Чат неактивен

В России сложилось огромное сословие людей, которые 20 лет назад с бешено …

В России сложилось огромное сословие людей, которые 20 лет назад с бешено горящими (а то и полупьяными) глазами орали у Белого дома “Ельцин – победа!”.
Они с животным варварством сваливали памятник Дзержинскому и требовали суда над КПСС.
Они убеждали соотечественников, что после тоталитарного ярма мы заживем богато и счастливо.
Они обрызгивали всех слюной, доказывая, что “рынок все сам отрегулирует”, что надо дать людям право на частную собственность, что мы построим свободное, процветающее государство.
Но прежде, чем строить это райское государство, они расхапали за бесценок заводы и земли, леса и рудники, нефтяные озера и здания, банки и кресла в парламенте.
Они сплоченной алчной кампашкой расселись в Кремле, правительств, Госдуме.
И стали рулить Россией.
Рулили пять, десять, пятнадцать, двадцать лет.
А потом поняли, что обкакались.
А когда они поняли, что обкакались, то стали лицемерно, лукаво, тупо убеждать народ, что все наши беды в России от того, что у власти остались коммунисты. Наиболее легковерные и глупые купились на эту “логику” и взяли ее напрокат. И охотно мусолят ее даже на блоге Баранца.
– Подождите, – говорил им здравомыслящий народ, – но ведь коммунистов уже 20 лет нет у власти, а 20 лет – вполне достаточный срок, чтобы вытянуть страну из того болота, в котором мы сейчас сидим по верхнюю губу. Почему же мы сидим в говне? Сталин за пять лет после войны вытянул страну из разрухи, а вам 20 лет мало?
– А потому, что у власти коммунисты! – с ослиным упорством отвечали народу те, кто хранит деньги в офшорах и сидит у власти. – Вот если мы проведем десталинизацию и устроим суд над КПСС, то знаете, как заживем!
В эту лживую глупость уже не верят даже те, кто до крови в горле в августе 91-го орал у Белого дома “Ельцин – победа!”.
Теперь они сильно поумнели, создали свои карликовые партии и свои правозащитные секты и ходят на митинги, и орут там лозунги, которые ничем не отличить от коммунистических. Даже за деньги Госдепа США.
А среди огромной шоблы аналитиков, публицистов, философов все еще остались те, кто охотно таскает по России, как рваные бабушкины трусы, давно ставшие половой тряпкой, – ту же мыслишку: народу плохо живется потому, что у власти коммунисты, которые никак не кончаются.
Так легко объяснить все, что происходит в России, которую сегодня трудно назвать государством.
“Воззрения” одного из них вы сейчас прочтете.
Я не думаю, что он дурак.
Я думаю, что он просто Рубиншейн…


полковник Баранец

Сбыт мечты

Лев Рубинштейн

Я вот все думаю: что же мне все это так напоминает. Читал ли я об этом когда-то? Слышал ли? Видел ли в кино?
Именно! И читал, и слышал, и видел. Весь этот нынешний чекистско-приблатненный гопнический капитализм был придуман давно, в глубокие еще советские годы. Он был придуман советским агитпропом для описания капитализма западного, настоящего.

Придуманный, сконструированный советским агитпропом западный капитализм никакого отношения к реальному Западу, конечно же, не имел, а если и имел, то весьма косвенное. Но он прочно поселился в сердцах и головах нескольких поколений советских людей.

Я думаю, что младокомсомольцы и младочекисты поздних советских лет, когда уже “развитой социализм” прокис и протух настолько, что от него и его прелестей стали воротить нос даже они сами, тайно мечтали о капитализме – не о том, который реально существовал и существует в современных развитых демократиях, а об этом самом, агитпроповском, которым стращали несколько поколений строителей коммунизма.

Они мечтали о том самом капитализме:
– где человек человеку волк,
– где всем правит чистоган,
– где все покупается и продается,
– где действует лишь логика денежного мешка,
– где в дыму и копоти утопают города контрастов и желтых дьяволов,
– где нам бы, нам бы нам, нам бы, нам бы всем на дно,
– где дети роются в мусорных ящиках, бедняки стоят у обшарпанных стен с табличками “согласен на любую работу”, а пузатые набриолиненные богатеи с зубастыми красотками в норковых шубах под вспышки пронырливых папарацци упаковываются в сверкающие лимузины,
– где в газетных реках вальяжно плавают жадные до наживы и циничные акулы пера,
– где полиция машет дубинками направо и налево, отоваривая кого попало по ребрам и головам,
– где хищные чиновники вымогают взятки даже с вдов и сирот,
– где ястребы в фуражках с гербами и золотых погонах бряцают оружием, пугая мирных беззащитных соседей,
– где правильные белые пацаны в широкополых шляпах и с сигарами в крепких зубах ставят на место зарвавшихся и много об себе понимающих потомков дяди Тома,
– где повсюду красуются плакаты с надписью “только для белых”,
– где “там замучили студента, там убили президента”,
– где Мистеру Твистеру удалось-таки всеми правдами и неправдами купить дом над Невою,
– где Синьор Помидор окончательно одолел беспонтового Чиполлино,
– где девочки танцуют голые, где дамы в соболях, лакеи носят вина, а воры носят фрак.

Им на излете перезревшего социализма смертельно обрыдло быть кибальчишами с не очень удачной карьерой. А куда как круче, решили они, побыть уже наконец-то нормальными плохишами с корзиной печенья и бочкой варенья в загребущих руках.

Они мечтали именно о таком капитализме, придуманном в коллективной башке агитпропа. Только чур чтобы устрицы, айфоны и кредитные карты были настоящие, не сказочные.

Они так много лет сочиняли для населения сказки про “пресловутую западную демократию” и “так называемый свободный мир”, что постепенно и сами стали верить в свои вдохновенные бредни. И мало того, что верить. Они стали сначала подспудно, а потом все отчетливее стремиться посетить сей мир, обжиться в нем и его оседлать.

Рисуя и изобретая чужой “ад”, противопоставленный их коммунистическому раю, они дали волю подсознанию, они изобрели именно свой тайный рай – такой, какой только и мог родиться в их небогатых мозгах.

И вот они построили этот самый капитализм – нормальный, загнивающий. С монополиями и эксплуатацией человека человеком. Как учили.

И ИХ капитализм получается ровно таким же, каким был ИХ социализм, то есть тупой, жестокий, тошнотворно бездарный, демонстративно бесчеловечный. То есть сталинский. Можно было бы добавить – карикатурный, если бы он, как карикатура, существовал только на бумаге и если бы гротескные карикатурные линии не становились иногда кровоточащими шрамами на живых человеческих судьбах.

Метафорам, как известно, время от времени свойственно реализовываться, а снам разума, рождающим известно что, свойственно иногда сбываться. И вот.

Лев Рубинштейн

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments