Чат неактивен

О путех олядевших и о самовозных колех

Опасен буди, о вознице, шествуя в самовозе своем зимою.
Обмерзшим бо и олядевшым стезям и стогнам, или велику снегу на них нападшуся, легце и удобне вземлется самовоз злою июзою, рекше самохотным поползновением и стремглав течет, повертываяся в страны. Тоя ради вины, не внемлет самовоз пружению укоснительному, ниже кормила послушает. И якоже кораблец мал, влаем по морю великою бурею, течет к погибели. И бывает то виною великому побитию самовозному и многому сетованию человеческому. О сю пору скобяному мастеру торжество и ликование, той бо велики прибытки себе творит, починяя попремногу битыя тарантасы. Сицевую пору многоснежну Скобяной день людие нарицают, есть бо.

Аще в зиме беспечно грядет самовозник и не имать во уме своем довольны меры отстояния, (еже бы отступити ему разумне от преди текущия колесницы), ино худо творит. Егда бо узрит преди себе возок укосняющь, восхощет и сам стати вдруг, обаче не имать отстоятельнаго пути довольна. Камо сокрытися беднику? Како бежати неминучия путевыя оказии?
Темже пружается и мятется неразумный возница, поторгнет же колоды коснительныя и коло возничное вертит во вся страны, и верескает рожцем си знаменательным, но сия не пользуют нимало. Самовоз бо, аки вепрь безумен, чуяй псы постизающия, несется проворно по олядевшему пути, нимало косняще.
В страсе же сый, возница, рад изскочити возка своего бывает, лише не бы сам убился. Но влачим непрестанно злою июзою, биет дышлом самовоза своего другий возок и той бодет иже напреди стоящь, сей же паки ин ударяет и прочая вся по ряду. И тако мнози самовозы сберутся вереницею, аки жемчюг, низан на вервицю. И стоят возки те, помизающе очима и гудуще гласы печальными.
Оле небрежения и тщеты! Толики труды и поты сбирают человецы пенязи и купуют себе колесницы многоценныя и абие во едином часе вся та истнят и на ветр пометают.

Ключается же по временом малому и дряхлому вельми и худому возку уязвити ин, драгий и многоценный самовоз. И абие бедный возница от богатого бывает поемлем в тиунску избу и судим же и на правежи поставляем, за еже погубил сицевый драгий возок.
Добро же, коли той бедный муж имать рядную грамотку особь уготовану на таковый злый прилучай. Зовется же ряд той каскою, словенски же рекше шелом, или шишак бронный, того ради, яко в страх и бережение от злых приключаев уряжается. Дают бо ся по рядной той грамоте пенязи изрядны вознице, и аще разбиет свой же возок, или чуждий, то поне ся не разорит и по миру не идет, хлебы прося. Сего ради сказывают люди о грамотке сицевой: каска убо правит (рекше, добра зело есть).
Есть же ина грамота, еже зовется в людех осако, и сия много хуждши первыя. Учинися же то прозвание сицевыя ради вины: егда кто, имый сию осаку, впадет в дорожную оказию, то показуется аки бы человек, одетый понагу токмо осокою единою, рекше, травою и сеном. Претрудно же человеку тому возвратити поне малу толику от цены изгибшаго колесничнаго прикладу.
Сего ради и приречем: добро ти, аще имаши каску, рекше шелом. Много лучше есть осаки травяныя, аще первая и дражае есть.

Сия вся рекохом ти, друже, да будеши готов ко всякой оказии. Не неради же, зиме приближающейся, разсуди благовременне и измени летния ободья в зимния, подкованныя гвоздочкы малыми. Да не емлет тя июза проклятая и да послушает самовоз кормила ти, и коснителя. Аще же будет мятель, ли вьюга, отступиши преди текущаго, аки вержением камене, да не досяжеши задних его самовозом ти. И тако избегнеши многия беды.

утащил у kryloshanin. Там еще много :)

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments