Чат неактивен

Россия превратилась в страну маменькиных сынков


Россияне отказываются заниматься бизнесом. Таковы данные социологического исследования холдинга «Ромир».
По данным исследования, большинство россиян не рискнули бы вложить деньги собственное дело. Они куда охотнее стали бы жить на проценты и потратились на недвижимость. О рисках в предпринимательстве Елена Щедрунова беседовала с экспертами в студии радио «Вести ФМ».

Щедрунова: Здравствуйте, у микрофона Елена Щедрунова. Социологическая компания «Ромир» опросила народ, на что бы он потратил миллион долларов, полученных, ну я не знаю, там в наследство, выигранных в лотерею, то есть свалившихся, строго говоря, с неба. Так подавляющее большинство наших сограждан точно не потратили бы его на собственный бизнес, на ведение собственного дела, то есть не вложились бы в дело, которое потом приносило бы им доходы. Кто-то купил бы квартиру, кто-то машину, меньшая часть потратила бы это на образование, на здоровье и так далее, и тому подобное. Но мы сейчас возьмем вот именно тот аспект, который касается ведения собственного бизнеса. Потому что, как утверждают социологи, в нашей стране людей, готовых заниматься собственным делом, потенциально готовых, меньше, чем в других странах мира, в странах с либеральной экономикой. Зависит ли это общества, зависит ли это от психологических особенностей человека, мы сегодня и попробуем выяснить с помощью наших гостей. У нас в студии руководитель психологического центра на Волхонке Анна Карташова. Анна, здравствуйте.

Карташова: Здравствуйте.

Щедрунова: И доцент кафедры социологии факультета журналистики МГУ Павел Разин. Павел, здравствуйте.

Разин: Здравствуйте.

Щедрунова: Вот Анна у нас будет за психотипы и за психологическую предрасположенность к ведению бизнеса отвечать, а Павел будет за социологию отвечать, то есть за то, как общество влияет на то, чтобы человек занимался собственным делом или наоборот не занимался.

Разин: Как пойдет. Это уже кто будет отвечать — разберемся.

Щедрунова: Пожалуйста. Итак, компания «Ромир» утверждает, что, когда они проводили в 2006 году подобные исследования, показатели были примерно такие же. И на что я обратила внимание вот в этих исследованиях — на то, что людей, готовых заниматься бизнесом при получении (еще раз повторяю) миллиона, свалившегося как снег на голову (миллиона долларов, не рублей), так вот людей в малых городах и людей в сельской местности, готовых заниматься бизнесом на основе этого миллиона больше, чем в целом по стране. То есть если в целом по стране это где-то 9 процентов, то в сельской местности — 10, а в малых городах — 16 процентов. Так с чем это связано? С тем, что люди, живущие в глубинке и провинции, о которых мы так часто говорим, они стремятся вырваться из этой среды, и поэтому у них есть потребность как-то сделать свое дело и вырваться из этой среды, а в городах больших все просто слишком сытые, и лучше потратить это на себя или на своих детей или близких? Павел, с точки зрения социологии.

Разин: С точки социологии, я думаю, что все вполне закономерно, поскольку (это, возможно, будет для вас открытием), но средний класс в России — это в основном люди из деревни, из деревень. Все очень просто. В каждом населенном пункте — в маленьком городке, в большом селе — всегда есть зажиточная семья, несколько зажиточных семей, которые содержат какое-то производство, магазин внутри этого поселения, лесопилку и так далее. Представляете, сколько у нас деревень? Основной прирост среднего класса идет как раз через малые населенные пункты и села действительно. Что касается психотипа этих людей, действительно в большом населенном пункте уж точно найдется человек, который ориентирован на бизнес. Это лучше наш психолог расскажет.

Щедрунова: Анна?

Карташова: Я думаю, что здесь связано с конкурентной средой это. То есть вот правильно Павел говорит насчет мелких городов и сельской местности, там конкурентность немножко пониже. То есть в крупном городе, вы представляете, сколько у вас будет конкурентов, если вы откроете магазин.

Разин: Да там просто сразу сжигают или убивают.

Карташова: А в сельской местности, в общем, как бы спокойнее гораздо это происходит. Ну как спокойнее? Конкурентность ниже все равно вот в этой самой среде. Ну, это мы с вами говорим про конкурентность, это тоже скорее такая социальная часть, то есть человеку проще, когда у него нет конкурентов, человеку в принципе проще что-то сделать, когда он понимает, что не надо будет с кем-то бороться, не надо себя с кем-то сравнивать, не надо там каким-то образом доказывать, что ты лучше, не надо бороться за потребителя. То есть если я в селе что-то такое открываю, чего еще не было, мне не надо бороться за потребителя, мне просто надо понимать, что эта потребность есть, я ее удовлетворяю своим бизнесом, но мне не надо будет бороться.
здесь

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments