Как прокурор он состоялся при Сталине. Но при Хрущеве вдруг заговорил о “произволе и беззакониях” сталинского времени (Окончание )

Как прокурор он состоялся при Сталине. Но при Хрущеве вдруг заговорил о “произволе и беззакониях” сталинского времени (Окончание )

Очень серьезно он подходил к вопросу кадров. После войны в прокуратуру пришло много фронтовиков. Их выделяла конкретность, деловитость, имелся уже немалый жизненный опыт – хлебнув много всего в условиях жесточайшей войны, люди не по годам быстро взрослели. Хотя чисто теоретической подготовки многим, конечно, не хватало.

Понимая это, Руденко постоянно ставил вопрос о повышении квалификации прокурорских работников. Не было ни одного его выступления на совещаниях различного уровня, где бы он не касался вопросов учебы кадров. Регулярно проводились совещания, семинары работников, слушались отчеты и т.д.

Сам Руденко, несмотря на большую загруженность, выступал и в судебных заседаниях. Он прекрасно владел словом, говорил без особых излишеств, простым и понятным языком, доходчиво и ясно.

29 июня 1953 года Романа Андреевича Руденко, по предложению Хрущева, на заседании Президиума ЦК КПСС утвердили Генеральным прокурором СССР вместо Г.Н.Сафонова.

Такое скорое и внезапное назначение было связано с т.н. “Делом Берии”. Это тоже отдельная и большая тема. Автор считает, что никакого “Дела Берии” не было – в плане суда над ним. Л.П.Берия, как считает автор, был застрелен в Москве при нападении на его дом 26 июня 1953 года. Все остальное – постановка. Но это личное мнение автора.

Если же вернуться к официальной трактовке, то в этом “деле” полно нарушений и “белых ниток”, что видно даже слепому. Достаточно привести пример генералом армии К.С.Москаленко (на то время).

По официальной версии, в том числе и он, участвовал в аресте Берии, затем был включен в состав Специального присутствия, а также участвовал в приведение приговора в исполнение.
Это все является грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства – один и тот же человек арестовывал, судил и приводил приговор в исполнение. Либералы все заламывают руки – ах, какой “кровавый тиран” был Сталин! Но при “кровавом тиране” такого не было и близко!

Почему Руденко согласился со всем этим и не протестовал даже для соблюдения видимой законности в этом деле – так и осталось загадкой. Вероятно, либо Хрущев, либо кто другой из числа руководства страны потребовали, не выполнить было нельзя.

Следом было еще одно громкое дело – В.С.Абакумова, бывшего министра государственной безопасности.
15 сентября 1954 года дело рассматривалось на заседании Президиума ЦК КПСС, где фактически предрешался будущий приговор Абакумову – еще один кирпич в стеклянное окно “хрущевской якобы законности”.
Любопытно, что председатель Верховного Суда СССР А.А.Волин предложил направить дело на дополнительное расследование, было много вопросов и неясностей – ему отказали. Как отказали и Руденко, который предложил дело рассмотреть в закрытом судебном заседании.

Суд начался 14 декабря 1954 года. Руденко поддерживал обвинение. Абакумов виновным себя не признал, но это никого не волновало – приговор был известен заранее.
Тогда, в 1954 году, Хрущеву с его компанией надо было скорее заставить того же Абакумова замолчать. Пусть даже и под видом некой законности…
Интересно, что тот, на чьих показаниях и строилось обвинение в адрес Абакумова – сотрудник МГБ М.Д.Рюмин … был расстрелян еще в июне 1954 года! Хорош “свидетель”!

Уже после распада СССР, в 1997 году Военная коллегия Верховного суда РФ пересмотрела дело В.С.Абакумова, отменила смертный приговор, заменив его 25-летним сроком заключения…

Были и еще дела, к которым в той или иной степени имел отношение Руденко.
Так, в частности, он консультировал в 1958 году работника прокуратуры Э.А.Миронову, которая занималась расследованием по делу знаменитого футболиста Эдуарда Стрельцова. Последнего обвиняли в изнасиловании, но дело очень мутное, а следствие, как пищут сегодня о той истории, было проведено поверхностно.

Есть версии, что это была установка высоких партийных руководителей – Хрущева, министра культуры Е.А.Фурцевой о наказании Стрельцова.

Отдельная тема – активное участие Руденко в той самой хрущевской реабилитации. Пошла речь о “грубейшем извращении советских законов”.

19 марта 1954 года Руденко, глава МВД С.Н.Круглов, председатель КГБ при СМ СССР И.А.Серов, министр юстиции СССР К.П.Горшенин совместно выступили с предложением создать Центральную комиссию по пересмотру дел, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях, тюрьмах и находящихся в ссылке на поселении.
При этом в этом совместном заявлении вовсю звучали слова о “грубейшем извращении советских законов … произвол и беззаконие…незаконные аресты…преступные методы ведения следствия…” и т.д.

Самое здесь, говоря совсем простым языком – прикольное, что все эти подписанты (и Руденко в том числе) как будто с Луны свалились или из глухого леса только вышли – столько лет сами находились в “системе”, что прокуратуры, что МВД и т.д., что вдруг для них неким “откровением” стали какие-то “грубейшие нарушения”!

А вот о тех самых якобы “беззакониях”

Все было по Закону, за который вроде как и ратовал Роман Руденко. Да, законы были суровые, жесткие, но вот именно “беззакония” как раз и не было.
Почему тогда вдруг заговорили, в том числе и Руденко, об обратном? Та самая политическая гибкость, о чем сказано в начале статьи – так повелело главное начальство в стране, а спорить и доказывать ему никто не стал.

Естественно, что создание этой комиссии не было никакой личной инициативой нескольких ответственных работников, все было согласовано и подготовлено, а именно они выступили рупором. И понеслась массовая хрущевская реабилитация. При этом, как отмечалось, при реабилитации известных советских партийных деятелей необходимо было первоначально испрашивать мнение Президиума ЦК КПСС. Так, по известному “Ленинградскому делу”, 3 мая 1954 года Президиум ЦК принял решение реабилитировать лиц, проходивших по этому делу. Тогда же, в мае 1954 года, Хрущев приехал в Ленинград, взяв с собой Руденко. Было выступление на партактиве, где, с подачи Хрущева, Руденко рассказал о “грубой фальсификации” дела.

Работая в прокуратуре СССР Роман Андреевич Руденко достиг самых больших высот, имел чин действительного государственного советника юстиции, что приравнивалось к званию генерал армии. Неоднократно его избирали депутатом Верховного Совета, он стал членом ЦК КПСС.

Руденко выступает на процессе Пауэрса в Москве

Коллеги характеризовали Руденко, как человека с отличной памятью, он был требовательным и взыскательным. С другой стороны был доступен, к нему на приме мог записаться любой работник прокуратуры, даже самый рядовой.

Руденко имел доступ к Хрущеву, знакомы они были давно, на первый взгляд нареканий в работе Генерального прокурора не было. Хотя, как вспоминали из окружения Руденко, он несколько опасался Хрущева из-за его крайне противоречивых шараханий в государственной деятельности.

Но не все было так просто в отношениях. Часто у самого главного руководителя мнение о том или ином высокопоставленном чиновнике формирует аппарат.
Так было и в случае с Хрущевым – немаловажную роль в его отношении к другим играл Отдел административных органов ЦК КПСС, который возглавлял Н.Р.Миронов. Он был известен тем, что в свое время рьяно кинулся исполнять лозунг – Полностью ликвидировать преступность в СССР!

Этого невозможно добиться никогда. Только если в отчетах вообще не регистрировать преступления, тогда их и будет – 0.

Но против такого подхода против была прокуратура. Вот, на одном из совещаний в прокуратуре Миронов внезапно подверг резкой критике не саму прокуратуру, недостатки в работе которой покритиковать было некоей обязательной программой каждого выступающего (наряду с перечислением успехов), а именно лично Генерального прокурора СССР Руденко!
Это было настолько непривычно и неожиданно, что растерялись все, в том числе и сам Руденко. Такая резкая критика могла свидетельствовать о возможных скорых оргвыводах.

Еще ранее Хрущев, выступая на съезде колхозников в ответ на слова, что, мол, прокурорские все контролируют, вмешиваются в дела и т.п., бросил слова – “Прокурору в колхозе делать нечего!”, что вызвало бурные аплодисменты.

Это было таким фоном. Но затем в саму Генеральную прокуратуру внезапно был назначен первым заместителем Руденко военный прокурор Московского ВО генерал-майор юстиции М.П.Маляров, про которого открыто говорили – это человек того самого Миронова. Назначение вторым человеком в Генеральную прокуратуру было явно сделано с дальним прицелом.

Любопытный эпизод – незадолго до назначения заместителем Руденко, бригадой Генеральной прокуратуры, которую возглавлял Н.В.Жогин, проверяла работу военной прокуратуры Московского ВО. Была выявлена целая масса недостатков, в том числе и лично со стороны Малярова. И вдруг он становится первым заместителем Руденко, а Жогин – в его подчинении.
По воспоминаниям, на совещании сотрудники прокуратуры часто становились свидетелями острой полемики, часто переходящей на повышенные тона, между Маляровым и Жогиным.

Руденко и глава МВД Н.А.Щелоков.

Как все было бы дальше у Руденко в Генеральной прокуратуре можно только предполагать. История сослагательного наклонения не знает. Но 19 октября 1964 года Миронов погиб в авиакатастрофе. Правда, еще ранее, за неделю до этого, был снят со своего поста Хрущев.

Характеризуя Руденко, много лет знавший его В.А.Теребилов, назвал Романа Андреевича “жестокий демократ”. Мол, жизнь заставляла быть таким.

Р.А.Руденко в конце 1970-х годов

Руденко пережил три инфаркта, при этом первые два случились еще во времена Хрущева.
В январе 1981 года он лег на очередное медицинское обследование, все шло по плану и беспокойства не вызывало. Но внезапно началось ухудшение самочувствия – как оказалось, случился четвертый инфаркт.
Роман Андреевич потерял сознание, но периодически приходил в себя, узнавал близких, опять терял сознание…

23 января 1981 года на 74-м году жизни Генеральный прокурор СССР Роман Андреевич Руденко скончался…
Его похоронили на Новодевичьем кладбище.

Памятник на могиле Р.А.Руденко.

В короткой статье вряд-ли возможно разом осветить все, связанное с судьбой и карьерой Р.А.Руденко. Там было много всего, и далеко не все было красиво и прекрасно.

Роман Андреевич Руденко, еще раз стоит повторить, был человеком своего времени. Оценивать его работу да и саму личность сегодня можно уже спокойно, без эмоций. Его по праву называли “Патриарх советской прокуратуры”. Он действительно таковым и был.

А то, что бывал политически гибким, подстраиваясь, порой, под мнение того или иного руководителя… Ну, это можно критиковать или, оценивая события какого-то конкретного периода Истории, просто учитывать

0 0 votes
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments