Чат неактивен

«… так вот, я и говорю, что для меня важно, чтобы животное было умное, – говорит …

«… так вот, я и говорю, что для меня важно, чтобы животное было умное, – говорит мне она, с глазами полными недоумения, и даже грусти, продолжая, – и вроде воспитывали уже: ну, там, били сильно и носом тыкали, а он всё равно…»

Она всё продолжала сокрушаться:

«…и не понятно, что на уме у этого животного, что не так, и чего этому коту не хватает, – отвели ему специальное место для этого, ну, где нам убирать удобно, а он пытается в другое постоянно сходить! И, главное, уже даже его закрыли в комнате в одной, он только там и живет, а как только пытаемся открыть дверь в другую комнату, он, когда видит щель, так и норовит проскочить в неё!»

«…нет, ну что за животное! Так и не знаю… может, думаю, отдать его друзьям-знакомым каким, а себе взять кошечку, всё-таки, они умнее, чем коты… Ведь для меня главное, чтобы животное умное было».

Вот интересно!

Вот интересно, почему так бывает: захожу в почти заполненный салон самолета, прохожу на свое место, усаживаюсь поудобнее, в надежде, что сидение между мной и блондинкой, которая сидит через одно кресло от меня, окажется пустым, и я туда смогу поставить одну из своих сумок, взятых с собой в салон. Жду ещё 5 минут, мои надежды вот-вот оправдаются. И, но, нет – в салон заходит толпа бритых под 0,3 пациков в «адике, 3 полоски», с современным прототипом барсетки – кожаной мужской сумочкой через плечо, из которой красноречиво поглядывает Nokia 8800. Словарные обороты, манеры и жесты не оставляют шансов для проблеска интеллигентности – передо мной самый классический представитель быдло-культуры. Пацик уселся на место, которое я присмотрела для сумки. Я уже приготовилась абстрагироваться и вздремнуть на время всего полета, дабы сохранить всем нервы, а себя избавить от травм, на всякий случай. Тут и началось самое интересное – когда я чихнула, пацик отвлекся от телефонного разговора, чтобы пожелать мне здоровья. Хочу отметить, что мой внешний вид на тот момент не на много отличал меня от уличной попрошайки, с поправкой лишь на то, что пахло от меня приятнее, т.е. ни о каком ухаживании и речи быть не могло.

Потом полосатый начал удивлять меня все больше – когда стюардессы начали разносить еду, непредсказуемый молодой человек подал пакет с едой сначала мне, потом уже взял еду себе. Следующий этап удивления наступил в тот момент, когда забирали мусор и использованную посуду – пока я отвлеклась на то, чтобы ликвидировать крошки со столика, нео-барсеточник собрал весь мой мусор и передал его стюардессе, проходящей мимо. Я была шокирована, когда это бритоголовое существо предложило «Орбит» – сначала мне и моей соседке, а потом лишь угостило себя. Когда мы приземлились, и вышли из салона самолета не было никаких попыток со мной заговорить или бестактно что-то прокомментировать, как обычно бывает, – это был просто воспитанный человек. Меня рвали на части две вещи: удивление и стыд – почему мои предубеждения позволили мне осудить человека заранее? Стыдно мне стало и за общество в целом – почему люди, на вид имеющие доступ и возможность к тому, чтобы вести себя достойно, воспитанно и участливо, первые пнут тебя сумкой, чтобы зайти в автобус аэропорта, хотя уедут всё равно все вместе?

Вот интересно!

А ещё мне интересно, в какой такой сумасшедший график мы попадаем в ежедневной суете? В какие схемы и шаблоны мы запрограммированы, что мы, порой, не замечаем отличий, не видим ничего вокруг, проходим мимо деталей, которые делают жизнь ярче? Почему не можем остановится хоть на минуточку, чтобы задуматься:

Телефонный звонок.

«- Добрый день, Светлана Федоровна, слушаю.

– Здравствуйте, могу я услышать Светлану Федоровну?»

…пам-пам, звук ошибки Windows. Перезагрузка.

Вот интересно!

Марина Макарова

Поделитесь публикацией

Оставьте комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Subscribe  
Уведомлять