Чат неактивен

История Toyota: как вместо ткацких станков выпускать машины

Как и в случае со многими другими автомобильными фирмами, летопись Toyota начиналась не с выпуска транспортных средств. История бренда уходит своими корнями еще в конец 19 века, когда инженер, изобретатель и бизнесмен по имени Сакичи Тойода основал компанию Toyoda Enterprise. Впрочем, пожалуй, что «просто инженер» и «просто изобретатель» — это чересчур скромно для человека, которого современники называли «японским Томасом Эдисоном» и «королем японских изобретателей».

Сакичи Тойода — «японский Эдисон» и основатель Toyoda Enterprise
Сакичи родился 14 февраля 1867 года в небогатой семье плотника. В то время Япония переживала болезненный период модернизации, и Сакичи, выросший в маленькой бедной деревушке в префектуре Шизуока, не на словах, а на деле знал, в каких непростых условиях приходится жить селянам. Собственно говоря, именно тяжкое ремесло его матери, занимавшейся ткачеством, подвигло молодого человека на свершения, а если конкретнее — на изобретение ткацкого станка весьма оригинальной конструкции. Этот девайс, между прочим, впоследствии и стал основой финансового благополучия семьи Тойода.

Патентные документы на, возможно, главное изобретение Сакичи — ткацкий станок G-loom
Сакичи постоянно совершенствовал устройство своих станков и прочих вспомогательных ткацких механизмов, и в конце концов разработками «японского Эдисона» заинтересовались в крупнейшей на тот момент текстильной мануфактуре мира — фирме Platt Brother & Co. из Великобритании. Англичане договорились о покупке патентных прав на станок, а сын Сакичи Тойоды — Киичиро — транзитом через США отправился в Англию, чтобы подписать соответствующий договор и уладить все формальности.

Сын Сакичи — Киичиро Тойода стал человеком, определившим автомобильное будущее концерна
На дворе стояли предвоенные 1930-е, а Япония по-прежнему в большей степени слыла аграрной, нежели индустриальной державой. Но деятельный и амбициозный Киичиро вознамерился изменить положение вещей. Как и многие молодые люди первой половины 20 века, он буквально бредил автомобилями, и шанс своими глазами посмотреть на автомобильную промышленность высокоразвитых стран Тойода-младший собирался использовать по полной программе. Вернувшись из «загранки» Киичиро напрочь забыл о ткацких станках, сделавших состояние его семье, — отныне и навсегда его единственной любовью стал автомобиль.

Первые шажки
Для начала, правда, в целесообразности нового начинания нужно было убедить отца. По счастью, Сакичи Тойода одобрил решение сына попробовать силы в достаточно новом для Японии бизнесе. Так что, заручившись поддержкой папиного концерна, Киичиро с энтузиазмом взялся за новую задачу.

Прототип первой Toyota — четырехдверного седана с индексом А1 — начали разрабатывать в 1936-м, и всего через полгода машина была готова. Согласитесь, совсем небольшой срок для фирмы, раньше не имевшей дела с автомобилями. Впрочем, подобную скорострельность можно объяснить и тем, что A1 представляла собой набор стандартных решений, подсмотренных, по большей части, у американских брендов.

Скажем, принципиальную конструкцию шасси, равно как коробку передач и 3,4-литровый шестицилиндровый мотор, «слизали» у Chevrolet, кузов же, в свою очередь, казался слегка уменьшенной копией Chrysler Airflow.

Ничего удивительного. Ведь именно этот весьма прогрессивный по меркам 30-х годов аэродинамичный седан Киичиро специально выписал из Штатов, дабы старательные японские инженеры смогли разобрать его до винтика и понять, как все работает. К тому же внешность Airflow оказалась столь актуальной, что японцы решили не искать от добра добра. Единственным, по сути, отличием, кроме, разумеется, уменьшенного масштаба, стали фары — на американской машине они были интегрированы в передние крылья, на японской копии оптику по старинке закрепили сверху крыльев.

Всего было собрано три прототипа А1, один из которых даже благословили согласно буддистским ритуалам. Символично, что первую поездку на новой машине Киичиро совершил к могиле отца, скончавшегося незадолго до этого. Ну а в серию годом позже пошла практически идентичная модель АА.

Производство наладили на абсолютно новом заводе, отстроенном в местечке Коромо (сейчас, к слову, населенный пункт, где размещался первый «тойотовский» завод, и его окрестности пафосно называют Toyota city). Первое время автомобили продавали под именем Toyoda, но Киичиро, как ни странно, оно не слишком устраивало. Не то чтобы он стыдился собственной фамилии — конечно нет! Но дело в том, что в буквальном переводе с японского Toyoda означает «плодородное рисовое поле». Аграрное название не слишком вязалось с новой продукцией бренда, и Киичиро объявил конкурс на новое имя. Рассмотрев свыше 20 тысяч заявок, семейство выбрало на сегодня всем знакомый вариант Toyota — в нем вполне очевидна фамильная преемственность, нет ассоциаций с «плодородными полями», наконец само слово легко запоминается и хорошо звучит на разных языках мира.

Официально Toyota Motor Corporation была зарегистрирована 28 августа 1937 года — пока как дочерняя компания в структуре Toyoda Enterprise. Ну а производство на первом заводе фирмы началось в ноябре того же года, и именно этот торжественный момент можно считать днем рождения японского бренда.

Фальстарт и новое начало
Правда, по-настоящему развернуться до Второй мировой Toyota не успела. Всего до 1943-го компания выпустила 1404 седана AA и 353 созданных на его базе кабриолета модели AB. Даже если прибавить к этому 115 седанов Toyota АС, представлявших, по сути, слегка модифицированный АА с более мощным мотором, масштабы производства едва ли впечатляют.

Впрочем, не будем забывать, что в годы кровавого мирового конфликта фабричные мощности Toyota в основном работали на военные нужды — на предприятии в Коромо выпускали военные грузовики и амфибии, легкие разведывательные вездеходы, компоненты для боевых самолетов.

При этом Toyota Motor Corporation сильно повезло, что завод практически не пострадал в результате военных действий, тем не менее, осенью 1945-го положение компании нельзя было назвать слишком завидным. Впрочем, привыкшие к лишениям японцы и не думали роптать. Зерновые культуры сотрудники завода научились выращивать прямо на окрестных территориях, а военную продукцию быстренько перепрофилировали под нужды мирного времени. Одно время в цехах Toyota Motor Corporation из заготовок для самолетов собирали кастрюли и инструменты — такая вот конверсия по-японски.

При этом Киичиро Тойода и не думал отказываться от основного бизнес-направления, то есть собственно разработки и выпуска автомобилей. Более того, уже в октябре 1945-го, то есть всего через месяц после капитуляции Японии, инженеры Toyota сели за чертежи новой модели.

Логично, что, учитывая послевоенную разруху и нищету, речь шла о предельно незатейливом, простом и недорогом компактном автомобиле. Любопытно, что внешне первая послевоенная Toyota — двухдверный седан SA c 4-цилиндровым 1-литровым мотором — смахивала на Volkswagen Type 1, более известный как Beetle. И не только внешне — родственные узы просматривались и во впервые примененной на японском автомобиле хребтовой раме. И все же Toyota SA, получившая также уменьшительно-ласкательное прозвище Toyopet, то бишь «Тойота-малышка», стоит считать самостоятельной разработкой японцев. Об этом свидетельствует хотя бы классическая, а не заднемоторная компоновка модели. Мелкосерийный выпуcк SA начался в октябре 1947-го, а сам Toyopet не только послужил основой сразу для нескольких серийных моделей компании, но и стал для японцев пропуском в высший автомобильный свет.

До сих пор Toyota, равно как и другим местным автопроизводителям, приходилось рассчитывать лишь на довольно ограниченный по объему и весьма бедный местный рынок. Других вариантов попросту не было — за пределами Страны Восходящего Солнца на рубеже 50-х годов прошлого века словосочетание «японский автомобиль» звучало примерно также забавно, как «сборная Бразилии по хоккею». Впрочем, перемены к лучшему — много лучшему — были уже не за горами.

Выше всех
Сегодня японский автомобиль принято считать синонимом понятия «качественный продукт», но так было далеко не всегда. И именно Toyota в свое время начала крестовый поход за тотальное повышение качества и эффективности производства.

Вообще-то еще при постройке завода в Коромо Киичиро Тойода планировал использовать метод Just-in-Time, при котором необходимые для сборки автокомпоненты подвозили прямо к конвейеру, минуя хранение на складе. Но тогда, в 30-е годы, эти наработки не пригодились — сравнительно скромные объемы производства не требовали особых инноваций. Но после войны, когда выпуск машин стал набирать обороты, о методике Just-in-Time снова вспомнили.

Разумеется, ничего кардинально нового Тойода не изобрел — подвозку комплектующих к месту сборки практиковали еще на заводах Форда в 10-20-е годы прошлого века. Но японцы со временем довели нехитрый процесс до абсолютного совершенства. Это был лишь первый шаг в политике сокращения издержек и повышения эффективности производства. Следующим стал простой, но крайне действенный прием, подсмотренный в текстильном прошлом бренда.

В начале 50-х Таичи Оно, управляющий цеха окончательной сборки автомобилей на заводе в Коромо, вспомнил об одной особенности прядильных машин компании — при случайном обрыве нити они самостоятельно отключались. Это позволяло значительно сократить количество бракованных тканей. Конечно, автомобильный конвейер не ткацкий станок — в те времена автоматизирован он был лишь частично, и ручной труд использовался довольно широко. Но Таичи нашел способ применить «текстильную фишку» на автопроизводстве. Предложенный им принцип jidoka, что в переводе с японского означает нечто вроде «автоматика с человеческим лицом», подразумевал повышенную ответственность каждого работника завода. Если рабочий замечал бракованную деталь или неправильно установленный компонент он мог, вернее, даже обязан был дернуть за специальный шнур, так называемый «андон», и остановить конвейерную ленту. Таким образом брак выявлялся на ранней стадии производства и ликвидировался с минимальными потерями по времени и средствам.

Возьмите принципы работы Just-in-time, перемешайте их с «джидокой» и добавьте к этому постоянное внедрение усовершенствований и рацпредложений от сотрудников фирмы, ставшее визитной карточкой Toyota, и вы поймете, почему в невероятно короткие сроки качество автомобилей марки выросло в разы, а выражение «японское качество» стало нарицательным.

Атака по всем фронтам
Но еще в те времена, когда знаменитое «тойотовское» качество находилось в процессе становления, японцы поняли — чтобы догнать, а по возможности и обогнать лидеров мирового автопрома, жизненно необходимо осваивать рынки зарубежных стран. Образно говоря, японцы решили, что учиться плавать нужно не в детском лягушатнике, а в открытом море. Смело? Да. Опасно? Не без этого. Зато и результат в случае успеха мог стать феерическим…

Уже в 1957-м Toyota первой среди автомобильных компаний Японии решила организовать филиал в США. В сентябре разведывательный взвод в составе трех менеджеров высадился в Лос-Анджелесе, чтобы начать изучение местного рынка. А всего через два месяца 31 октября была основана компания Toyota Motor Sales. Первыми моделями Toyota, предложенными на экспорт, стали седан Crown и внедорожник Land Cruiser BJ.

Нельзя сказать, что американцы приняли японские новинки на ура. Совсем наоборот. По итогам первого полного года продаж было реализовано всего 288 машин. Автомобили из Японии не впечатляли ни дизайном, ни динамикой, ни престижем. Не говоря уж о том, что в представлении большинства американцев Страна Восходящего Солнца по-прежнему была агрессором, одним из зачинщиков Второй мировой. Самое любопытное, что Toyota даже не пыталась гнаться за рыночными трендами конца 50-х, а напротив, как опытный охотник затаилась в засаде и стала ждать своего часа.

И дождалась…
Сначала в Штатах неожиданно быстро закончилась эпоха Детройтского барокко, в которую рынком правили безразмерно огромные и прожорливые автомобили-мастодонты. Так надежные и неприхотливые Toyota получили свой первый шанс. Но настоящий прорыв случился в 70-х, когда разразившийся топливный кризис круто изменил шкалу автомобильных ценностей в США. Экономичность, надежность и низкая цена вышли на первый план, и пока Детройт неповоротливо пытался отреагировать на новый тренд, покупатели с удивлением понимали, что Toyota, оказывается, давным-давно предлагает недорогие, экономичные, а самое главное — очень надежные модели.

Еще в 1966-м новый седан Corona стал первой моделью Toyota на американском рынке с тиражом более 10 тысяч машин в год, к 1972-му суммарные продажи бренда в США достигли миллиона, а еще через три года Toyota сместила Volkswagen с пьедестала самого популярного импортного бренда Америки.

Японцев было не остановить. Последовавшая за этим экспансия в Европу, Южную Америку, Австралию, а позже и в Россию, новые сборочные предприятия, разбросанные по всему миру, появление абсолютного нового люксового бренда Lexus и как закономерный итог — звание крупнейшего автопроизводителя мира, полученное Toyota по итогам 2010 года, — все это уже случилось на нашей с вами памяти.

Представьте только, чего Toyota сможет добиться завтра и послезавтра?

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments