Чат неактивен

Приятней выпить с пользой для страны

Бывший главный распорядитель российских финансов Алексей Кудрин в интервью «Коммерсанту» высказался против отмены результатов приватизации, что само по себе не удивительно. Удивительно то, что в кои-то веки хочется с ним согласиться.

Нет, конечно, соблазнительно взять и начать распределение государственной собственности с чистого листа — с поправкой на уже накопленный опыт. Но как-то очень уж сомнительно, что нам удастся что-нибудь выиграть. Ладно, фабрики, заводы, рудники и пароходы в государственную собственность вернут — деньги-то все равно останутся у нынешних владельцев. Полагаете, в казне хватит средств, чтобы их работу финансировать? Стабилизационный фонд, между прочим, за границей хранится. В порядке защиты собственных инвестиций его тут же заблокируют. Частные банки предусмотрительно отойдут в сторонку. И получим мы простаивающие предприятия, замороженные зарплаты — в общем, все то, что два десятка лет назад уже было. А дальше — по накатанному сценарию.

Сначала из нас вытрясут имеющиеся накопления. Потом придут к выводу, что пора передавать собственность в частные руки. И честно-благородно организуют аукционы, в которых мы все равно не сможем принять участия. Довольными останутся разве что чиновники, которые неплохо натренировались совмещать личные интересы с государственными при реализации собственности, которой они не прочь торговать до бесконечности.

С другой стороны, сейчас, когда никто уже даже не пытается оспаривать криминальный характер приватизации 1990-х, здравый смысл не позволяет согласиться с тем, что так оно и должно быть. Не кого-то постороннего обобрали, мы сами — пострадавшие. Вдруг теперь что-нибудь и в самом деле обломится?

Идея нынешнего премьер-министра и кандидата в президенты Владимира Путина — взять дополнительные суммы с тех, кто в свое время недоплатил, и на том успокоиться — привлекательной не выглядит. Ну, поделятся в очередной раз олигархи с чиновниками. Нам-то что с того? Еще не факт, что самим делиться не придется. Квартиры в собственность брали? На дачные участки документы оформляли? Кто помешает под флагом отмены результатов приватизации предложить нам оформить право собственности на них заново — с уплатой госпошлины в процентах от рыночной стоимости?

И вот тут хочется согласиться с господином Кудриным еще раз. Не каждый нынешний владелец бывшего государственного имущества — обязательно жулик. И если уж результаты приватизации отменять, то исключительно после расследования и по решению суда. Право, жаль, что подобные идеи приходят в голову исключительно отставленным членам правительства.

Но если вдруг дело до следствия все-таки дойдет (мечтать, как известно, не вредно), будет особенно приятно, если расследование установит не только тех граждан, которые в казну недоплатили, но и должностных лиц, которые не без выгоды для себя на такие условия согласились. Если нести ответственность в уголовном порядке придется тем руководителям государственных предприятий, которые были целенаправленно доведены до состояния банкротства, чтобы скупить их по дешевке. Тем экс-председателям экс-колхозов, которые всеми правдами и неправдами присвоили себе земельные паи сельчан с целью их последующей перепродажи. И прочим излишне предприимчивым гражданм, сколотившим себе состояния вопреки закону. Не материальное, так хоть моральное удовлетворение.
Впрочем, можно поговорить и о материальном.

Два с небольшим десятка лет назад идеологи рыночных реформ утверждали, что приватизации подлежат убыточные предприятия, которым рыночные условия позволят стать рентабельными. В сущности, они даже не врали — просто немного недоговаривали. Нерентабельные предприятия предстояло приватизировать нам. Чтобы потом под ногами не болтались, когда очередь дойдет до нефти, газа, электроэнергетики и производства прочих ценностей, на которые и в те годы за рубежом спроса хватало. В число этих ценностей попали и алкогольные напитки.

Помните, как старательно нам внушали: «Бюджет СССР держится на водке. Стыдно государству спаивать собственный народ ради прибыли!» Вообще-то государственная монополия на крепкие напитки в России была еще при Рюриках введена, и предъявлять по этому поводу претензии руководству СССР не совсем справедливо. Но на то, чтобы нас не спаивали, мы все-таки согласились.

Спиртных напитков от этого в стране меньше не стало. Однако одновременно не стало и доходов от их реализации в государственной казне. Что же получается? Раньше мы пили, и расплачивались за эту слабость пополнением госбюджета. Теперь тоже пьем, но исключительно во благо предпринимателей, которым совершенно не стыдно за свою деятельность. А наше правительство постоянно жалуется на недостаток средств. Объясните мне, темному, что мы, граждане России, от такого реформаторского шага выиграли?

Сомнений в рентабельности производства и реализации алкогольной продукции, надеюсь, ни у кого нет. Потому самое время разобраться, кому понадобилось избавить страну от этой статьи доходов. И в чьих именно интересах. Если восстановить историческую справедливость в виде госмонополии на отрасль в целом, глядишь, отпадет необходимость в повышении планки пенсионного возраста. И на другие расходы наличные появятся. В частности, на профессиональную армию, которая с одной стороны нужна, а с другой — не по карману. На образование, которое из соображений экономии государственных средств становится все менее доступным для малоимущих слоев населения. На совершенствование системы здравоохранения без ущерба для здоровья нации.

Прямой компенсацией за неблаговидную приватизацию это, конечно, не станет. Однако жить все-таки станет лучше. А отчасти, быть может, и веселее. Господа кандидаты в президенты, возьмите на заметку. Все пятеро. Страна-то у нас одна — про нее тоже подумать нужно.
Анатолий Наумов.
здесь

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments