Миллиардер Борис Йордан — Forbes: «Многие инвесторы боятся, что будут санкции»

Миллиардер Борис Йордан — Forbes: «Многие инвесторы боятся, что будут санкции»

В беседе с Forbes бизнесмен рассказал, каких инвесторов удалось привлечь страховой компании, как в составе ее акционеров появился Роман Абрамович и когда будет легализована марихуана

Выращивание растений, содержащих наркотические  и психотропные вещества, их приобретение, хранение, перевозка, изготовление и переработка являются незаконными в России.

Пионер российского инвестиционного рынка Борис Йордан стал миллиардером, проведя в 2018 году IPO американского производителя медицинской марихуаны Curaleaf, а в октябре 2021 года вывел на московскую биржу «Ренессанс Страхование». Размещение прошло по нижней границе, компания разместила 147 млн новых акций и привлекла 17,7 млрд рублей ($250 млн), а ее капитализация с учетом привлеченных средств составила 66,8 млрд рублей (чуть меньше $0,95 млрд). Это IPO стало одним из последних в 2021 году для российского рынка.

— Как вы оцениваете результаты IPO «Ренессанс Страхования»?

— Я очень доволен и качеством инвесторов, и качеством размещения, и тем, что мы смогли начать процесс появления ряда международных инвесторов по финтеху в России. «Тинькофф» открыл этот рынок через свое IPO восемь лет назад в банковской сфере, а мы сделали это в страховании. К тому же наше IPO — первое страховое IPO в Европе за 20 лет.

— Кто эти инвесторы?

— Это крупные международные фонды, каждый из которых подписывался на акции в размере 25-30 млн долларов. Многие из них специализировались на финансах, разбираются в отрасли. Это не спекулянты, которые покупают и в тот же день продают, это фонды, которые инвестируют вдолгую.

— Вы довольны ликвидностью акций «Ренессанса» после IPO?

— Конечно нет! Компании, которые только что разместились, иногда страдают низкой ликвидностью. Мы считаем, что наша ликвидность существенно поднимется в этом году, как только мы начнем раскручивать компанию. Во время IPO ты очень ограничен в действиях, но потом руки освобождаются, ты можешь дать больше информации инвесторам.

— Основатель «РЕСО-Гарантии» Сергей Саркисов говорил нам, что сейчас дисконт на российские компании составляет 40%. Вас это не испугало?

— Конечно, Россия рассматривается с дисконтом к западным рынкам из-за политического риска. Многие инвесторы боятся, что будут введены санкции. Из-за дисконта мы и не сделали вторичное размещение. Мы планировали сделать первичное и вторичное размещения, совокупный объем размещения должен был быть $450 млн, однако мы сделали только первичное размещение на сумму $250 млн. Конечно, компания привлекла запланированный объем средств для реализации стратегии, а инвесторы получили качественный актив с дисконтом и потенциалом роста. Ну а акционеры оценивают свои активы выше и предпочли дождаться более справедливой оценки в будущем.

— Вы говорите все-таки про дисконт. Если он не 40%, то сколько?

— Мы все думаем, что стоим больше, чем мы стоим. Если смотреть на традиционных страховщиков в Европе, то мы вышли по той же самой цене, по которой торгуются они, с мультипликатором 9 к прибыли. У финтеха мультипликатор (расчетный коэффициент, позволяющий оценить стоимость компании. — Forbes) существенно выше — 25 к прибыли. Мы вышли по оценке традиционных страховщиков, но это только начало: рынок страхового финтеха в России еще не сформировался, он должен будет образоваться на основе нашего бизнеса, мы должны доказать, что наша модель реально работает. И мы надеемся, что рынок существенно пересмотрит свою оценку акций «Ренессанс Страхования» в ближайшие год-два.

— Выходит, вы не получили желаемую высокую оценку, потому что рынок пока что не сформирован?

— Да, сыграли несколько факторов. Во-первых, мы изначально не хотели выходить по мультипликаторам финтеха (25+), мы целились на оценку традиционных страховщиков, потому что мы знали, что рынок еще недостаточно знаком с нашей бизнес-моделью и не готов дать нам оценку финтех-проекта. Во-вторых, после нашей сделки российский рынок начал сильно охлаждаться, с конца октября были отменены четыре или пять первичных размещений.

— Бум IPO в России закончился, по вашему мнению?

— Скорее, я бы сказал, что рынок взял передышку после бурного роста за последний год. Потребность российских компаний в капитале никуда не исчезла. По мере стабилизации политической ситуации будут и новые IPO. С другой стороны, мировые рынки беспрерывно растут практически 15 лет. На международных рынках давно назрела коррекция, я думаю, это произойдет в 2022 году. Кроме того, во всем мире растет инфляция, поэтому мы ожидаем, что в этом году будет достаточно трудный рынок для IPO.

— Напряженная обстановка в мире сохраняется уже длительное время. Как вы в таких условиях вообще решились провести IPO?

— Я торопился и, видимо, был прав. Многие банкиры советовали мне подождать еще год, аргументируя это тем, что через год компания будет больше, ведь у нас очень хорошие результаты. Они говорили: «Борис, что ты торопишься, тебе все эти деньги сегодня не нужны». А я хотел, наоборот, сделать сейчас, потому что я хочу использовать тот капитал, который я привлек, особенно если будут трудности на рынках, чтобы консолидировать несколько компаний. Из-за этого я принял решение сделать IPO в этом году, а уже в следующем году быть готовым на консолидацию.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments