Гитлерова молодежь – Hitler-Jugend

Гитлерова молодежь – Hitler-Jugend

Там, где идет осознанное воздействие на чувства с целью установления контроля над разумом, дети становятся легкой добычей.
Гвидо Кнопп

Гитлерюгенд – юношеская организация при НСДАП, официально появилась в 1926; возглавлялась рейхсюгендфюрером, который подчинялся непосредственно Гитлеру. Изначально добровольный, после прихода партии к власти стал обязательным для всех. Имел филиалы не только по всей Германии и в завоеванных во время войны странах, но и в державах Оси – в частности, в Италии и Японии.

Имея плюсы хорошей юношеской организации, использовался для создания национал-социалистов, “истинных арийцев” и будущих солдат, поэтому в образовании гитлерюгендовцев на первом месте стояли доктрины партии и физическое воспитание. Наиболее преданные режиму и решительно настроенные юноши также обучались в специальных “школах фюреров”, чтобы в дальнейшем занять руководящие посты в НСДАП. Был востребован тип активного, физически развитого, профессионально подготовленного, дисциплинированного молодого человека, который без колебаний мог выполнить все приказы.

В первые годы младшие гитлерюгендовцы работали в тылу, старшие – призывались на фронт. В последние – под ружье ставились все. Организация, как неотъемлимая часть нацистской партии, была немедленно распущена после поражения Германии.
Начало
История Гитлерюгенда началась в 1920 году, в сентябре, когда некий юноша по имени Густав Адольф Ленк попытался вступить в одну небольшую партию. Подобных народных политических движений было много после первой мировой войны; это называлось “Национал-социалистическая партия немецких рабочих”, коротко – НСДАП. Адольф Гитлер уже состоял в ней, но вождем ее еще не был.

Дело было на партийной встрече, которая проходила в одной из пивных Мюнхена, и юноше тогда отказали – слишком молод. Ленка это не обескуражило: “Тогда, можно, я вступлю в молодежную организацию при НСДАП?” Оказалось, что таковой не существует, но Ленк не унимался: “А можно, я ее сам создам?”Вот тут НСДАПовцы и переглянулись – кажется, идея понравилась.

Впрочем, может, это всего лишь легенда.
Как бы то ни было, в 1922 году при партии была организована Юношеская Лига – Югендбунд, которую и возглавил молодой ревнитель национал-социализма.

Подчиненная СА “Лига” уделяла больше внимания политике, чем молодежи – здесь были еженедельные собрания и сбор “правильной” литературы, участие в митингах и труд на благо партии и во имя идей национал-социализма. Разумеется вступить в группу могли только “истинные арийцы” от 14 до 18 – все иностранцы, последователи иудаизма и иные “низшие” личности автоматически исключались. А многие ли подростки этого возраста так рьяно интересуются политикой? Тем не менее к 1922 году ребят в “Югендбунде” состояло немногим больше тысячи, группа существовала, дела шли не шатко, не валко…

А потом был неудачный “пивной путч”, окончившийся арестом Гитлера, бегством высокопоставленных чинов партии и запретом НСДАП – включая и ее молодежное подразделение.

На этом история могла бы закончиться – но “Лига” не участвовала в восстании напрямую, поэтому Ленк все еще на свободе. Он тут же организовывает новую группу, нового в которой – одно лишь ее название. Власти это не обманывает – и его арестовывают за участие в запрещенной политической деятельности.

Освободившись, он, не мудрствуя лукаво, собирает еще одну “новую” группу – за что опять оказывается за решеткой. На сей раз он сидит в одной тюрьме с Гитлером, выходит в один день со своим вождем и, разумеется, тут же вновь организовывает юношеское движение. Но его карьера в роли главы национал-социалистической молодежи уже закончилась: он хочет, чтобы его “дети” были вне партии. Отчасти из-за этого, отчасти из-за недостатка организаторских способностей Ленк терпит неудачу – Гитлер его смещает, и на сцену выходит Курт Грубер.

Еще осенью 1922 года этот юноша создал у себя в городе молодежное подразделение НСДАП, и во времена запрета партии его группа ушла в “подполье” – но, благодаря таланту Грубера как руководителя, ширилась и разрасталась. Он налаживал связи, вербовал новичков – в 25-м году в его организации было уже 2500 человек. Гитлера это приятно порадовало – и порадовало сильно: после смещения Ленка именно Грубер возглавил молодежное движение наци.

Тогда же, в 1925, оно получило новую (теперь знакомую нам) форму ( 1)коричневая рубашка – в признание изначального сотрудничества Югендбунда и СА, 2) шорты – это уже для того, чтобы отличаться от того же СА и придать своим последователям более юный вид, и 3) нарукавная лента со свастикой, вписанной не в круг, как было принято в партии, а в ромб) и новое имя, официально пожалованное ему 4 июля 1926.

Гитлерюгендом называлась как организация в целом, так и ее подразделение для подростков 14-18 лет. Мальчики от 10 до 14 были в подразделении “Юнгфольк”. В “Бунд Дойчер Мэдль” состояли девушки 14-18 лет, а младшие девочки – в “Юнгмэдль”.

В мирные годы Гитлерова молодежь занималась тем же, чем и большинство молодежных организаций: встречи, занятия, игры, множество различных спортивных соревнований, походы, летние лагеря. Об этом – об общении, дружбе, приключениях, которые давала им молодежная организация, многие из тогдашних детей до сих пор вспоминают только с лучшими чувствами. “Нам нравилось быть в компании, ощущать душевный подъем и радоваться путешествиям. Мы замерзали, потели, спали в сырых палатках. Мы могли ругаться и негодовать, но всякий раз снова стремились обратно в коллектив. Это было важнее всего”. Это, конечно, только одна сторона медали.

С другой было и полувоенное обучение детей – как будущих солдат, и дозволенная степень жестокости старших мальчишек к младшим (предполагалось, что так удастся отсеять непригодных и укрепить остальных) и, разумеется, непременное воспитание подрастающего поколения в принципах национал-социализма и антисемитизма.

И пусть политика была для детей чем-то далеким, потихоньку, исподволь вполне получалось внушать им то, что требовалось “Нет”, – вспоминают они, – “они не говорили сразу напрямик: “Мы хотим сделать из вас отличных нацистов”. Они постепенно подводили нас к этой мысли”.
А те, кто был помладше, вообще не сталкивался ни с каким иным режимом, кроме существовавшего тогда. Вот таким путем и шла в 30-е годы молодежь Германии – под знаменами Гитлерюгенда и под умелым предводительством – навстречу войне. В 1940 организация насчитывала в составе 8 миллионов. Более поздние цифры подсчитать невозможно – в войну шел массовый призыв всех мальчиков, начиная с 10 лет.

Каким же образом удалось Гитлерюгенду, еще до того, как стать обязательным, собрать под свои знамена столько детей? Причин было много.
Пряник

Организаторы Гитлерюгенда с фон Ширахом во главе были хорошими психологами. Конечно, в юности всех переполняют воображение и жажда деятельности, любовь к приключениям, желание получить одобрение у взрослых и еще большее – сверстников. Стремление быть членом группы и найти идеал, пример для подражания, боязнь стать изгоем, белой вороной – и, разумеется, непререкаемое внутреннее убеждение, что ты – взрослый.

На воображение ловко воздействовала пропаганда, жажду ждеятельности вполне утоляли группы по интересам, которых в Гитлерюгенде было множество, и общие занятия; приключений и романтики хватало в походах, в сборах, и даже в борьбе с политическими противниками НСДАП, хоть последнее порой оборачивалось не только разбитыми носами в драке с другими политическими молодежными группами, но иногда и смертью. Одобрение взрослых – да, пожалуйста, от этих деток в восторге не только их собственный рейхсюгендфюрер, но и сам фюрер – так куда уж выше?

Одобрение сверстников и общность в группе – все там же, в Гитлерюгенде; и там уж точно они не были маленькими – ведь даже из Юнгфолька набирали детей в “школы фюреров”, чтобы уже тогда сделать из них вождей (девиз был – “молодежь должна учить молодежь”), ведь они носили форму и маршировали, как настоящие солдаты, ведь даже СА и СС смотрели на них одобрительно. Что уж там – СС даже пожаловал Гитлерюгенду (особый повод для гордости) одну из двух своих рун “зиг” – символов победы – жест, который должен были символически объединить обе группы.

Пропаганда играла огромную роль в нацистской Германии, проникая во все аспекты жизни; вот и теперь радио, кино, газеты и книги призывали детей вступать в Гитлерюгенд; школы и спортивные секции твердили то же самое.

Что еще было здесь пряником – в этом молодежном движении не было богатых и бедных: “Сын миллионера и сын рабочего носят одну и ту же форму”, – говорил фон Ширах. Детей из простых и бедных семей это привлекало – где в обычной жизни они могли бы стать наравне с пусть и сверстниками, но богатыми и родовитыми?

Кроме того, не так давно закончилась первая мировая война, закончилась поражением Германии, и рана еще не зажила. Почти в каждой семье отец или старший брат был на фронте; и войска СА, к которым был приписан Гитлерюгенд, тоже главным образом состояли из тех, кто воевал – конечно, мальчишки, открыв рот, слушали рассказы “коричневорубашечников” о сражениях и впитывали заверения о том, что Гитлер отомстит, приведет страну к новой победе, и что они, младшие, ему в этом помогут, и что будущее будет за ними. Ну как же не польститься на такое? Выбор детям предоставлялся действительно большой, надо отдать должное, к тому же все было бесплатно. Хочешь – изучай медицину, хочешь – плавай под парусом, хочешь – катайся на лошадях или учись управлять глайдером.

Здесь были группы врачей и фельдшеров (в мирное время воспитанники “Арцт ГЮ” помогали докторам в местных больницах, в военное – ухаживали за раненными, а те, кто постарше – уходили врачами и санитарами на фронт), альпинистов (во время войны горнострелковые отряды, в которых были и выпускники Гитлерюгенда, вполне смогли проявить себя, например, в оккупированной гористой Греции), летчиков (“Флигер ГЮ” дал Люфтваффе не одного хорошего пилота – в их числе был и Ганс-Иоахим Марсель, занявший 31 место в списке немецких асов и погибший в возрасте 22 лет во время одного из заданий), моряков (“Марине ГЮ” был самым престижным корпусом, не смотря на то, что к будущему германского флота предъявлялись очень высокие требования; в мирное время его ученики служили во вспомогательных группах спасения на водах, а во время войны многие пополнили ряды Кригсмарине) и т.д.

В других группах изучали шахтерское дело, сельское хозяйство, связь, технику и много чего другого.
Была при Гитлерюгенде и особая надзорная служба. Изначально – с 35 года она патрулировала общественные мероприятия, следила за порядком на улицах, в кафе, обеспечивала соблюдение закона, запрещавшего выпивку и сигареты для молодежи и т.д. О случаях неповиновения им докладывалось в соответствующие органы. Но со временем юные блюстители порядка превратились в этакое Гестапо от Гитлерюгенда, доносившее на тех, кто позволял себе антиправительственные высказывания – иногда даже на собственных родных (лавры Павлика Морозова?). Ближе к концу войны они помогали отлавливать дезертиров, бежавших военнопленных и всех остальных, к кому нацисты по тем или иным причинам проявляли нехороший интерес.

Существовали и отдельные отряды противовоздушной обороны, однако во время войны в них были обязаны служить все, вне зависимости от принадлежности к какой-либо другой группе, и 1943, когда большинство взрослых немцев воевало на фронтах, абсолютное большинство отрядов ПВО состояло целиком из детей Гитлерюгенда.

Более того – не смотря на то, что Рейху требовались совершенные люди без изъянов, в Гитлерюгенде были созданы отделения и для тех, у кого были проблемы со зрением или слухом (при одном условии – что это произошло не по их вине).

Словом, начиналось-то все безобидно. Мальчишки клеили модели самолетов, плавали под парусом, ходили в походы. Ничего страшного.
Для детей это было интересным обучением, а для взрослых в политике – хорошая возможность обойти Версальский договор, по которому германская армия ограничивалась до минимума. Какое дело странам-победительницам до немецких детей, игравших в игрушки? Но только по выпуску из Гитлерюгенда каждый юноша был практически готов к военной службе. В середине 30-х гг те, кто вчера клеил самолетики, учились править глайдером; те, кто ходил под парусом – служили на кораблях, а в походах устраивались уроки стрельбы, маскировки, ориентирования на местности. И все. А там 18-летним парнишкам оставалось только пересесть на штурмовики и бомбардировщики, на авианосцы и подлодки, пойти на фронт с автоматом в руках…

Девочки в Гитлерюгенде
Изначально Гитлерюгенд был исключительно мужской организацией, однако после 25 начали создаваться “сестринские общины” для девочек, помогавших Красному кресту, а в 1929 – создан Союз германских девушек – Бунд Дойчер Мэдль – BDM – для 14-18-летних. Позже – в 1931 – Юнгмэдль – для 10-14-летних девочек, но только в 1932 оба подразделения официально стали частью Гитлеровой молодежи.

В те годы, которые прошли со времени создания Союза германских девушек до начала войны, занятия в BDM были примерно теми же, что и в современных молодежных женских группах: там были занятия музыкой и танцами, уроки ведения домашнего хозяйства, разумеется, общие для всего Гитлерюгенда спортивные занятия, еженедельные встречи групп, походы, уроки национал социализма и так далее. Но на первом месте стояла подготовка девушек к их основной роли – хозяйки и матери будущих солдат и “чистых арийцев”. “Это – главное девичье предназначение”, – говорило руководство BDM.
Кнут
Еще в 1929 году всем членов НСДАП предписали привести своих детей в молодежную огранизацию; после того, как партия пришла к власти, сыновей и дочерей в Гитлерову молодежь должны были отдать все официальные лица.В декабре 1936 Гитлер издал указ – отныне членство в Гитлерюгенде обязательно для всех. Нет, разумеется, все плюсы, предлагаемые Гитлерюгендом, по-прежнему присутствовали, и были те, кто и сейчас добровольно шел под знамена с руной “зиг”, но теперь у Гитлеровой молодежи были развязаны руки – так что тем, кто не польстился на пряник из поговорки, пришлось попробовать кнута.

Главы школ, боясь неприятностей, следили за тем, чтобы все ученики состояли в организации. (Отступление №1. После прихода партии к власти образование стало полностью подчиняться НСДАП. Реформа обучения “под Гитлера” привела образование Германии в упадок. Получение знаний отошло на второй план – на первом были доктрины партии и физическое воспитание (спорт считался одним из важнейших направлений деятельности Гитлерюгенда).

В учебную программу ввели написание сочинений на темы: “Как Адольф Гитлер спас Родину”, “Великий немец” и т.д. (вспоминается предмет – научный коммунизм. “Что вы знаете о подрывной деятельности загнивающего капитализма?”) Изучались новые темы: немецкие боги и легендарные герои, великие деятели (Бисмарк, Фридрих Великий и т.д.), А. Гитлер и его политические последователи (фон Ширах, Вессель).

Школьные учителя, придерживавшиеся демократических взглядов, были изгнаны, отправлены на пенсию или переведены на низшие должности. Стоит ли говорить, что от евреев и тут отделались в первую очередь? Многие из оставшихся преподавателей вынуждены были вступить в НСДАП, чтобы сохранить работу. Партийные же борцы, наоборот, получили высокие посты в образовательной сфере.
А если же сами родители отказывались отдавать детей в организацию, то доходило до того, что власти угрожали силой отнять у них ребенка и поместить в приют, вне “тлетворного влияния”. “Родители сами отправляли нас в Юнгфольк”, – вспоминают сейчас тогдашние десятилетки, – “выбора не было”.

Далее Гитлерюгенд, более или менее насильно подмяв под себя другие молодежные организации, начал наступление на церковь. И силой, и улещениями он сумел присоединить к себе евангельскую молодежь Германии; но католики еще держались. Их священники запрещали молодежи из своих приходов вступать в юношеское подразделение НСДАП, вступивших в Гитлерюгенд выгоняли из католических школ. Более того, они пытались ввести в работу своих групп те плюсы, которыми обладала Гитлерова молодежь, например, устраивала состязания по стрельбе и т.п. Однако помогало это мало. Был, конечно, еще Конкордат 1933 между Германией и Ватиканом, но нацисты быстро его нарушили. В то время у НСДАП с церковью были странные отношения – с одной стороны, здесь были и предложения казнить Папу, и попытки заменить христианскую веру языческими верованиями, религиозными обрядами древних германцев, а с другой – молчание Ватикана в ответ на принудительное переселение евреев, концлагеря, войну и его готовность помочь беглым нацистам после поражения во второй мировой.

В конце 30-х на католиков Германии началось сперва давление, а потом – откровенные гонения; религия изгонялась из жизни Гитлеровой молодежи. Еще в 1936 году 10-летние мальчишки, вступая в Юнгфольк, приносили клятву верности “спасителю Германии” Адольфу Гитлеру, которая заканчивалась словами – “и да поможет мне Бог”, но воззвание к Богу вскоре отменили.
И все же церкви пришлось капитулировать. Гитлерюгенд поглотил всех юношей и девушек, до которых сумел дотянуться.

А потом началась война.
Гитлерюгендовцы начали работать курьерами и связными, собирали урожай и распространяли листовки, разносили по домам продовольственные карточки. Девочки продолжали помогать многодетным матерям, работали медсестрами, выращивали на огородах что-нибудь съестное, вязали и шили одежду солдатам на фронте, собирали им посылки. Кроме того – не смотря на то, что партия хотела для девочек более традиционной роли – роли жены, хозяйки дома и матери, во время войны, после того, как подавляющее большинство мужчин и мальчиков оказалось на фронте, лишив тыл рабочей силы, девочкам пришлось заменить их на рабочих местах.

И, разумеется, Гитлерюгенд был задействован в пожарных бригадах, отрядах противовоздушной обороны и восстановлении немецких городов, пострадавших от налетов Союзников.

Как бы банально это не звучало, но из молодежной организации, которая собрала подростков вместе и дала им хорошее занятие, Гитлерова молодежь стала просто поставщиком пушечного мяса для уже проигранной войны.

Конечно, сперва на фронт призывали тех, кто постарше, но потерь было все больше, а новобранцы – все моложе. Последний официальный призыв детей состоялся в конце 1944. Мальчишек наскоро обучали обращаться с фаустпатронами и слали в бой.

В сентябре 44-го был сформирован Фолькштурм – народное ополчение – под общим командованием Генриха Гиммлера. Ребята, те, кого не бросили на фронт, превратились в партизан, сражаясь против союзников, которые уже входили в Германию. Теперь уже совсем младшие брали в руки оружие.
То, что дальше
Некоторые члены Гитлерюгенда были обвинены в военных преступлениях, но это были дети – потому никто не прикладывал особых усилий, чтобы те предстали перед судом. Это не относилось к его старшему руководству – не смотря на то, что в целом Гитлерова молодежь не была объявлена преступной организацией, лидерскому корпусу были предъявлены обвинения в совершении преступлений против мира и в развращении умов германской молодежи. Но всему приходит конец – а молодежи надо было жить дальше, строить новый мир на развалинах старого. И вот те, кто сперва бил в барабаны с руной зиг на боку, потом – из танков по Союзникам и из фаустпатронов в советские танки, после били камень, разбирая руины бывших городов Германии.

Итак, что же представлял собой Гитлерюгенд? С одной стороны это была юношеская организация, с ее плюсами – объединение детей, общение, полезные занятия. Молодежь при деле, не шатается по улицам, не пьет и не курит (НСДАП, придя к власти, запретила алкоголь и сигареты для детей и подростков). В этом ничего плохого не было. С другой – это была ветвь партии, которая взращивалась по принципам национал-социализма, и сырье, из которого НСДАП делала то, что ей нужно – “арийских сверхлюдей”, беспрекословно подчиняющихся солдат, сильное и жесткое будущее, которое должно было править всем миром; и эти минусы если не перевешивали, то были равны плюсам.

Были в организации те, кто был уверен в правоте своего дела, те, кто до сих пор вспоминает свое участие в Гитлеровой молодежи только с хорошими чувствами; были и те, кто был против – но членство-то было обязательным, что они могли поделать? (Отступление №3. Пионерская организация Советского Союза тоже была политическим движением – молодежная группа при коммунистической партии. Много у нас было тех, кто отказывался в нее вступать? По политическим или еще каким-то соображениям? Конечно, одно дело – коммунистическая партия, совсем другое – НСДАП.. Впрочем, не о партиях речь). Дети семьи Шолль, основатели “Белой розы”, антинацистского движения, позже схваченные и казненные за предательство режима, ведь тоже когда-то принадлежали Гитлерюгенду.

Тем не менее, не смотря на то, что выбора у людей просто не было, современный мир нет-нет да и поднимет прошлое – как, к примеру, в случае с наверняка самым известным на сегодняшний день членом Гитлерюгенда – Йозефом Рацингером, Папой Римским Бенедиктом XVI. Германское правительство очень гневно откликнулось на скандал вокруг этой истории и объявило, что деятельность его святейшества во время второй мировой войны не имеет отношения к его религиозным убеждениям и его возможности возглавить католическую церковь.

С одной стороны, это некая насмешка – то, что Папу-поляка, пережившего немецкую оккупацию, сменил Папа-немец, состоявший в нацистской организации. Ну а с другой – может, это показатель того, что для веры некоторых вещей не существует. Ведь это польские священники первые подали руку немецким священникам, а не наоборот – после войны, в знак примирения…

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments