Чат неактивен

Кавказский костер

Обманчивая тишина на дагестанском фронте. Страна не замечает многочисленных потерь своих бойцов


Силовики пока не могут справиться с бандподпольем на Северном Кавказе.

Вылазки экстремистов в Дагестане, еще недавно представлявшие собой диверсии и регулярные нападения на силовиков, превратились в широкомасштабные боевые действия под религиозными знаменами и призывами. На севере республики с 21 по 23 июня смешанные силы спецподразделений МВД, ФСБ и Минобороны России при поддержке тяжелой техники и вертолетов так и не смогли справиться с группой боевиков, окопавшихся в равнинных селах Кизлярского района.

Еще в начале прошлой недели в Дагестане произошли два боестолкновения, в которых силовикам противостояли бандгруппы численностью до 30 человек. А уже 23 июня крупную группировку блокировали у села Кузнецовка Кизлярского района. К этому месту из райотделов Кизлярского, Ногайского, Бабаюртовского и Тарумовского районов, а также из Чечни были стянуты бойцы специальных огневых групп, танки Т-90, вертолеты Ми-24 «Крокодил». В их поддержке нуждались бойцы Центра специального назначения УФСБ и ВВ МВД РФ, которые безуспешно штурмовали позиции боевиков. Село оказалось превращено в неприступный пункт с подземными переходами, пристрелянными зонами.

Приданные силы – почти 3 тыс. человек – утюжили зону боев два дня. Боевиков атаковали с воздуха (более полусотни боевых вылетов в сутки) и тяжелой техникой. Операцию с наступлением ночи дважды приостанавливали. А в третью ночь экстремисты, разделившись на три группы, прорвали кольцо и скрылись в лесу. Их не смогли заметить даже тепловизоры, которыми после заката сканировали местность.

Поиск беглецов не дал результатов. Обстрел бандгруппы позволил, по предварительным данным, уничтожить до пяти экстремистов, хотя обнаружены только два тела. Правоохранительные силы в боях понесли более ощутимые потери – семь убитых и 16 раненых.

По предварительным данным, силовикам противостояла группа из 20–30 экстремистов во главе с лидером кизлярской диверсионной группы Ахмедом Идрисовым. Два года назад он объединил под своим началом выходцев из родного Цунтинского района и других районов севера Дагестана.

Ситуация на Кизлярщине накаляется уже два года. Только за последний месяц здесь были задержаны до 40 подозреваемых участников и пособников экстремистов. Северный регион, а точнее, Кизлярский и Тарумовский районы, – места компактного проживания терских казаков, и эскалация напряженности в этой зоне приведет к ускоренному оттоку из республики оставшихся примерно 80–90 тыс. русских.

Провальная трехдневная спецоперация, организованная лучшими бойцами с отличным оснащением и подготовкой, при поддержке танков и вертолетов, ставит под сомнение процесс миротворчества в Дагестане. Нельзя говорить, что успешна профилактика экстремизма, а широко разрекламированные программы по примирению «лесных» и салафитов-ваххабитов с властью и представителями традиционного ислама в Дагестане просто не работают.

Как отметил «НГ» представитель движения салафитов «Ассоциация алимов Ахлю-Сунна аль-Джамаа» Абас Кебедов, после очередного превышения силовиками полномочий в лес ушли сразу 70 человек. Для сравнения: созданная в Дагестане комиссия по адаптации боевиков к мирной жизни смогла помочь только 30 заблудшим. Среди них нет ни одного представителя так называемых ваххабитских общин или «лесных». Прошедшие через адаптацию – это сын имама саратовской мечети, несколько парней, поджигавших на свой страх и риск магазины, где продают алкоголь, шестеро граждан Казахстана. Все они приехали в Дагестан «совершать джихад» и сдались силовикам.

Совершенно очевидно, что напряженность в республике растет. В подполье находятся не менее тысячи активных боевиков, несколько тысяч затаившихся, десятки тысяч пособников и сочувствующих их «социальному протесту» против коррупции и клановости, беспредела полиции и силовиков. И неясно, как же Кремль собирается обеспечивать с такими бойцами, как на Кизлярщине, безопасность если не населения региона и страны, то хотя бы сочинской Олимпиады, чем он очень озабочен. Как могло случиться, что в равнинных селах севера республики обустроились боевики и преподнесли урок лучшим бойцам антитеррора?

Давно известно, что жирные бойцы – плохие вояки. Дагестанские силовики увлеклись самолюбованием. Их поведение вызывает нескрываемое возмущение дагестанцев по поводу хамского поведения и превышения служебных полномочий. При этом гражданского контроля за их работой нет. Так, нельзя отследить судьбу арестованного, получить информацию о причинах задержания людей дома и на улице. За последние несколько лет не припомнится случая наказания силовика за превышение полномочий, обстрел мирного дома, ранения детей в ходе спецопераций. Мундир уже стал удобным прикрытием для личного бизнеса, не утихают разговоры о мародерстве в жилищах эвакуированных граждан во время спецопераций. Нужно сказать, что период проведения КТО жители трех сел – Большаковка, Кохановка и Кузнецовка – пережидали в поле, не успев захватить свои вещи. Часть из них – несколько тысяч человек – и в выходные дни не могли попасть в село, где работали следственные группы МВД и ФСБ.

Очевидно, провал спецоперации на Кизлярщине – не более чем халатность руководства силовых подразделений и разгильдяйство непосредственных командиров бойцов. А значит, на Кавказе нужно не только на словах заниматься профилактикой экстремизма, но в первую очередь работать с личным составом правоохранителей. Этого, видимо, не стоит ждать, если судить по тому, что страна, ее политическое руководство не заметили ни боев в Дагестане, ни гибели своих бойцов.

Подробнее: http://www.ng.ru/regions/2011-06-27/1_dagestan.html

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments