Чат неактивен

*** (статья пока не имеет названия …

*** (статья пока не имеет названия)

Времена, когда люди смотрели в будущее с оптимизмом, прошли безвозвратно. На земле уныние народов и недоумение; люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную… (Лк.21:26). Точней не скажешь. В Украине всё именно так. Так, что? Исполнилось? Будущее рисуется оптимистично только тем, кто не знает значения слова «будущее». У остальных «недоумение» и «ожидание бедствий».
Человечество неоднократно переживало и голод, и холод, и вооруженные конфликты разных масштабов. Но если в сознании людей пленительным и немеркнущим светом сияла идея будущего, которое нужно завоевать, приблизить, построить, на худой конец, просто дождаться, то беды заканчивались, и жизнь продолжалась. Гораздо хуже, когда головы пусты, сердца холодны и «история кончилась».
Имея перед очами ума историческую перспективу, можно было в голодном 25-м году открыть «Артек» или в системе Рабфаков, в неотапливаемых помещениях обучать массы рабочей молодежи теории стихосложения. Сегодня такие вещи кажутся неповторимыми.
Для неверующих будущего нет. «Как-нибудь будет», — произносят они и, глядя вперед, видят мрак, непроницаемый, как чернило. Для верующих будущее есть, но оно задрапировано в пурпурные одежды Апокалипсиса. Ни один нормальный человек (если бы выбор эпохи для жизни был возможен) не захочет жить во времена великой скорби, какой не было от начала мира и не будет (см.:Мф.24:21). Обычному человеку хочется обычной жизни с безгрешными радостями и «христианской кончины, безболезненной, непостыдной, мирной». Если уж нельзя убежать от сгущающихся туч, то хочется, по крайней мере, чтобы тучи не сгущались так быстро.
Это не в нашей власти. Когда становится ясно, что проблему нельзя ни обойти, ни перепрыгнуть, остается скрепить сердце и встречать неизбежную сложность лицом к лицу. Христос зовет нас к воздержанию и молитвенному труду особенно тогда, когда очертания виденного глазами совпадают с очертаниями слышанных пророчеств. Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением, и пьянством, и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно…. Итак бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих бедствий и предстать пред Сына Человеческого (Лук.21:34–36).
Итак, будем молиться. Сообщит ли телевизор о глобальных переменах в мировом климате, или опять начнутся перебои с электричеством и выплатой пенсий, или власти разрешат гей-парад… Будем молиться.
Умножение молитв не означает, что мы будем добавлять слова к словам. Скорее мы должны будем добавить огонь к огню, и жар — к жару. А если у кого молитва еще не была огнем, то значит, он еще ни разу не молился.
Евреи, ослепшие для нашего блага, не принявшие Мессию в Его первом пришествии, чтобы язычникам можно было войти в число спасенных, ждали Мессию долго и продолжают ждать. Терпеливое ожидание закаляет душу и над неведомым приоткрывает завесу. Евреи давно поняли, что Мессия должен прийти после испытаний, по тяжести превосходящих все мыслимые пределы. В одной из их притч отец и сын идут вместе по дороге. Сын больше не может идти от усталости и спрашивает у отца, далеко ли город? Отец отвечает, что как только увидишь кладбище, знай, что конечная цель близка. Мысль вполне православная и с Писанием согласующаяся. Достижение цели предваряется скорбью. Перед заходом в гавань нужно будет увидеть кладбище кораблей.
И еще считают евреи, что приход Мессии похож на роды, а роды, как известно, не только тайна, но еще и страшная боль. Поэтому, по их мнению, нужно особо и усиленно молиться, чтобы родовые схватки, имеющие напасть на вселенную в последние дни, были смягчены и облегчены Богом. Это тоже вполне православная мысль. И не только потому, что понуждает к бодрствованию и молитве. Но, также, и потому, что сравнивает муки Второго пришествия ( для нас «второго», для евреев «первого» ) с родами. В таких же категориях об этом говорит и апостол Павел: Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут (1Фес.5:3).
То, что исполнение мировой истории, её конец, вернее, конец «этого века» будет событием уникальным и страшным, более или менее понятно. Гораздо хуже понятно то, что в этой вселенской метаморфозе будет место для радости. Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше (Лук.21:28). Оказывается, когда большинство будет издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную, найдутся те, кто распрямится во весь рост, расправит плечи и вздохнет с облегчением. Чтобы тогда повести себя таким образом, нам нужно уже сегодня вести себя по-другому. Пусть Бог и совесть подскажут как.
В погребении самое страшное, это — забивание гроба и опускание его в землю. Родственники часто лишаются чувств, кричат, забывая обо всех приличиях, бросаются в яму за любимым телом. Любой священник видел это много раз. И, глядя на этот кошмар, думает священник: «Как же нужно прожить свою жизнь, чтобы суметь повторить Павловы слова: Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение»? Как нужно прожить свою жизнь, чтобы не бояться ни смерти, ни посмертного Суда, и чтобы провожающие тебя больше молились, чем плакали?» Будущий Страшный Суд это похороны привычного мира. Мир, такой, каким мы его знаем, умрет безвозвратно. Воспламененные небеса разрушатся, и разгоревшиеся стихии растают (2Пет.3:12). Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии нам, хотящим в тот День распрямиться и без стыда посмотреть в глаза Судии Праведному?

Протоиерей Андрей Ткачев (г.Киев, настоятель храма преподобного Агапита Печерского)

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments