Чат неактивен

Правдивая история акций «Юкоса» — которые продолжают жить даже после смерти

Федеральная служба судебных приставов распространила через «Интерфакс» сообщение о том, что экс-владельцы «Юкоса» так и не возместили ущерб, который был определен судебным решением.

Понятно, что в конце июля служба судебных приставов будет шевелиться в двух случаях: когда дело пахнет большими деньгами и когда сверху строго указали. Пристав же – птица гордая, пока не пнешь – не полетит. Дело «Юкоса» давно уже никакими деньгами (по крайней мере, в Российской Федерации) не пахнет. Остается последнее: ответственные товарищи поняли, что за УДО Лебедева весьма вероятно УДО Ходорковского, и начали готовиться к битве в Карелии. Выбор не такой уж большой: у Ходорковского текущих взысканий нет, начать их рисовать прямо вот сейчас по лекалу «МБХ вчера потерял правый тапочек и плюнул мимо урны» как-то уж совсем дико – пахнет чем-то вроде «Байкалфинансгрупп» и тверской рюмочной. Очевидно, все-таки возобладал системный подход: посмотрели на ситуацию, чего там есть, и решили, что раз Лебедев и Ходорковский должны и не платят, то будем их душить долгами. Кто у нас тут главный по долгам? А, приставы! Посмотрели на них строго – они и засуетились, неожиданно вспомнив, что у них аж 17 миллиардов непогашенного долга. Ах ты, беда какая, на девятом году дела «Юкоса» и четыре года спустя после его банкротства. Выясняется ужасная вещь, что никто ничего не помнит: ни приставы, ни адвокаты. Одни говорят, что Ходорковский должен, другие, что должны Ходорковскому.
Ну, господа, у нас же, как у кривого шахматиста в Нью-Васюках, все ходы записаны. Итак:

Ход 1. 2003 год. Прокуратура ходит ферзем по акциям. С официальным заявлением выступила заместитель начальника Управления информации и общественных связей Наталия Вишнякова. «Сегодня на основании судебного решения в соответствии со статьей 115 УПК РФ наложен арест на обыкновенные акции ОАО НК «Юкос», находящиеся во владении двух иностранных компаний, зарегистрированных на Кипре и острове Мэн», – сказала она. Арестовано 1 141 403 296 акций, находящихся во владении компании Halley Enterprises (Кипр), и 49 478 740 ценных бумаг, находящихся во владении Yukos Universal Ltd. (остров Мэн). Арест наложен на соответствующие счета в банке «Траст». Владельцы арестованных акций являются дочерними структурами компании Group Menatep Ltd., зарегистрированной на Гибралтаре, причем 59,5% акций этой компании принадлежат Михаилу Ходорковскому.

Теперь все по полочкам. Кому и что на самом деле принадлежало согласно официально раскрытой информации.
61,01% акций «Юкоса» – контролируется гибралтарской Group Menatep Limited. Ей принадлежат 100% акций Yukos Universal Limited (о. Мэн), которая, в свою очередь, владеет 3,54% акций, а ее подразделение Hulley Enterprises Limited – еще 57,47%. Михаилу Ходорковскому принадлежит 9,65% акций Group Menatep. Кроме того, он же является единственным выгодоприобретателем специального трастового фонда группы на 50% ее акций. Таким образом, Михаил Ходорковский как бы контролирует 35,8% «Юкоса». Остальные акции Group Menatep распределяются следующим образом: Леонид Невзлин – 8% (что соответствует 4,8% «Юкоса»), гендиректор группы «Менатеп» Платон Лебедев, депутат Владимир Дубов, президент «Юкос РМ» Михаил Брудно и кандидат в сенаторы от Эвенкии Василий Шахновский – по 7% (4,2% «Юкоса»). Владельцы еще 4,5% (2,7% «Юкоса») – Голубович, Муравленко и так, по мелочи. Кто интересуется подробностями – все данные и есть в официальном выступлении Лебедева на суде.

Из множества крупных цифр следует несколько простых выводов. Во-первых, лично Ходорковскому с момента якобы приобретения всегда принадлежало ноль акций «Юкоса». Во-вторых, ему и остальным ОПГ-акционерам принадлежали только акции группы «Менатеп», которые по логике закона и должны были арестовывать. В-третьих, никто, естественно, не стал заморачиваться столь бессмысленным делом как арест акций группы «Менатеп» (я думаю, что их вообще никто никогда и в глаза не видел), вместо этого арестовали акции «Юкоса», как бы принадлежащие Ходорковскому и другим топ-членам ОПГ как «имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий обвиняемого». Есть такая хитрая формулировка для того, чтобы арестовать «Мерседес» должника, который он для вида одолжил покататься соседу за рупь. Никто особо и не задумывался, что акции «Юкоса» находятся именно в собственности указанных офшорных компаний и надо бы приличия соблюсти. Даже Дмитрий Анатольевич, будучи тогда еще руководителем администрации Владимира Владимировича, недовольно побурчал на эту тему: «Эти акции принадлежат офшору, и ими обеспечиваются требования по возмещению ущерба. Юридическая эффективность такого рода обеспечительных мер неочевидна». Но кто у нас слушает главу администрации президента, когда король нефти, мазута и газа Игорь Иванович Сечин почуял поживу и планировал на «Юкос» аки стервятник на павшую газель. Благо, реестр акционеров «Юкоса» был полностью доступен, а оспаривать арест Генпрокуратуры тогда (впрочем, как и сейчас) – все равно, что плевать против ветра. После этого ситуация с акциями затихла, из-за гораздо более интересных событий о ней никто и не вспоминал. Правда, Владимира Владимировича несколько раз попугали возможной продажей контрольного пакета таинственным «иностранным инвесторам», которые погасят все долги, но он так сурово насупился, что тем дело и кончилось.

Ход 2. 2005 год. Мосгорсуд ставит шах Ходорковскому. К началу октября первый приговор Ходорковского–Лебедева, на основании которого и возник пресловутый долг в 17 миллиардов, вступает в силу. По идее, приставы должны были ринуться продавать арестованные акции, чтобы вернуть государству незаконно уведенные у него налоги и прочее, прочее, прочее. Но за прошедшие два года произошло много чего: дефолт «Юкоса» по обязательствам, арест счетов и акций дочерних компаний, огромные налоговые претензии, распад мертворождённой «Юкос-Сибнефти», арест сотрудников, отъезд менеджмента, продажа главного актива «Юкоса» – «Юганскнефтегаза». РТС перенесла акции «Юкоса» из котировального списка «А1» в раздел «ценные бумаги, допущенные к обращению, но не включенные в котировальные списки». В начале 2005 года Ходорковский объявил о передаче всех своих акций Group Menatep Леониду Невзлину. Но на величину приписываемого ему арестованного пакета акций «Юкоса» это никак не повлияло.

Сколько стоили акции «Юкоса» к октябрю 2005 года? Ну, где-то приблизительно 2,4 миллиарда долларов за всю компанию, по данным отчета за III квартал 2005 года. Ну и кому было надо на них обращать взыскание? Возможно, продажа всего пакета и покрыла бы формально долги Ходорковского и Лебедева (если бы не рухнул рынок), но, во-первых, для Ходорковского и группы «Менатеп» это означало бы досрочную утрату контроля над еще «живой» компанией и лояльными сотрудниками, во-вторых, платить долги, очевидно, никто не собирался – в соответствии со старым добрым принципом «ни копейки врагу», в-третьих, привлекала возможность предоставить противнику право первому делать ходы – захватывать компанию и ошибаться. Уплата любой суммы по приговору в той обстановке значила его косвенное признание, чего также не хотелось. Для Сечина и Ко, наоборот – получение акций компании «за копейки» увеличивало угрозу последующих исков, связанных с конфискацией, они надеялись, что банкротство будет более «чистым» путем раздербанивания компании. Короче говоря – никто не хотел рисковать. Формальные владельцы акций не предпринимали активных действий, так как продолжали надеяться если не на чудо, то на возможность более интересного использования статуса акционера-жертвы коварного российского государства в последующих разбирательствах, Сечин и Ко тупо гнули свою линию на банкротство и мнимую публичную распродажу активов, а приставы – просто ждали команды. Пат.

Ход 3. 2007 год. Мат «Юкосу». Прошло всеми осуждённое банкротство, компания официально ликвидирована. Акции аннулированы. Акционеры имеют шиш с маслом и смиряются с этим. Приставам можно расслабиться: продавать все равно нечего. Тем не менее, в воздухе все-таки повис вопрос: кто виноват, что решение о взыскании с Ходорковского и Лебедева огромной суммы не было исполнено? А оно и не могло быть исполнено, по крайней мере, с точки зрения МБХ, поскольку он свои акции давно уж уступил группе «Менатеп». Так что у приставов есть железобетонная отмазка: сказано в официальной бумажке – с Ходорковского, а не с группы «Менатеп», у Ходорковского, по его же собственным публичным заверениям, акций нет – ни прямо, ни у третьих лиц. Ну так и чего же вы с нас хотите? Сидим, ждем дальнейших указаний. Таким образом акции и оставались арестованными по не пойми за что – то ли по второму делу, то ли по какому другому – кто теперь разберет. Судиться то за них должна была группа «Менатеп». А она активности на эту тему не проявила – предпочла пойти ябедничать на Россию в Гаагу и прочие места.

Думаете, это конец? Ничего подобного. Читайте продолжение триллера «Акции «Юкоса» возвращаются».

Ход 4. По сей день. Оставшиеся пешки «Юкоса» и сбитые с доски фигуры разыгрывают собственную партию. Ни для кого не секрет, что сильно обкусанные остатки международной сети «Юкоса» ведут непримиримую борьбу с Российской Федерацией. В результате этой борьбы была продана печально известная «Мажейкяй Нафта» и еще ряд мелких активов. Соответственно, на счетах, контролируемых частью бывших американских менеджеров компаний, скопилось где-то около 1,2–1,5 миллиарда долларов. Указанные средства, по настойчивым заверениям управляющих бывшими компаниями «Юкоса» лиц, планируется раздать в качестве компенсации бывшим акционерам компании, как «только завершатся все суды, связанные с указанными денежными средствами». Принимая во внимание, что история длится уже много лет и имеет еще хорошие судебные перспективы на пару пятилеток, то немногие акционеры дождутся денег за забытые акции. Однако, как мы помним, как минимум 2/3 акций «Юкоса» принадлежало группе «Менатеп». Ей же, по декларируемой логике, и должны отойти 2/3 полученных денежных средств, если она не выкупит дополнительные эфемерные «права требования», проистекающие из давно аннулированных акций у давно уже на все плюнувших акционеров. Таким образом, аннулированные акции «Юкоса» обрели истинную «жизнь после смерти», и пакет, переданный Михаилом Борисовичем группе «Менатеп», даже до завершения всех судов может «стоить» где-то миллионов 800 долларов. Которые, если группа «Менатеп» захочет, могут и быть уплачены в качестве выкупа…тьфу ты, долга, конечно, Ходорковского и Лебедева. Сценарий, надо сказать, абсолютно фантастический, принимая во внимание, что группа «Менатеп» вряд ли пойдет на переговоры с террористами, в качестве которых она, несомненно, и рассматривает российскую власть.

Невозможно, разумеется, даже в России юридически приписать Ходорковскому какие-либо доходы от акций, которыми он а) никогда не владел; б) от которых он давно отказался; в) которые аннулированы. Равно как и обязать его их кому-либо отдать. В сложившейся ситуации защитники МБХ и Лебедева будут продолжать винить во всем приставов, которые, в свою очередь, будут давать разные невразумительные объяснения вроде «акции ничего не стоили», «непонятно кому принадлежали» или вообще «продолжали находиться под арестом по второму делу». Официальные аргументы найдутся. Ни Ходорковскому, ни Лебедеву от этого легче не будет. Если ответственные товарищи считают, что они должны – то обязательно будут. Кто и когда в России пытался разобраться в обоснованности долгов – а тем более долгов людей, объявленных врагами Путина.

источник

Поделитесь публикацией

Оставьте комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Subscribe  
Уведомлять