Чат неактивен

Почему в Европе и вообще в развитом мире много бородатых женщин и других …

Почему в Европе и вообще в развитом мире много бородатых женщин и других бродячих атавизмов? Потому что там не было такой одномоментной встряски, такого массового уничтожения старого мира, его носителей, законов и привычек, каким была наша революция. Из-за этого европейский общественный прогресс больше похож на прогресс технический, где одни области обгоняют другие, а про третьи вообще надолго забывают, а потом наверстывают рывками. Что-то сохранится в виде винтажа или символа, как пресловутые европейские монархии. Из-за этой нашей встряски иногда получалось, что Россия вдруг в каких-то вещах неожиданно оказывалась впереди – как с теми же разводами, сексуальной революцией или женским равенством в 1920-е.

Какой вывод мы должны сделать из мальтийского референдума по поводу разрешения разводов (!) и из этого списка в день, когда у нас например, православные в очередной раз пошли на гей-активистов. Гей-активистов (хотя геев у нас в стране несколько больше, чем православных: первых по статистике везде 6–7%, а вот по признанию самой Патриархии практикующих, то есть бывающих по воскресеньям в храме, у нас меньше 2% населения), а группа деятелей культуры предлагает, чтобы люди за пивком на диванчике смотрели на «основные мероприятия РПЦ».

Из этого списка западных атавизмов можно сделать простой вывод: че это они нас учат, у самих вона че. А можно – правильный. Мы не безнадежны. Европа, Запад, цивилизованный мир – очень разноскоростные: и внутри каждой страны и между странами. Наличие хвостатых мужчин и людей с волосатыми лицами – еще не приговор. И когда нам на них указывают – бродящих по нашим улицам и сидящих в наших кабинетах – не надо впадать в истерику. Там тоже вчера были, а сегодня уже нет. И вот на Мальте вчера еще не было разводов, а Европа, так или иначе, – была. Чтобы стать частью развитого мира, необязательно быть во всем и сразу самыми первыми. Можно делать это, более-менее оставаясь собой, и даже со своими странностями и атавизмами.

Но если все позволено, включая хвосты, то куда же смотрит бог? По какому критерию судить? Почти пять лет назад я общался с философом Фукуямой. Среди прочего, я спросил его, почему Россия в мире воспринимается хуже, чем Китай, хотя она гораздо свободнее. Он ответил: «Про Китай в мире есть ощущение, что он движется от большей несвободы к большей свободе, а про Россию в последние 10 лет – наоборот».

Что разводов на Мальте не было, до поры до времени не мешало ей быть Европой. Вчера не было, сегодня есть. А вот если бы Мальта двинулась в обратном направлении: провела референдум о том, чтобы отобрать избирательное право у женщин или ввести обязательную церковную исповедь для занятия госслужбой, – тогда Европой она бы уже не была. Главное не то, есть ли бородатые женщины, а то, уменьшается ли их количество.

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments