Манометр»), Военно-промышленного завода и других предприятий.

В дни Февральской революции 1917 г . возглавил демонстрацию трудящихся Рогожско-Басманного района Москвы, направляющуюся к городской думе, участвовал в разоружении полиции, освобождении из Бутырской тюрьмы политзаключенных, в том числе Ф. Э. Дзержинского.

С августа 1917 г .— председатель исполкома Рогожского районного Совета и член Рогожского райкома РСДРП(б). В дни Октябрьского вооруженного восстания — председатель ВРК Рогожско-Басманного района, руководил действиями Красной гвардии, участвовал в боях на улицах Москвы. После победы Октября проводил большую работу по укреплению Советской власти в районе.

В 1918 г .— председатель «тройки» по созданию Красной Армии, председатель районной ЧК. 3 марта 1918 г . смертельно ранен в бою с бандой в Петровском парке. Похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.

Ответственность за приказ артиллеристам открыть огонь из шестидюймовых орудий по Кремлю взял на себя член ВРК большевик Аросев. Об этом писала его дочь Н.А. Аросева в своей книге «След на земле», вышедшей в СССР в годы перестройки.

Спустя двадцать лет после революции А.Я. Аросев был арестован своими же чекистами и расстрелян. Та же участь ждала большинство руководителей Московского ВРК, доживших до сталинского «большого террора». Были ошельмованы и расстреляны, помимо А.Я. Аросева, Г.И. Ломов-Оппоков, П.И. Мостовенко, Николай Муралов и, наконец, «любимец партии» Николай Бухарин.

О Муралове в годы Гражданской войны красноармейцы пели: «Нам не нужно генералов, у нас есть солдат Муралов!»

Он после победы большевиков был назначен ВРК командующим МВО, т.е. на генеральскую должность. В годы Гражданской войны Муралов служил в Красной армии на высоких должностях. Позднее подвергался преследованиям за оппозиционную деятельность. В августе 1936 г. Н.И. Муралов был приговорен к расстрелу на первом московском судебном процессе.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments