Провал фашистской операции «УЛЬМ» на Урале в 1944 году

Провал фашистской операции «УЛЬМ» на Урале в 1944 году

В годы Великой Отечественной войны Урал являлся одним из важнейших регионов страны по производству вооружения и боеприпасов. Достаточно отметить, что из 98 тысяч танков, выпущенных промышленностью в годы войны, 27 тысяч сошли с конвейера Нижнетагильского танкового завода. Важнейшей особенностью Урала являлась недосягаемость для вражеской авиации. Правда немецкие бомбардировщики Ю-88 и Х-111 имели возможность в 1942 и 1943 годы бомбить Урал, но только без истребительного сопровождения, что являлось риском больших потерь самолетов в русском тылу. Поэтому вынашивались планы усиления разведывательной и диверсионной деятельности немецких спецслужб. Поскольку Указом ПВС СССР от 20 июля 1943 года Народные комиссариаты внутренних дел и Государственной безопасности были объединены в единый Народный комиссариат внутренних дел (14 апреля 1943г. Указом ПВС СССР НКВД вновь разделен на НКВД и НКГБ), то органы милиции тесно взаимодействовали с оперативно-чекистскими подразделениями в борьбе с вражеской агентурой. Так, в августе 1942 года начальник паспортного стола лейтенант милиции М.П. Фадеев разоблачил немецкого агента, обратившегося за получением паспорта и предъявившего справки партизана Великой Отечественной войны. В мае 43-го работники Кунгурской милиции задержали агента немецкой разведки, обосновавшегося в одном из государственных учреждений. Подобные факты имели место в Свердловской области и других местах. После поражения немцев под Сталинградом и Курском в ведомстве рейхсфюрера СС Гитлера был разработан проект «УЛЬМ» по уничтожению оборонной промышленности Урала, в котором предусматривались широкомасштабные диверсии против военных и металлургических заводов. Поскольку эти предприятия охранялись частями НКВД и ВОХР, подрыву подлежали, в первую очередь, электростанции, магистральные линии электропередач, угольные шахты, железные дороги, мосты и все, что могло остановить или нарушить работу заводов. В августе 1943 года в недрах немецкого разведоргана «ЦЕППЕЛИН» 70 агентов, из которых 50 должны были быть отобраны в группу «УЛЬМ», приступили к спецподготовке. Перед группой ставилась задача: приземлиться на Урале мелкими группами, разойтись по намеченным маршрутам, держа связь с центром по радио, и начать по его указанию диверсионные действия. В состав формирования «УЛЬМ» (50 человек) входили военнопленные хорошо знавшие города Златоуст, Магнитогорск, Нижний Тагил, Омск, Свердловск (Екатеринбург), Челябинск. Передовая группа (северная) в составе 7 человек должна была десантироваться предположительно в 50-60 километрах северо-восточнее города Кизела. Вылет южной группы с приземлением в 200-400 километрах южнее для уничтожения заводов в городах Свердловске и Челябинске планировался сразу после приема радиограммы из Советского тыла о приземлении передовой группы. Она была отлично экипирована: от саней и лыж до аптечек и альпийских защитных очков. Помимо оружия, боеприпасов, взрывчатки и пр. ее участники были снабжены ядом, отравленным коньяком и папиросами, масками, предохраняющими от холода, и т.д. В начале февраля 1944 года Пермские чекисты получили из Москвы телефонограмму в которой сообщалось, что германским разведотрядом «ЦЕППЕЛИН» подготовлена к заброске в тыл группа агентов-диверсантов «УЛЬМ». Через несколько дней в Юрлу позвонили кировские чекисты и сообщили, что в окрестностях поселка Сюзьва в ночное время с самолета дальней авиации выброшен диверсионный отряд. Из райцентра и Кировской области в Сюзьву в экстренном порядке прибыли поисковые отряды. Такой же отряд был организован из числа жителей поселка. Итак, 18 февраля 1944 года северная группа диверсантов в составе 7 человек была сброшена по непонятным причинам вместо намеченного приземления недалеко от города Кизела в Юрлинском районе Молотовской (Пермской) области. Приходится только гадать почему диверсанты были десантированы не по назначению. Сотрудник ФСБ России по Свердловской области Владимир Кашин предполагает в своих записках, что возможно пилоту не хватило топлива на оставшиеся 300 километров до «расчетной точки», возможно летчик просчитался в условиях зимней ночи и перепутал огни небольшого поселка с городскими, а возможно он запаниковал и испугался «точки возврата», не дотянув до Камы. Таким образом диверсанты были выброшены в совершенно незнакомой местности Юрлинского района, на малонаселенной территории, где находились только два поселка: Чус и Сюзьва. Место покрытое тайгой и болотами, называемое «гиблым лесом». Забегая вперед следует заметить, что только после задержания оставшихся в живых, диверсанты узнали, что были сброшены не по назначению. Ночь 18 февраля для них была трагической. Сброшенных на парашютах диверсантов и их грузы разбросало по тайге в радиусе нескольких километров. Первым в эту ночь погиб радист Марков (из белоэмигрантов). Застряв на дереве, и запутавшись в стянувших его парашютных стропах, он скончался от обморожения. Командир группы Тарасов (белоэмигрант) жестко приземлился и не способный двигаться обморозил ноги. Боясь окончательно замерзнуть, он стал усиленно согреваться спиртом. От полного бессилия решил отравиться имевшимся штатным средством, но после спирта яд двойной дозы стал действовать как слабительное. От поноса, обезвоживания организма и головокружения он застрелился. Бывший красноармеец-военнопленный Гареев тоже сильно обморозился в ту ночь и застрелился. Четвертый диверсант, он же второй радист Канеев дождался рассвета и даже попытался выйти на связь с разведцентром, но безрезультатно. Позже у него началась гангрена обмороженных конечностей. Пуля сослуживца оборвала его мучения. Оставшихся в живых диверсантов настиг голод. В поисках друг друга в условиях глубокого снежного покрова им понадобилось несколько суток. Голод привел к тому, что они ели трупное мясо. Поскольку группа не вышла на связь с центром, немцы отказались от продолжения операции. Поисковые отряды в течении двух суток искали в заснеженной тайге вооруженных до зубов диверсантов. Каждый раз, когда люди приближались к врагам, они бесследно исчезали в лесной глуши, оставляя пустые консервные банки. Чтобы не обнаружить себя, фашисты даже не разводили костров, видимо пользовались спальными мешками. Так диверсионная группа блуждала по сюзьвенской тайге до лета. 6 июня диверсанты появились в деревне Кая Бисеровского района Кировской области. Пока крестьянка Устинья Кудашева, прикинувшаяся гостеприимной хозяйкой, подчевала троих обросших щетиной незнакомцев вареной картошкой, молодые девушки Маша Кудашева и Зина Семина по ее шепотку сообщили в милицию о появившихся дезертирах. Однако, кировские милиционеры диверсантов не застали. Обвешанные оружием и рациями они в это время двигались по лесной дороге в направлении деревни Никишата в Юрлинском районе. У переправы через реку Чус их без боя задержала оперативная группа сотрудников НКВД. Все трое были осуждены на 15, 10 и 8 лет. Так бесславно закончилась операция «УЛЬМ».
0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments