Чат неактивен

Зачем немцу семья, если без нее легче

В Германии так много говорят и пишут о кризисе семьи, что никто уже не ставит под сомнение этот прискорбный факт. Выражается он прежде всего в том, что браков заключается всё меньше

Выдвигают разные причины для объяснения очевидной тенденции — вступать в супружеский союз как можно позже или не вступать вовсе. Одни говорят, что всё дело в женской эмансипации: слабый пол стремится теперь в первую очередь к самореализации, ему не до семьи. Чуть ли не в отместку и многие немцы решают никогда не связывать себя узами Гименея, а жить сугубо личными интересами — работа, хобби, спорт, путешествия. Но, похоже, у мужчин есть и более сильный мотив для того, чтобы держаться от брака подальше: сильную половину пугают материальные тяготы, возлагаемые законом на отцов семейства, особенно бывших, к которым он поистине немилосерден.

После развода, как правило, ребёнок остаётся с матерью, а на мужчину возлагается обязанность выплачивать алименты и бывшей супруге, и ребёнку. Причём по закону получатели алиментов должны жить не хуже, чем они жили раньше. В Германии развод, ловко обставленный грамотным адвокатом, нередко становится причиной банкротства бывшего отца семейства, который на вполне законном основании может лишиться всех денег, включая накопления и недвижимость, приобретённую до брака. Размер одних лишь алиментов на детей и бывшую супругу может превышать 75 процентов доходов отца. Истории юриспруденции известны и более радикальные решения германских судов.

Размер выплат на содержание детей и бывших супругов определяется по так называемой Дюссельдорфской таблице, в которой приводятся суммы алиментов в зависимости от доходов плательщика и возраста ребёнка. Например, при доходе до 1500 евро младенцу положены минимум 280 евро в месяц. Алименты могут выплачиваться в том числе и совершеннолетнему ребёнку. Например, неработающему студенту выплаты положены до 25-летнего возраста.
Поводом для алиментов бывшей супруге может быть её возраст: после 50 лет в Германии трудно найти работу.

Алименты бывшей жене положены, если она в замужестве занималась детьми и не приобрела профессии. Размер алиментов на экс-супругу составляет три седьмых от дохода семьи. Для этого сравнивают доходы бывших супругов после уплаты налогов и страховых взносов.

В семи из десяти случаев инициаторами развода становятся женщины, которые нередко сразу после рождения ребёнка заявляют о желании расстаться с супругом. При этом они утверждают, что не могут сочетать процесс воспитания детей с трудовой деятельностью. Этого заявления для суда достаточно, чтобы взыскать с бывшего супруга алименты не только на ребёнка, но и на его мать.

Гнев мужчин по поводу решений судов о выплате алиментов на бывшую супругу нередко становится причиной навязчивого преследования бывших благоверных, которое стало распространённым явлением в стране. Бывших спутниц жизни истязают телефонными звонками, смс-сообщениями, личными «случайными» встречами.

Один из основных поводов для расторжения брака в ФРГ — супружеская неверность. По некоторым оценкам, ежегодно в Германии рождается до семи тысяч младенцев, зачатых замужними женщинами «на стороне». Между тем в ФРГ юридический отец ребёнка не вправе тайно без согласия матери или без санкции суда сделать генетический тест, чтобы определить, является ли он биологическим родителем чада. Такой тест, пусть даже он с научной точки зрения абсолютно безупречен, судом не будет признан, да ещё его инициатора могут крупно оштрафовать. В итоге мужчине нередко против воли приходится содержать чужых детей.

Юридическая процедура, которая позволяла бы мужчинам устанавливать своё биологическое отцовство без согласия матери ребёнка, была разработана по указанию Конституционного суда ФРГ. Ранее эта судебная инстанция отклонила иск мужчины, который на основе тайного теста установил, что он не является отцом ребёнка. Мужчина выплачивал своей бывшей подружке алименты на протяжении 12 лет. КС ФРГ признал право суда игнорировать неопровержимые доказательства, полученные противозаконным путём, и обязал мужчину продолжать выплачивать алименты чужому ребёнку. При этом КС рекомендовал германским властям утвердить процедуру, которая позволяла бы проводить тесты на отцовство без согласия матери при наличии у мужчины «мотивированных причин» сомневаться в супружеской верности спутницы жизни. «Женские тайны не могут быть поводом для мужских слёз», — сказали судьи. Однако едва ли удастся обойтись и дальше без скупых мужских слёз. Не так давно Федеральный верховный суд ФРГ принял радикальное решение. Он постановил, что в Германии тесты на определение отцовства могут проводиться исключительно с согласия матери ребёнка.

Поскольку законных союзов заключается всё меньше, германское государство пошло на решительные меры, начав материально поощрять регистрацию брака. Согласно действующему положению доходы расписавшихся супругов по их желанию складываются, затем делятся пополам и лишь с одной половины высчитывается подоходный налог. Казне поддержка живущих в законном браке ежегодно обходится в 21 миллиард евро. Правда, пока особого эффекта от такой налоговой поблажки не видно.

Как правило, брак оформляют только после рождения ребёнка. Но немцы в последнее время чаще всего не испытывают желания завести детей: уж больно дорого они обходятся. Только на карманные расходы маленькие немцы выгребают из карманов родителей ежегодно более шести миллиардов евро. Треть карманных денег уходит на журналы и комиксы, почти две трети расходуется на сладости, фастфуд, минеральную воду и мультивитаминные соки.
Ещё одно свидетельство кризиса — уменьшается число обычных семей, где есть папа, мама и хотя бы один ребёнок. При этом высокими темпами растёт число нетрадиционных семейных форм. По подсчётам федерального статистического ведомства, семейных людей в ФРГ всего 39 процентов. Семьёй в современной Германии принято считать родителей или родителя-одиночку хотя бы с одним несовершеннолетним ребёнком. Семьёй также признаются однополые партнёры с усыновлённым или удочерённым ребёнком, на которого они получают пособия от государства. Этим критериям в ФРГ соответствуют 8 миллионов 800 тысяч пар.

В Берлине половина граждан живут либо в однополых, либо в гражданских браках. Такие семьи в ФРГ принято называть «альтернативными». Темпы распада семей поражают. Например, ещё 10 лет назад в северогерманской земле Мекленбург—Передняя Померания, которая признана самой бедной в стране, около половины бюргеров жили семьями, а сегодня семейных пар там не более 35 процентов. Большинство из них «альтернативные».

Немецкие пары среднего возраста в крупных городах всё чаще сознательно предпочитают жить раздельно, то есть снимают квартиры в разных районах и по предварительному согласованию ходят друг к другу в гости. Такая модель отношений называется «раздельно-совместное проживание» (living apart together). За минувшие 15 лет такая форма отношений стала популярной у супружеских пар старше 30 лет. Если в 1992 году в раздельных домохозяйствах жили 11,6 процента пар, то в 2010-м этот показатель вырос до 18 процентов.

Много откликов в стране вызвал призыв известного баварского политика Габриэле Паули принять закон, согласно которому после семи лет супружеской жизни автоматически аннулировался бы любой брак. Для продления брачных отношений, полагает Паули, мужчина и женщина должны подать новое заявление на заключение нового супружеского договора. При этом дважды разведённая Паули предложила дать возможность супругам разойтись без принятой в ФРГ дорогостоящей судебной процедуры.

Непрочность немецкой семьи эксперты связывают с распространением проституции. Торговля телом в ФРГ официально перестала считаться аморальным занятием с 2002 года, когда бундестаг принял «Закон об улучшении правового и социального положения лиц, занимающихся проституцией». Этот юридический документ приравнял проституцию к обыкновенной профессии и отнёс этот «вид трудовой деятельности» к сфере услуг. В государственных больничных кассах обязательного медицинского страхования проститутки проходят по разряду «работники гостиничного и ресторанного бизнеса». По закону проститутки могут рассчитывать на получение различных пособий. Официально зарегистрированные женщины, которые находятся в постоянном штате борделя, имеют право на медицинскую и пенсионную страховку, отпуск, оплату больничного листа. При этом они обязаны платить подоходный налог, а также отчислять взносы в социальные фонды.

Источник: http://news.mail.ru/society/7479669/

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments