Чат неактивен

Куда делась наша авиация 22

06.41?

Все знают о огромных потерях нашей авиации, которые она понесла в первые дни войны. Однако парадоксально, но именно боевые потери нашей авиации были не столь значительны, как представляются большинству. И как это не парадоксально боевые потери нашей авиации соизмеримы с боевыми потерями немецкой авиации.

Всего к 23 июня 1941 года, немцы заявили о 322 самолетах, уничтоженных в воздухе и 1489 — на земле, в результате авиоударов. Наши заявили об уничтожили 22 июня около 300 самолётов противника.

Хотя немцы признают боевую потерю гораздо меньшего количества самолётов. Объясняя большую часть потерь этого дня техническим причинам и человеческим фактором. Налёты вражеской авиации на наши аэродромы происходили и в дальнейшем. Но уже с гораздо меньшей эффективностью. И при этом все же цифры уничтоженных немцами наших самолётов гораздо меньше потерь нашей авиации. Которая, только в западных округах и флотах, имела около 16000 самолётов. Из них около 11000 в составе войск прикрытия. Но уже 10 июля ВВС действующей армии насчитывало всего около 2200 машин. А немцы, на это число, заявили об уничтожении порядка 3200 наших самолётов.
Один из самолётов румынских ВВС 22 июня 1941 года.

Парадоксально, но основные потери, порядка 9000 машин, наша авиация понесла не в воздухе, а на земле. Получилось так что эти самолёты были просто брошены на аэродромах. Нет, большинство машин было невозможно использовать. Что делает чести нашим дедам. И немцы отправили их на переплавку. Но факт остаётся фактом. Да и в докладе Герингу, по результатам первого дня войны, указано об обломках 2000 советских самолётов, на захваченной вермахтом территории.
Один из немецких самолётов признанных ими сбитым. 22.06.1941. Самолёты упавшие на их территории они сбитыми не признают.

А объяснение ему дать довольно просто. Главными целями при ударе по аэродромам, на рассвете 22 июня были отнюдь не самолёты. А склады, в первую очередь ГСМ, взлётно-посадочные полосы, узлы управления и связи, стоянки спецтехники, казармы личного состава и лишь в последнюю очередь самолёты. Обычно удар проводили три немецких бомбардировщика, в сопровождении пары «Мессершмитов». Бомбардировщики нагруженные обычно под завязку небольшими осколочными бомбами, до 40 50-килограмовых бомб на борт, атаковывали в первую очередь назначенные цели. И лишь, по уничтожении этих целей, сбрасывали остатки боезапаса по стоянкам самолётов. Частенько это был лишь пулемётный огонь их стрелков. «Мессера» же обычно атаковывали дежурные самолёты, а потом блокировали аэродром, не давая подняться нашим самолётам.

И подавляя зенитный огонь. А после удара бомбардировщиков они обычно добивали пушками не поражённые бомбами цели и тоже проходились по стоянке самолётов. Причём по этой схеме уничтожались единицы наших самолётов. Но очень много самолётов было повреждено, и они нуждаясь в ремонте, не могли немедленно взлететь. А стремительное продвижение немецких сухопутных войск, так в одном месте в Прибалтике немцы за 22 июня прошли 80 км, не дало нашей авиации время на восстановление.

Итак, представим ситуацию, на нашем аэродроме, после первого немецкого удара. Штаб и пункт управления полётами уничтожены. Нет связи с командованием. Склады с ГСМ, боеприпасами и запчастями горят. Все передвижные мастерские и топливозаправщики уничтожены. ВПП в воронках. А сами самолёты стоят с дырявыми плоскостями, без горючего и боеприпасов. Пилотов, живущих вне аэродрома и поднятых по тревоге, перестреляли немецкие диверсанты. Или же местные националисты. Причём если украинские или прибалтийские были на прикорме у немцев, то вот польские… Польские подчинялись правительству в изгнании и были союзниками Великобритании. Однако это не помешало им 22.06.1941 выступить в одном строю с немцами.

А тех пилотов, кто был на аэродроме, завалило в казарме. Только одного из перечисленных факторов достаточно, что бы самолёты не взлетели, а они были в совокупности. А на горизонте уже пылили немецкие колонны. Вот и оставалось только одно, уничтожать самолёты и уходить на восток. Правда, была сделана попытка эвакуировать самолёты. Где были пилоты, то оставшиеся пригодными к полёту самолёты уводились в общем направлении на восток. Но, оказавшись на тыловых аэродромах без командования и должного обслуживания, в условиях стремительно продвижения немецких войск и эти машины оказались брошенными. Порой так и не сделав ни одного боевого вылета.

Конечно, всё это достаточно утрировано и собирательно. Вполне возможно, что на каждом отдельном аэродроме ситуация не была столь чудовищна. Но везде она была достаточно фатальна. Так несколько наших аэродромов были обстреляны немецкой артиллерией, в первые минуты войны. К тому же врагу помогло и наше авось. Ещё к 19 июня был изданы приказы по ВВС, предписывающий рассредоточить авиацию, замаскировать объекты, обеспечить прикрытии аэродромов зенитными средствами. К 20 числу он попал в войска, но везде его выполнение отложили на потом. А то и отменили. В лучшем случае самолёты и объекты слегка обложили ветками. Как бы приказ выполнили, самолёты и объекты как бы замаскировали. Даже не позаботившись оценить, а как эта «маскировка», в виде стоящих ровными рядами пирамидок из веток деревьев, выглядит с воздуха.

Но это одна, явная сторона медали. Другую хорошо раскрывают данные на сайте «РККА». Где представлена информация об всех самолётах ВВС РККА предназначенных для прикрытия госграницы. Правда, только ВВС РККА, авиация флота не указана, и только на 01.06.1941 года.
Сегодня достаточно точно известно, что СССР имел к началу войны около 16000 только боевых самолетов. На момент нападения СССР имел в западных округах около 10700 самолетов всех типов, противник, на линии соприкосновения, около 4800 только немецких машин. Т.е., перевес бумажный СССР составлял более чем в 2 раза. Но то бумажный. Представленные таблицы дают информацию совершенно другую информацию. О выделенных для прикрытия границы 8342 самолётах ВВС (без учёта авиации флота). Для которых было подготовлено 7222 экипажа. Правда, 1173 самолёта нуждались в ремонте. Что в принципе нормально. Самолёты всегда должны быть с запасом. Так что, теоретически только 53 пилота не могли подняться в воздух единовременно со всеми.

Но только формально. Реально же в воздух могли подняться только 5007 самолетов. В полтора раза меньше чем их было! Напомню только немцы, без союзников, сосредоточили на линии госграницы 4800 самолётов, с чуть меньшим количеством пилотов. Ещё раз уточню 4800 боеготовых самолёта. И снова уточняю – на границе. Мы имея 8342 самолёта, разбросанных от границы и до Запорожья, поднимаем против них 5007 теоретически боеготовых. Спросите почему так? А вы посмотрите на 5-ю и 39-ю иад Ленинградского округа. В 5 иад 269 самолётов (5 неисправных) и 84 пилота. На каждого больше чем по 3 исправных истребителя. В 39-й 111 самолётов (тоже 5 неисправных) и 209 пилотов! По 2 пилота на самолёт! Напоминаю между ними Финский залив! Благодаря организации «умников» из ВВС РККА в 2 дивизиях 380 самолётов и 293 пилота. А прикрывать Ленинград от авиоудара можно поднять только 125 самолётов! И то только небольшими группами, без взаимодействия между ними. Такой бардак ни одной халатностью не объяснить.

Но раскрывать эту сторону необходимо вот с этой фразы: «Тимошенко, “друг летчиков”, решил: почему пехота свои винтовки драит, артиллеристы и танкисты свои орудия драят, — а почему летчикам поблажка?! Танкист свою машину моет. Почему моют за летчиков? У нас был механик по самолетам и двигателям, механик по вооружению, моторист, — вот все. Теперь на звено (три самолета — К.О.): механик по приборам и механик по специальному оборудованию, и еще механик по вооружению на звено. Техник звена и техник самолета на каждый самолет. А тут оставляют на звено: оружейник (вместо четырех у нас остался один механик по вооружению на звено). Механик по самолетам — вместо четырех остался один. Мотористов — ни одного. Вот так! Обкорнали! Мы думали — что за идиотство? Мы отлетаем, все уставшие. …» (Интервью: А. Драбкин. Лит. обработка: С. Анисимов. Сайт «Я помню»)

В 1940 году вышел приказ №0200 наркома обороны Тимошенко. Согласно этому приказу командиры выслугой в рядах Красной Армии менее 4 лет обязаны были жить в общежитиях на казарменном положении… Тимошенко — во-первых, заставлял прыгать с парашютом не только летчиков, но и технический состав, якобы на случай войны предполагая их использовать в качестве бортстрелков. Во — вторых, с его подачи, до 1940 года лётчиков выпускали младшим лейтенантом, а с 1941 года стали выпускать сержантами.

Что значат эти «сокращения» технического персонала перед самой войной? Ни много ни мало — дополнительные гарантия возможного разгрома нашей авиации в момент нападения, и в первые дни войны. Даже разовая потеря в 1200 самолетов в первый день войны не могла настолько уничтожить всю авиацию западных округов. В первый день — нет. Да и в течении 2-3-х первых дней — тоже нет. А вот в последующую неделю, другую — добили. Как? А в том числе и за счет отсутствия тех самых мотористов и оружейников в наших авиачастях.

Дело в том, что именно хорошей организацией обслуживания и ремонта поврежденной техники во время боевых действий и отличалась немецкая военная машина. Что в авиации, что в тех же танковых частях. Наши «умники» сокращали перед войной технический и обслуживающий персонал в ВВС и, особенно в западных округах, а немцы нет. Он у них был выше даже после итого как вернули оружейников (помните, кто по воспоминанию летчиков были оружейниками в наших авиаполках, особенно истребительных — женщины). И выходило что даже во время войны, когда оружейников и мотористов вернули, немцы делали вдвое больше вылетов в день, чем наши летчики. И получалось, что кратное превосходство наших ВВС в численности нивелировалось количеством боевых вылетов немецких лётчиков.

Конечно, во время войны женщин ставили оружейниками и из-за того что мужчины нужны были на фронте, но в начале войны оружейников и мотористов при самолетах вообще не оказалось. «Управлялись» силами летчиков! Вот потому немцы и добили нашу приграничную авиацию в несколько дней, имея формально чуть не вдвое меньше самолетов — они просто чаще могли подняться в воздух и в несколько заходов добивали наши аэродромы, пока наши летчики сами заправляли и обслуживали собственные самолеты! Плюс — отсутствие запасных аэродромов, на которые авиация западных округов не могла перелететь с началом боевых действий.

А были ещё интересные приказы от НКО для летчиков при Тимошенко. Вот что пишет маршал Скрипко:
«Пагубно отразилось на боевой подготовке выполнение требований приказа НКО № 303 от 4.11.40 г. «О переходе к производству полетов с колес в зимних условиях». Лыжи сняли, а укатывать снег было нечем, тракторов не хватало (нужно было 252, а получили только 8). Летчики в течение зимы фактически не вылетали на боевое применение…».
Т.е., потерянные за зиму навыки полетов у летчиков уж точно не способствовали повышению общей боеготовности летного состава перед войной. А ведь ещё и весной также летали немного — пока просохнет земля после весенней распутицы…
И тут очень интересны воспоминания летчиков начинавшими войну на границе. Например с генерал-лейтенантом С.Ф. Долгушиным, встретившим войну лётчиком-истребителем в Западном ОВО. И Долгушин более подробно рассказывает об этих «странных» сокращениях:
«
Впрочем, многое и до этого дня делалось будто “по заказу” (немцев): — начат ремонт базового аэродрома в г. Лида, — не были подготовлены запасные площадки…, — было уменьшено число мотористов и оружейников до одного на звено. Мало того, что Тимошенко в декабре 1940 г. перевел нас на положение как солдат, так еще и сняли с самолёта оружейника и моториста! А раньше было как — на 1 самолет (полагались — В.Б.):
— техник (это был офицер, как правило, техник-лейтенант — В.Б.);
— механик;
— моторист и
— оружейник.
Итого на самолет: 6 человек, потому что 4 ствола.
А тут посчитали, что:
— артиллерист свою пушку драит,
— пехота свою винтовку драит…
— а почему летчикам не драить?! (осталось 2 человека обслуги на самолет — техник и механик. — К.О.)
И отняли у нас! А потом — сразу же в первые же месяцы войны все ввели! Сразу же ввели: почувствовали, что идиотство натворили!»

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments