Чат неактивен

Крах империи

Уходящему со своего поста чиновнику надо быть готовым к тому, что новый хозяин поставит под свой контроль бизнесы, связанные с его предшественником. Даже льготы ушедшего на покой губернатора новым главой региона могут быть поставлены под сомнение. Так, например, пересматривался закон «О гарантиях» бывшему губернатору Ростовской области Владимиру Чубу. Новый президент Башкортостана также отменил большую часть льгот, придуманных под его предшественника Муртазу Рахимова. А бывшего губернатора Оренбургской области Алексея Чернышева после пересмотра в суде закона «О гарантиях высшему должностному лицу Оренбургской области, прекратившему исполнение своих полномочий» даже обязали вернуть в государственный бюджет 1,7 млн рублей.
В некоторых регионах новые власти считают необходимым первым делом доказать, что новая метла и метет по-новому. «Башкирия потеряла почти всю свою собственность, — заявил сразу после отставки Рахимова глава Счетной палаты Сергей Степашин. — Все мы знаем, кто и за сколько купил нефтяную компанию, а теперь предстоит выяснить адреса и объемы средств, уведенных из бюджета». Новый президент республики Рустэм Хамитов тут же проанонсировал скорые посадки и громкие антикоррупционные процессы, хотя непосредственно семью бывшего президента республики пока никто не тронул. Зато в Мурманской области после ухода губернатора Юрия Евдокимова (перед отставкой его обвинили едва ли не в попытке продать регион соседней Норвегии) началась масштабная чистка кадров, близких к бывшему руководителю. Похожая история разворачивается и в Свердловской области. Сразу после вступления в должность в ноябре 2009 года новый губернатор Александр Мишарин взялся за чистку руководящих кадров в государственных унитарных предприятиях (ГУП). Особого семейного бизнеса, подобного лужковскому, у предшественника Мишарина Эдуарда Росселя не было, что, впрочем, не мешало ему контролировать ключевые предприятия области. Действовал Россель по накатанной схеме — вводил в советы директоров своих людей. Поскольку многие предприятия оставались государственными, сделать это было проще простого.

На протяжении первого срока президента
Путина Лужков позволял себе критические
высказывания в адрес главы государства


С приходом Александра Мишарина сменились директора сразу нескольких ГУПов. Среди них компания «Газовые сети», Распорядительная дирекция МУГИСО, Монетный щебеночный завод, Среднеуральская птицефабрика. Из ГУП «Облкоммунэнерго» Мишарин убрал Владимира Смолича — еще одного ставленника Эдуарда Росселя. До прихода в «Облкоммунэнерго» Смолич работал в ЗАО «Сетевая энергетическая компания» — дочке Топливно-энергетической компании Уральского региона (ее учредителем был сосед Эдуарда Росселя по даче Александр Кузнецов). Показательно, что частный бизнес начал избавляться от людей Росселя еще в последние месяцы его губернаторства, как только позиции главы региона пошатнулись. Уже тогда близкого губернатору человека изгнали из руководства НПО АВИСМА — одного из крупнейших в стране титаномагниевых комбинатов. Депутат облдумы Евгений Артюх утверждает: «Уволенным директорам не предлагали никаких должностей в качестве компенсации, их просто выставляли за дверь».

С думой о мэре

К подобной судьбе созданной им империи в случае отставки должен наверняка готовиться и Юрий Лужков. Его история, говорят эксперты, уникальна: будучи одним из основных противников Путина в начале его восхождения на властный олимп, Лужков в итоге стал одним из столпов созданного им режима. Однако еще на протяжении первого срока президента Путина мэр позволял себе критические высказывания в адрес главы государства. Так, в 2000 году, когда Путин вручал мэру в Кремле обидный по своей незначительности орден Почета, Лужков заявил: «Это серьезный, сильный индикатор вашего отношения к Москве, вашего отношения к москвичам». Заявляя о своей поддержке президента, Лужков неоднократно позволял себе в начале 2000-х критиковать членов его команды: Александра Волошина, Михаила Касьянова, Алексея Кудрина. В начале 2002 года Лужков обрушился с критикой на президентскую администрацию, которая работает «без четкого понимания функций, целей и ответственности». Аналитик Владимир Прибыловский напоминает, что вплоть до слияния в 2002 году партии «Отечество — Вся Россия» с «Единством» пролужковская фракция ОВР в Госдуме неоднократно сопротивлялась принятию законопроектов, невыгодных московской мэрии. По мнению ряда экспертов, Лужков окончательно признал Владимира Путина только после трагических событий в «Норд-Осте».
Путин, в свою очередь, закрыл глаза на коррупцию в Москве и не стал снимать Лужкова, как и всех остальных губернаторов-тяжеловесов, предоставив эту работу своему преемнику. Нежеланию Путина увольнять кого-либо можно найти объяснение в его колонке, опубликованной год назад в журнале «Русский пионер» (цитата из нее вынесена в эпиграф): «Иногда со стороны кажется, что человека надо просто метлой гнать. Но я вас уверяю, что это не всегда так. Ни в коем случае нельзя человека опорочить за глаза, нельзя уволить и выбросить вон только потому, что кто-то что-то тебе сказал про этого человека. /…/ А потом смотришь — реальных материалов нет. А если нет, значит, человек невиновен. А если человек невиновен, пусть даже есть у него ошибки, это не значит, что его нужно выгнать и поставить на нем крест».
Крест на московском мэре в итоге был вынужден поставить Дмитрий Медведев. 23 сентября СМИ сообщали: столичному градоначальнику вроде бы удалось согласовать с Кремлем условия своей отставки. Новым мэром Москвы должен стать Сергей Собянин, а столичное правительство возглавит Валерий Шанцев.

В подготовке материала принимали участие:
Екатерина Базанова, Егор Мостовщиков,
Всеволод Романенко, Даниил Туровский

the new times

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments