Чат неактивен

Гибель группы Дятлова

Смерть, идущая по следу…

Попытка историко-криминалистической реконструкции обстоятельств гибели группы свердловских туристов на Северном Урале в феврале 1959 г.

©А.И.Ракитин, апрель 2010 – ноябрь 2011 гг.
©”Загадочные преступления прошлого”, апрель 2010 – ноябрь 2011 гг.
Грамматическая правка: Павел Королёв (rexpk@mail.ru), 2010-2011 гг.

История эта будоражит воображение уже не первое десятилетие. О ней написаны книги, сняты фильмы, ей посвящены тысячи страниц интернет-форумов и блогов. Авторы более двух десятков версий разной степени безумия и достоверности на протяжении десятилетий пытались вогнать странные и противоречивые события в прокрустово ложе собственной логики, отсекая то, что ей противоречило и добавляя то, что, по их мнению, добавить следовало. Но истинная картина случившегося вечером 1 февраля 1959 г. на склоне горы Холатчахль на Северном Урале так и не была установлена. И установить её, видимо, уже не удастся никогда.
В этом очерке будет предпринята попытка проанализировать всю накопленную к 2010 г. информацию по факту загадочной гибели свердловских туристов на перевале Дятлова зимой 1959 г. Спокойно и взвешенно (в стиле “murders.ru”!) мы разберём основные версии произошедшего, восстановим последовательность действий участников драмы, достаточно точно объясним логику, причинно-следственные связи и взаимную обусловленность внешне противоречивых событий. Мы очень близко подойдём к тому, чтобы назвать виновных…
Хотя их имён и фамилий мы, всё же, назвать не сможем. Почему именно – станет понятно из содержания.
Приглашаем наших читателей провести это расследование вместе с нами.

1.Состав туристической группы. История похода.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода д.б. преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись. Кратко остановимся на персональном составе группы, поскольку в ходе дальнейшего повествования имена и фамилии этих людей будут упоминаться постоянно.
Итак:
– Дятлов Игорь Алексеевич, 1937 г.р., руководитель похода, студент 5-го курса радиотехнического факультета УПИ, высокоэрудированный специалист и, безусловно, талантливый инженер. Уже на 2-м курсе Игорь разработал и собрал УКВ-радиостанции, которые использовались для связи двух групп во время турпохода в 1956 г. по Саянам. Кстати, с этими радиостанциями был связан весьма неприятный для самолюбия Дятлова инцидент: при распределении весовой нагрузки между участниками похода Игорь завысил их вес на 3 кг. Сделал это он для того, чтобы ему в рюкзак не положили лишнего груза. Дятлов был пойман на лжи на третий день похода, изобличён и претерпел, должно быть, немало неприятных минут. Произошедшее, впрочем, вовсе не отменяет его безусловного инженерного таланта. Он являлся разработчиком малоразмерной печки, которая использовалась в походах в 1958-59 гг. и доказала свою функциональность. По некоторым сообщениям Дятлову, вроде бы, было сделано предложение остаться в УПИ после окончания института для продолжения научной работы. К 1959 г. Игорь имел немалый опыт дальних походов разной степени сложности и среди членов туристской секции спортклуба УПИ считался одним из самых опытных спортсменов. Знавшие Игоря люди говорили о нём как о человеке вдумчивом, не имеющим склонности к скоропалительным решениям и даже медлительном (но медлительном в том смысле, что он всегда поспевал не спеша). Дятлов являлся разработчиком маршрута, по которому группа отправилась в поход 23 января. Необходимо добавить, что Игорь ухаживал – и не без взаимности – за Зиной Колмогоровой, которая также приняла участие в этом походе;
– Дорошенко Юрий Николаевич, 1938 г.р., студент факультета подъёмно-транспортных машин УПИ, хорошо подготовленный турист, имевший опыт продолжительных походов различной степени сложности. Одно время ухаживал за Колмогоровой Зиной, также являвшейся членом группы. Юрий ездил с девушкой в её родной город Каменск-Уральский, где был представлен её родителям и сестре. В дальнейшем их отношения вроде бы расстроились, но это не помешало Юрию сохранить добрые чувства как к Зине Колмогоровой, так и к своему более удачливому сопернику Игорю Дятлову;
– Дубинина Людмила Александровна, 1938 г.р., студентка 3 курса инженерно-экономического факультета УПИ, с первых дней учёбы принимала активное участие в деятельности туристического клуба института, отлично пела, фотографировала, многие фотографии в зимнем походе 1959 г. сделаны именно Дубининой. Девушка имела немалый туристический опыт. Во время похода по Восточным Саянам в 1957 г. получила огнестрельное ранение ноги из-за случайного выстрела сопровождавшего студентов охотника, мужественно перенесла как само ранение, так и последующую (весьма болезненную) транспортировку. В феврале 1958 г. была старшей похода 2 категории сложности по Северному Уралу;
– Золотарёв Семён (Александр) Алексеевич, 1921 г.р., самый старший участник похода и, пожалуй, самая загадочная личность данного списка. Он просил называть его Сашей и потому во многих документах и воспоминаниях Золотарёв фигурирует именно под этим именем. На самом же деле он носил имя Семён и был выходцем с Северного Кавказа (из кубанских казаков, из станицы Удобной на границе с Карачаево-Черкесской АССР), куда регулярно ездил к матери. Родился в семье фельдшера, принадлежал к поколению, наиболее пострадавшему от Великой Отечественной войны (из призывников 1921-22 гг. рождения в живых остались около 3%), прошёл практически всю войну (в Вооружённых Силах с октября 1941 г. по май 1946 г.). Стал кандидатом в члены ВКП(б) в 1944 г., был комсоргом батальона, уже после войны вступил в партию. Имел 4 боевых награды. На военное прошлое Семёна Золотарёва следует обратить особое внимание – в дальнейшем нам ещё придётся к нему вернуться для более тщательного анализа. После окончания войны Семён пытался продолжить военную карьеру – в июне 1945 г. он поступил в Московское военно-инженерное училище, которое, однако, почти сразу подверглось сокращению. В апреле 1946 г. Золотарёв перевёлся в составе курса в Ленинградское военно-инженерное училище, но видимо, не судьба была служить ему в действующей армии, поскольку и это училище подверглось сокращению вслед за московским. В конце-концов Семён Золотарёв оказался в Минском институте физкультуры (ГИФКБ), который благополучно закончил в 1951 г. В середине 50-х гг. он работал инструктором по туризму на турбазе “Артыбаш” (Алтай), затем перебрался в свердловскую область, где устроился работать на Коуровской турбазе старшим инструктором по туризму. Впрочем, перед самым походом к Отортену вместе с группой Игоря Дятлова, Золотарёв с “Коуровки” уволился. Был холост, что выглядело довольно необычно для того времени, имел татуировки и золотые вставные зубы (последние указывали на зажиточность их обладателя, в те годы основным материалом зубных протезов являлась сталь). Татуировки Золотарёва весьма любопытны, среди них присутствовали изображения пятиконечной звезды, свеклы, имени “Гена”, даты “1921”, буквосочетания ДАЕРММУАЗУАЯ, комбинаций “Г+С+П=Д”, “Г+С”, а также отдельных букв “С” рядом со звездою и свеклой. Большинство татуировок Золотарёва были скрыты одеждой и участники похода, видимо, ничего о них не знали. Примечательно, что участникам похода, с некоторыми из которых он не был прежде знаком, Золотарёв представился как “Александр Алексеевич”, т.е. умышленно исказил имя;
– Колеватов Александр Сергеевич, 1934 г.р., студент 4-го курса физико-технического факультета УПИ. Это ещё одна (наряду с Золотарёвым) “тёмная лошадка” в составе группы. До свердловского “Политеха” Александр успел закончить Свердловский горно-металлургический техникум (по специальности “металлургия тяжёлых цветных металлов”) и уехать… в Москву для работы старшим лаборантом в секретном институте Министерства среднего машиностроения, именовавшимся в то время п/я 3394. Впоследствии этот “почтовый ящик” превратился во ВНИИ неорганических материалов, занимавшийся разработками в области материаловедения для атомной промышленности. Работая в лаборатории, Александр Колеватов поступил во Всесоюзный заочный политехнический институт, отучился один год и перевёлся на 2-й курс свердловского “Политеха”. История его отъезда в Москву, работы там на протяжении трёх лет (август 1953 г. – сентябрь 1956 г.) и последующего возвращения в Свердловск весьма неординарна для того времени. Как и в случае с Золотарёвым, в дальнейшем нам придётся вернуться к анализу этих необычных деталей жизни молодого человека, пока же отметим, что к 1959 г. Колеватов уже имел опыт туристических походов различной категории сложности. Знавшие Александра люди отмечали такие сильные черты его характера, как аккуратность, доходившую порой до педантизма, методичность, исполнительность, а также выраженные лидерские качества. Единственный из членов группы, Александр курил трубку;
– Колмогорова Зинаида Алексеевна, 1937 г.р., студентка 4-го курса радиотехнического факультета УПИ, душа туристического клуба института. Как и остальные члены группы, Зина имела уже немалый опыт походов по Уралу и Алтаю различной степени сложности. Во время одного из походов девушка была укушена гадюкой, некоторое время находилась на грани жизни и смерти, с большим мужеством и достоинством перенесла выпавшие на её долю страдания. Зина Колмогорова демонстрировала безусловные лидерские качества, умела сплачивать коллектив, была желанным гостем любой студенческой компании;


Некоторые из участников туристического похода, посвящённого открытию 21 съезда КПСС : Игорь Дятлов, Семён Золотарёв, Зина Колмогорова.

– Кривонищенко Георгий (Юрий) Алексеевич, 1935 г.р., выпускник УПИ, в 1959 г. – инженер комбината №817 (ныне известного как ПО “Маяк”) из г. Челябинск-40, режимного объекта в Челябинской обл., где осуществлялась наработка оружейного плутония. 29 сентября 1957 г. там произошла одна из крупнейших в мире техногенных катастроф, получившая широкую известность лишь в пост-перестроечное время. Следствием этой катастрофы (т.н. “Кыштымкой аварии”) явилось образование т.н. Восточно-Уральского радиоактивного следа протяжённостью около 300 км. Георгий был свидетелем этой катастрофы и участником её ликвидации. Данное обстоятельство в контексте настоящего очерка следует принять во внимание. Кривонищенко был другом Дятлова, участвовал практически во всех походах, в которые ходил Игорь. Также Георгий был дружен с большинством остальных участников похода, которые часто бывали в свердловской квартире его родителей. Хотя в действительности Кривонищенко носил имя Георгий, друзья обычно называли его Юрием (т.е. тут примерно такая же ситуация с заменой имени, что и в случае с Золотарёвым);
– Слободин Рустем Владимирович, 1936 г.р., выпускник УПИ, как и Кривонищенко являлся инженером комбината №817, куда пришёл работать годом позже Георгия. Существует легенда, будто бы отец Рустема в 1959 г. являлся председателем профкома УПИ, но действительности она не соответствует. Профком “Политеха” возглавлял однофамилец Рустема, а его отец являлся профессором другого свердловского ВУЗа. Слободин на протяжении ряда лет ходил в туристические походы различной категории сложности и являлся, безусловно, опытным туристом. По воспоминаниям друзей, Рустем был очень спортивным молодым человеком, подвижным, выносливым, увлекался бегом на длинные дистанции. Рустем отлично играл на мандолине, которую взял с собою и в этот поход. Кстати, его тюркское имя не должно вводить в заблуждение, это не более чем дань интернациональной моде, родители Рустема Слободина были русскими;
– Тибо-Бриньоль Николай Владимирович, 1934 г.р., прораб из Свердловска, выпускник строительного факультета УПИ 1958 г. Николай Тибо был сыном французского коммуниста, репрессированного в сталинские годы, и родился в лагере, где содержалась его мать. В Свердловск приехал из Кемерова, учился хорошо, институт закончил со средним баллом 4,15, причём успехи в учёбе шли у него по нарастающей и успеваемость к концу обучения оказалась много лучше, чем на первых курсах. Тибо-Бриньоль имел опыт туристических походов различных категорий сложности, был хорошо знаком со студентами УПИ – членами туристического клуба института. Все, знавшие Тибо, отмечали его энергию, предприимчивость, дружелюбие и юмор;


Походные фотографии, обнаруженные в фотоаппаратах членов группы. На левом фотоснимке (слева направо): Людмила Дубинина, Георгий Кривонищенко, Николай Тибо-Бриньоль и Рустем Слободин. Фотография справа сделана тогда же и практически на том же месте (слева направо): Николай Тибо, Людмила Дубинина, Семён Золотарёв и Зина Колмогорова. Тибо отдал свою фетровую шляпу Золотарёву, мужчины дурачатся и все явно пребывают в прекрасном расположении духа. Все ещё живы, бодры и здоровы…

– Юдин Юрий Ефимович, 1937 г.р., студент 4-го курса инженерно-экономического факультета УПИ, в институте увлёкся туризмом, совершил в общей сложности 6 длительных походов различных категорий сложности, в т.ч. и 3-й (наивысшей). Мотивом начавшегося похода являлся энтузиазм его участников. Никаких материальных выгод участие в этом лыжном переходе принести не могло. Профком “Политеха” выдал студентам по 100 руб. материальной помощи, но это вспоможение носило чисто символический характер, а потому все участники скинулись ещё по 350 руб. на пополнение походной кассы. Часть экипировки была получена в институте, часть являлась собственностью членов группы. Все участники лыжного похода были здоровы, поставленная задача вполне соответствовала уровню их подготовки и техническому оснащению.
Нельзя не сказать несколько слов о командном духе этого небольшого коллектива. Все его члены имели высшее или неполное высшее образование, причём следует помнить, что в те времена статус высшего образования был много выше нынешнего. Это были по-настоящему разносторонне одарённые и эрудированные люди, причём получившие уже определённый жизненный опыт, прошедшие своеобразную проверку “на прочность”. Известно, что почти всем участникам перехода доводилось прежде сталкиваться в тайге с диким зверьём, а случаи с укусом змеёй Зины Колмогоровой и ранением Люды Дубининой весьма красноречиво говорят сами за себя. Эти девушки были явно не “гламурными кисами” из передач Ксюши Собчак, а надёжными, преданными и проверенными далеко нерядовыми испытаниями товарищами. Безусловно, члены группы обладали психологической устойчивостью к стрессовым нагрузкам, имели развитые чувства солидарной ответственности и взаимовыручки. Практически все они хорошо знали друг друга на протяжении нескольких лет, и это обстоятельство придавало им взаимную уверенность. Единственным участником команды, являвшимся для остальных действительно незнакомым человеком, был Семён Золотарёв.


Снимок слева: “Ты чуешь, третьего не хватает?”- подтекст фотографии не оставляет сомнений в прекрасном расположении духа запечатлённых на ней Николая Тибо-Бриньоля и Семёна Золотарёва. Справа: всё тот же узнаваемый Тибо и вышедшая из строя Люда Дубинина.

Однако внутри группы существовала как минимум одна связь, основанная на особых межличностных симпатиях. Речь идёт о паре “Игорь Дятлов – Зина Колмогорова”. Не будет преувеличением сказать, что этих молодых людей объединяла платоническая привязанность. Само по себе это высокое и красивое чувство в обычной обстановке можно только приветствовать, однако в ситуации неординарной, стрессовой, связанной с риском для жизни оно способно сыграть весьма опасную роль, послужить своеобразным детонатором разрушения единоначалия и подчинённости. В экстремальной ситуации любовная привязанность может неожиданно и притом негативно повлиять на принятие важного решения, толкнуть человека на отказ от выполнения команды, либо побудить участника группы к неоптимальным (с точки зрения большинства) действиям. Об этом надлежит помнить, тем более что в этом походе такие экстремальные ситуации без сомнения возникали…
Итак, 23 января 1959 г. группа выехала из Свердловска и в ночь с 24 на 25 января прибыла в пос. Ивдель (примерно в 340 км. к северу от места отправления). В дороге имели место два инцидента, заслуживающими того, чтобы быть отмеченными здесь. Речь идёт о конфликтных ситуациях с участием работников милиции. В одном случае туристов не пустили на ночёвку в здание вокзала в г. Серове и Юрий Кривонищенко, издеваясь, принялся просить подле закрытых вокзальных дверей “милостыню на конфеты” (эта выходка закончилась для него прогулкой в отделение милиции на вокзале). В другой раз к туристам в поезде Серов-Ивдель пристал какой-то алкаш, заявивший, что они украли у него бутылку водки и потребовавший её вернуть. С придурком, разумеется, никто ругаться не стал, но это лишь распалило пьяницу. В конечном итоге проводнику пришлось сдавать его милицейскому наряду на станции. Для членов группы оба инцидента негативных последствий не имели, поскольку командировочное предписание, уведомлявшее о том, что туристический поход приурочен к “красной дате” (то бишь открытию съезда КПСС), устраняло все препоны и лишние вопросы со стороны официальных лиц.
Во второй половине дня 26 января группа благополучно выехала на попутке из Ивделя в пос. 41-го квартала, где жили лесозаготовители. Фактически это был уже самый край населённого мира – далее начинались совсем уж необжитые уральские леса, мрачные и неприветливые. Примерно в 19:00-20:00 группа без происшествий прибыла в посёлок 41-го квартала, устроилась на ночёвку в общежитии лесозаготовителей. Начальник 1-го лесучастка по фамилии Ряжнев, местный Бог и Царь, великодушно выделил туристам подводу с лошадью и возницей, на которую вся группа сложила рюкзаки и, став на лыжи, 27 января совершила следующий переход – в посёлок 2-го Северного рудника. Этот населённый пункт, некогда входивший в разветвлённую систему ИвдельЛАГа, к 1959 г. уже был совсем заброшен. Там не осталось ни одного жителя и из 24 домов лишь один имел надёжную крышу и хоть как-то годился для постоя. В нём группа и заночевала. В этом месте можно отметить, что возницей, управлявший лошадью, являлся некий Великявичус, литовец, осуждённый в 1949 г. на 10 лет лагерей и вышедший на поселение в 1956 г. Сам по себе этот персонаж не играет в повествовании особой роли, но его присутствие весомо свидетельствует об одном, весьма важном обстоятельстве: весь север Свердловской области и Коми АССР был в те годы напичкан учреждениями бывшего сталинского ГУЛАГа. Очень большой процент населения Урала был тогда так или иначе связан с некогда мощной репрессивной машиной – тут проживали и бывшие лагерные сидельцы, и расконвойные, и лагерная обслуга. К 1959 г. прежняя ГУЛАГовская система уже в значительной степени захирела и заметно сократилась, пугающая аббревиатура исчезла ещё аж в 1956 г. (тогда вместо ГУЛАГа появилось непроизносимое ГУИТК – Главное Управление исправительно-трудовых колоний), но люди-то… люди остались! В контексте всего, произошедшего в дальнейшем об этом следует помнить…
Во 2-м Северном членов группы привлёк склад геологических образцов. По крайней мере один геологоразведочный керн с пиритом они взяли с собою. Во время пребывания в посёлке (т.е. 27-28 января) один из туристов, Юрий Юдин, заболел. Ему пришлось отказаться от дальнейшего участия в походе и утром 28 января 1959 г. группа с ним тепло попрощалась. Юдин возвратился в посёлок 41-го квартала вместе с Великявичусом, а группа в количестве теперь уже 9 чел. двинулась дальше.


Эти фотоснимки сделаны в первой половине дня 28 января 1959 г.: девушки прощаются с Юрием Юдиным во “Втором-Северном”. Без труда угадываются персонажи на задних планах: на левом фотоснимке это Семён Золотарёв, на правом – Игорь Дятлов.

Собственно, на этом заканчивается та часть туристического похода группы Дятлова, которая м.б. подтверждена объективными свидетельствами посторонних лиц. О дальнейшем мы можем судить лишь по дневниковым записям участников похода, да материалам прокурорского расследования.
Игорь Дятлов и ведомая им группа туристов рассчитывали совершить переход по Северному Уралу с таким расчётом, чтобы в первых числах февраля выйти на гору Отортен (или Отыртен, высота 1234 м.), а затем к 12 февраля оказаться в посёлке Вижай, откуда надлежало дать телеграмму в УПИ о благополучном прибытии. Однако уже 28 января Игорь Дятлов засомневался в возможности уложиться в срок и при прощании с Юрием Юдиным попросил последнего передать в спортклуб сообщение о возможном переносе окончания похода. Речь шла о задержке в один-два дня, т.е. контрольный срок сдвигался руководителем похода на 14 февраля.
Эта передвижка выглядела логичной. К середине февраля в УПИ возвратились участники другого лыжного перехода по Северному Уралу (группа под руководством Юрия Блинова). Все они говорили о сильных снегопадах в том районе, так что решение Игоря Дятлова о переносе срока возвращения выглядело вполне взвешенным и разумным.
Однако, ни 14, ни 15, ни 16 февраля группа в посёлке Вижай не появилась и телеграмму в спортклуб “Политеха” не отправила. К этому времени в УПИ после каникул стали съезжаться студенты. Появился и Юрий Юдин, отделившийся от группы Игоря Дятлова на полдороге. К нему, разумеется, были обращены вопросы о судьбе группы и обстоятельствах похода, но Юрий ясности никакой внести не мог; с его слов лишь стало ясно, что вплоть до полудня 28 января никаких конфликтов между членами группы, а также ЧП, либо подозрительных ситуаций не возникало. 17 февраля 1959 г. родственники некоторых членов группы (прежде всего Люды Дубининой и Александра Колеватова) стали звонить руководителю спортклуба УПИ с требованием прояснить судьбу отсутствующих туристов. Аналогичные звонки последовали и в партком института.
Возглавлявший спортклуб УПИ Лев Семёнович Гордо попытался было погасить начинавшийся скандал. 18 февраля он заявил секретарю парткома УПИ Заостровскому, будто от Дятлова получена телеграмма, уведомлявшая о задержке в пути. Видимо Гордо всерьёз рассчитывал, что через день-другой пропавшие туристы объявятся и проблема рассосётся сама собой.
Но проблема не рассосалась. Родственники студентов обратились в Свердловский горком партии и теперь уже руководители партийного руководства начали задавать институтскому руководству неприятные вопросы. Стал вопрос об организации спасательной экспедиции, однако тут же выяснилось, что никто из спортивного руководства на уровне УПИ и города не имеет точной информации о маршруте группы Дятлова. Это было грубейшим нарушением порядка организации туристических походов. Необходимую информацию стали лихорадочно восстанавливать по рассказам людей, слышавшим о планах от членов пропавшей группы. Ситуацию спас совершенно посторонний спортклубу “Политеха” человек – Игнатий Фокич Рягин, друг семьи Колеватовых, обстоятельно поговоривший с Александром о предстоявшем походе в середине января. Рягин по памяти восстановил маршрут группы и 19 февраля Римма Колеватова, сестра Александра, передала карту полковнику Георгию Семёновичу Ортюкову, преподавателю тактики с военной кафедры УПИ, возглавившему в те февральские дни розыск группы и в дальнейшем приложившему много сил для выяснения истории группы Дятлова.

2.Начало поисковой операции. Общая хронология розысков. Обнаружение первых тел погибших туристов.

20 февраля 1959 г. туристическая секция УПИ провела экстренное собрание на повестке которого стоял один вопрос: “ЧП с группой Дятлова!” Открыли собрание зав. кафедрой физического воспитания “Политеха” А.М.Вишневский и председатель студенческого профсоюзного комитета В.Е. Слободин. Они официально сообщили, что задержка группы Игоря Дятлова несанкционированна и рождает беспокойство относительно судьбы её участников. Решение собрания было единогласным: срочно организовать поисково-спасательную операцию и cформировать группы добровольцев из числа студентов института, готовых принять в ней участие. Также было решено обратиться за помощью к туристическим секциям других ВУЗов и учреждений Свердловска. В тот же день профком выделил деньги, необходимые для закупки продуктов и всего необходимого группам, готовящимся к выдвижению в район поисков. Заработала круглосуточная телефонная линия, призванная координировать всю деятельность участников в рамках разворачиваемой операции. Отдельным пунктом проходило решение о создании при студенческом профкоме штаба спасательных работ.
На следующий день, 21 февраля, в район поисков стали выдвигаться туристические группы Юрия Блинова и Сергея Согрина, только что возвратившиеся в Свердловск из плановых походов. Третья группа туристов под руководством Владислава Карелина, по стечению обстоятельств уже находившаяся на Северном Урале, также заявила о готовности действовать в интересах спасательной операции. В тот же день спецрейсом на самолёте Ан-2 из Свердловска в Ивдель вылетели председатель спортклуба УПИ Лев Гордо и упомянутый выше член бюро туристической секции Юрий Блинов. С этого дня они начали облёт на самолёте района предстоящих поисков, двигаясь по маршруту пропавшей группы, в надежде увидеть с воздуха либо самих туристов, либо оставленные ими знаки. Забегая вперёд, можно сказать, что ни в этот, ни в последующие дни, эти облёты результата не дали.
22 февраля штаб спасательной операции провёл в главном корпусе УПИ смотр сформированных групп. Таковых оказалось три, их возглавили Моисей Аксельрод, дипломник УПИ; студент 4-го курса Олег Гребенник и третьекурсник Борис Слобцов. К этому времени дала результаты и активность областной власти. Становится известно о подключении к розыскам группы военнослужащих МВД под командованием капитана А.А.Чернышёва (это были конвойные ИвдельЛАГа), а также группы курсантов школы сержантов МВД под командованием ст. лейтенанта Потапова (7 чел.). Местные силовики пообещали (и впоследствии сдержали своё обещание) предоставить для поисковой операции кинологов с собаками, сапёров с миноискателями и радиста с рацией. От областного Управления лесного хозяйства в распоряжение штаба были откомандированы двое лесничих. Предполагалось, что они примут на себя роль проводников. С аналогичной целью в Ивдель были направлены и два охотника-манси. Территория, на которой предстояло проводить поисковую операцию, являлась их традиционным ареалом (т.е. местом проживания и промысла).
В те же самые дни из Москвы с целью экспертной оценки складывавшейся ситуации и оперативных консультаций стали прибывать признанные специалисты по туризму и альпинизму – Бардин, Шулешко, Баскин. Оперативное руководство розыском непосредственно на месте – т.е. в горах Северного Урала – осуществлял самый, пожалуй, опытный и авторитетный в Свердловске специалист по туризму мастер спорта Е.П. Масленников.
По общему замыслу спасательной операции группы добровольцев-поисковиков предполагалось высадить с вертолётов в разных точках маршрута группы Дятлова. Перед ними ставилась задача осуществить поиск на местности следов пребывания группы и установить её возможную судьбу (интерес для спасателей представляли места стоянок, лыжня, специально оставленные знаки и т.п.). Особо подчеркнём, что к поискам привлекались не только студенты-туристы из “Политеха”, но и туристы из некоторых других ВУЗов и организаций Свердловска. Выдвижение поисковых лыжных групп в район развёртывания началось 23 февраля 1959 г.
Одна из поисковых групп в количестве 11 человек под руководством студента “Политеха” Бориса Слобцова 23 февраля была высажена на горе Отортен, в том самом месте, которое являлось основной целью похода Игоря Дятлова и его товарищей. Если исчезнувшие туристы побывали на вершине, они должны были оставить там следы своего пребывания – хорошо видимую “закладку” с запиской (такие “закладки” обычно устраивались под грудой камней и их обнаружение проблемой не являлось). Из-за ошибки пилота вертолёта группа Слобцова высадилась не на самой высокой из трёх вершин Отортена, а на одной из соседних, что несколько задержало поисковиков. На следующий день – 24 февраля – лыжники приступили к активному поиску, они перешли на нужную вершину и, обыскав местность, убедились, что группа Дятлова там не бывала.
Группа сначала спустилась в долину реки Лозьва, затем перешла в долину реки Ауспия. Приказ о переходе туда содержался в записке полковника Ортюкова, сброшенной с пролетавшего самолёта вымпелом. В районе Ауспии поисковиков Слобцова ждала первая удача – 25 февраля они наткнулись на старый лыжный след, который, по их мнению, должен был принадлежать группе Дятлова. В дальнейшем это предположение получило подтверждение – Слобцов и его поисковики действительно отыскали лыжню пропавшей группы. Стало ясно, что она находится где-то неподалёку, буквально в считанных километрах (поскольку до Отортена было не более 15 км., а там пропавшие туристы не побывали).
Необходимо подчеркнуть, что никто из студентов-поисковиков не верил в трагический исход похода Дятлова. Общее мнение клонилось к тому, что в составе пропавшей группы имеются травмированные или заболевшие, поэтому Дятлов и его товарищи сидят в хорошо оборудованном лагере и дожидаются помощи. Местные жители, которые также привлекались к поисковым работам, были настроены более скептически, но их мнение в тот момент игнорировалось.
Уже во второй половине дня 25 февраля Слобцов попытался определить, в каком направлении двигалась группа Дятлова, для чего, несмотря на сумерки, разделил свою команду и направил её вверх и вниз по течению Ауспии. Та часть, что шла вверх по течению реки, лыжню дятловцев быстро потеряла, другая же часть наткнулась на давнюю туристкую стоянку. По общему мнению, она должна была принадлежать разыскиваемой группе Дятлова, однако датировать стоянку не удалось, так что открытие это ничего поисковикам не дало.
На следующий день поиск развернулся с удвоенной энергией. Ощущение того, что объект поисков где-то неподалёку, придавал силы. Утром 26 февраля группа Слобцова разбилась на три части: перед одной ставилась задача отыскать продуктовый склад, который группа Дятлова обязательно должна была оставить перед началом подъема в горы, другой следовало найти место выхода дятловцев из долины реки Ауспия, третьей надлежало пройти по старой лыжне, дабы проверить версию о возможном ЧП в пути.
Итак, поисковики разделились и приступили к выполнению полученных задач. Та группа, что должна была искать следы выхода дятловцев из долины реки Ауспия, поднялась на перевал, игравший роль водораздела. Он представлял собою эдакую седловину направо и налево, от которой шли с заметным понижением долины двух рек – Ауспии и Лозьвы. В составе этой группы были три человека – студенты УПИ Борис Слобцов и Михаил Шаравин, а также местный лесничий Иван Пашин, самый обычный 50-летний русский мужик, всю жизнь проживший в посёлке Вижай и проработавший в местном лесничестве.
Гребень перевала, на который вышли трое лыжников, соединял гору Холат-Сяхыл (русифицированное название “Холатчахль”) и безымянную высоту 905,4. (В этом месте необходимо сделать вынужденное объяснение. Картография в 1959 г. была не так точна, как теперь, поэтому высоты многих вершин на картах того времени отличаются от тех, что указываются на нынешних картах. Высота горы Холат-Сяхыл определялась тогда в 1079 м., теперь же она “подросла” до 1096,7 м. Несколько отличались высоты и других гор. В этом очерке мы будем придерживаться современных данных.) Проводник Иван, утомлённый подъёмом на перевал, несколько отстал, а потом и вообще сел отдыхать, отказавшись сопровождать студентов. Слобцов и Шаравин двинулись вперёд одни. Через некоторое время их внимание привлекла чёрная точка на северо-восточном склоне Холат-Сяхыл, приглядевшись, студенты поняли, что видят частично засыпанную снегом палатку.


Эта карта даёт представление о взаимном расположении объектов на месте поисков. Чёрная пунктирная линия “a-a” – перевал, являющийся водоразделом между долинами рек Лозьвы (к северу) и Ауспия (к югу). В 1959 г. перевал этот названия не имел, впоследствии его назвали “перевал группы Дятлова” или просто “перевал Дятлова”. Цифра “1” – г. Холат-Сяхыл (Холатчахль), цифра “2” – безымянная высота 905,4 м. Цифра “3” – лагерь поисковой группы Бориса Слобцова, разбитый вечером 26 февраля 1959 г. в лесу неподалёку от р. Ауспия. Красная цифра “4” – палатка группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, которую увидели Слобцов и Шаравин, поднявшись на перевал.

Приблизившись к ней, Слобцов и Шаравин догадались, что наконец-то отыскали палатку группы Дятлова и никакую другую. Дело в том, что палатка эта была весьма нестандартна и хорошо узнаваема – её сшили из двух 4-местных палаток, удлинив в 2 раза, отчего размеры её составили 1,8 м.*4 м. Борис Слобцов лично принимал участие в изготовлении палатки в 1956 г., так что не мог ошибиться при опознании.
Палатка была ориентирована входом на юг. Северная её часть оказалась завалена, её присыпал снег толщиной 15-20 см. По общему виду и плотности снега можно было сделать вывод, что он появился здесь не в результате схода лавины, а наметён ветром. Рядом с палаткой стояла пара лыж, воткнутых в снег, а непосредственно у входа из снега торчал ледоруб. На ледорубе лежала куртка-штормовка, принадлежавшая Игорю Дятлову (впрочем, в разное время Слобцов и Шаравин рассказывали об обнаружении этой штормовки по-разному: то она лежала на ледорубе у входа, то прямо в снегу у входа, то её рукав выглядывал из палатки. Полной точности в этом вопросе добиться уже невозможно, но главное во всех этих воспоминаниях заключается в том, что штормовку Дятлова поисковики обнаружили сразу же, как только приблизились к палатке. В карманах куртки Дятлова были найдены перочиный нож на карабине и записная книжка с фотографией Зины Колмогоровой – ни то, ни другое не проливали свет на случившееся в пропавшей тургруппой). Две нижние пуговицы на входе в палатку были расстёгнуты, из образовавшейся щели наружу торчала простыня, служившая пологом. По общему виду найденной стоянки сразу можно было заключить, что живых людей в палатке нет. На крыше палатки лежал карманный фонарик китайского производства, слой снега под корпусом фонарика составлял 5-10 см., в то время как на самом фонарике снега не было вообще. Впоследствии фонарик был идентифицирован как принадлежавший Игорю Дятлову. Борис Слобцов взял его в руки и включил – фонарик зажёгся.
Сбросив лыжи, Шаравин и Слобцов попытались обследовать палатку. Первый принялся разгребать наваленный на неё снег, а второй, вооружившись найденным ледорубом, стал наносить удары по скату крыши, рассчитывая получить быстрый доступ в центральную часть палатки. Разорвать брезент ледорубом оказалось совсем несложно, тем более, что полотнище уже было в нескольких местах рассечено. В процессе разрубания палатки лезвие ледоруба (как выяснилось чуть позже) угодило в мешок с сухарями и пробило его.
Отбросив разорванное ледорубом полотнище, Слобцов и Шаравин получили доступ к внутренностям палатки. С облегчением они увидели, что трупов там нет – это открытие укрепляло надежду отыскать разыскиваемых товарищей живыми и здоровыми где-то в другом месте.
Тщательного обыска поисковики не проводили – на это не было времени, т.к. портилась погода и начиналась метель. Захватив ледоруб, фонарик, штормовку Дятлова, а также 3 фотоаппарата и флягу со спиртом, найденные при беглом осмотре палатки, Слобцов и Шаравин направились обратно в лагерь. Около 16:00 к группе Бориса Слобцова присоединились новые поисковики – мансийские охотники, которым предстояло принять на себя роль проводников, и радист Неволин Егор Семёнович. Этот человек, пожалуй, оказался единственным действующим лицом, которое непосредственно наблюдало ход поисковой операции от её начала до самого конца. Неволин имел при себе рацию, так что группа Слобцова получила устойчивую связь с руководством. В 18:00 (время сеанса известно точно) Неволин передал в штаб операции радиограмму, в которой сообщалось об обнаружении палатки. В скором времени был получен ответ, который содержал поручение подготовить место для приёма большой поисковой группы. Для её размещения предполагалось поставить две 50-местные армейские палатки. Помимо этого в радиограмме сообщалось о вылете в расположение группы Слобцова работника прокуратуры, которому предстояло на месте провести нужные следственные действия, а также полковника Ортюкова. Последний должен был возглавить поиск на месте.
Дневник похода группы Игоря Дятлова, подобранный Слобцовым при осмотре палатки, был внимательно изучен поисковиками. Последняя запись датировалась 31 января, из неё следовало, что в тот день туристы предприняли попытку покинуть долину реки Ауспия и за пару суток совершить быстрый переход к Отортену, главной цели своего похода. Для максимальной разгрузки они решили устроить лабаз – склад вещей и продуктов, потребности в которых в ближайшее время не предвиделось. Другими словами, восхождение на гору планировалось налегке, с минимальным грузом. При возвращении с Отортена им предстояло забрать оставленный в лабазе груз. Судя по записям в дневнике, по состоянию на 31 января все члены группы пребывали в добром здравии и настроении. И это была хорошая новость.
Другой хорошей новостью можно было счесть то, что в куртке-ветровке, принесённой Слобцовым и Шаравиным в лагерь, оказалась металлическая коробка, в которой находились паспорт Игоря Дятлова, деньги в сумме 710 руб. и железнодорожные билеты членов группы. Тот факт, что значительная сумма денег оказалась нетронутой, по общему мнению членов поисковой группы свидетельствовал о том, что пропавшие туристы не подвергались нападению бежавших уголовников. А посему, причина их отсутствия не имеет криминальной подоплёки.
За ужином поисковики решили распить спирт, найденный в палатке Дятлова, что и было проделано с немалым (и притом вполне понятным) энтузиазмом. Эпизод с распитием спирта – очень важный момент, на который сейчас необходимо обратить внимание, поскольку к нему ещё придётся возвратиться в ходе дальнейшего повествования. Тогда произошёл весьма любопытный обмен репликами, о котором нельзя не упомянуть. Борис Слобцов предложил выпить за здоровье разыскиваемых ребят, на что лесничий Иван Пашин весьма мрачно отозвался: “Вы бы лучше выпили за упокой!” Студенты пришли в ярость, посчитав реплику местного жителя циничной и неуместной, дело едва не дошло до драки. Даже тогда, уже после обнаружения брошенной палатки, никто из них не хотел верить в плохое…
На следующий день – 27 февраля 1959 г. – предстоял перенос лагеря спасателей из долины реки Ауспия в долину Лозьвы. Поскольку из дневника похода стало известно, что группа Дятлова решила уходить от Ауспии, логично было предполагать, что именно так пропавшие туристы и поступили. А стало быть, поиск надо было переносить дальше по предполагаемому пути их следования, т.е. ближе к Отортену.
Группа Слобцова снова разделилась: часть сил была направлена на розыск лабаза, кто-то стал собирать палатку, а двое поисковиков – Юрий Коптёлов и Михаил Шаравин – отправились в долину Лозьвы для поиска нового места для лагеря. Они поднялись на перевал и стали таким образом, что гора Холат-Сяхыл оказалсь у них по левую руку, долина Ауспии – за спиной, а прямо перед ними – долина реки Лозьвы. Их внимание привлёк высокий кедр, стоявший на высоком пригорке над ручьём, несколько ниже перевала. Ручей этот являлся одним из многочисленных притоков Лозьвы, в тот зимний день он, разумеется, был полностью скован льдом и занесён снегом. Кедр стоял на крутом берегу ручья, чтобы подняться к нему от ручья следовало преодолеть примерно 5-7 м. склона. Ровная площадка, на которой располагалось дерево, являлось отличным местом обзора склона Холат-Сяхыл и поисковики, не сговариваясь, направились к нему.
Не доезжая до дерева примерно 10-15 м. они остановились, потому что увидели два трупа, лежавшие непосредственно под кедром. Рядом без труда м.б. разглядеть следы старого костра.


Фотографиz тел погибших туристов из группы Игоря Дятлова, обнаруженных под кедром около полудня 27 февраля 1959 г. Хорошо различима мелкая клетка рубашки-ковбойки лежавшего вверх лицом Георгия Кривонищенко. Впоследствии родилась легенда, будто найденные под кедром тела были накрыты одеялом, но как хорошо видно на этом фотоснимке, сделанном ещё до удаления снега, никакого одеяла на месте обнаружения тел не было и в помине.

Снега было немного – всего 5-10 см. – поскольку дерево росло на довольно продуваемом ветрами месте. Юрий и Михаил решили не приближаться к телам, они лишь обошли кедр по кругу, рассчитывая увидеть тела других людей, однако таковых не нашли.


Те же самые тела, найденные под кедром, сфотографированные под другим углом и уже после удаления снега. Лицом вверх – Георгий Кривонищенко, рядом с ним – Юрий Дорошенко, первоначально опознанный как Семён Золотарёв.

После этого они двинулись обратно к лагерю, дабы сообщить товарищам о страшной находке. На перевале Шаравин и Коптёлов разделились – первый остался поджидать вертолёт, который как раз кружил над головою, заходя на посадку, а второй продолжил движение в лагерь.


Значок “^” условно показывает положение палатки группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, “L”- кедр над четвёртым притоком Лозьвы, “+” – место обнаружения первых двух тел пропавших туристов (Кривонищенко и Дорошенко, который первоначально был опознан как Золотарёв).

В течение дня 27 февраля на место поисковой операции прибыли поисковые группы Карелина, капитана Чернышова, а также охотники Моисеев и Мостовой с двумя собаками. Также в районе поисков появились упоминавшиеся выше Евгений Петрович Масленников и прокурор г. Ивдель Василий Иванович Темпалов (они прилетели вертолётом примерно в 13-14 часов). Помимо этого, началась доставка грузов для предстоящего расширения лагеря поисковиков, с учётом того, что в ближайшие дни ожидалось дальнейшее увеличение числа людей, занятых розыском. По воспоминаниям участников тех событий, весь перевал между долинами Ауспии и Лозьвы в тот день был завален рюкзаками и всевозможными грузами, доставляемыми вертолётами.
Лагерь поисковиков было решено из долины Ауспии пока не переносить. Поскольку в долине Лозьвы оказались найдены тела погибших туристов, там требовалось осуществить необходимые следственные действия и присутствие посторонних в силу понятных причин могло этому мешать.
Между тем, события продолжали развиваться неумолимо (27 февраля вообще оказался днём, богатым на трагические открытия). Во время обследования склона горы Холатчахль на пути от брошенной палатки к кедру, был найден ещё один – третий по счёту – мужской труп. Следователь прокуратуры г. Ивдель Темпалов, прибывший к этому времени в район поисков, лично осмотрел тело и определил расстояние от него до кедра, под которым лежали два других тела, в 400 м. Найденный труп лежал на спине за кривой карликовой берёзой, головою труп был ориентирован вверх по склону, в сторону палатки. Слой снега в этом месте был сравнительно невелик и не скрывал полностью тела.


Тело Игоря Дятлова в момент его обнаружения на склоне. Из-под снега торчат только предплечья прижатых к груди рук.

Погибший был опознан как Игорь Дятлов, руководитель похода.


Тело Игоря Дятлова после откапывания из снега. При первом же взгляде на фотографию обращают на себя внимание расханутая меховая безрукавка и поза, никак не соответствующая “позе зябнущего человека”.

После этого обследование склона горы продолжилось и через некоторое время собака охотника Моисеева, обнаружила под слоем снегом толщиною около 10 см. четвёртый труп, на этот раз женский. Расстояние между этим телом и трупом Дятлова, найденным несколькими часами ранее, прокурор Темпалов определил в 500 м. Женское тело также было ориентировано головою по направлению к вершине горы, т.е. в сторону палатки. Погибшая была опознана как Зина Колмогорова. Бросалось в глаза, что палатка на склоне, трупы Колмогоровой, Дятлова и кедр у ручья находились практически на одной линии в зоне прямой видимости.
———————————————————————————————————————————————-

… на этом моменте я (Elpablo) прерву повествование ибо “Смерть идущая по следу” – это целая книга = 264 страниц.
Я опубликовал здесь лишь первые 15 страниц. Для тех кто желает дочитать до конца можно читать со страницы автора. Но это неудобно т.к. размер документа огромный и все на одной странице, которая долго загружается,часто не полностью.

Альтернативный вариант: скачать его в формате Word
размер 42 МБ в архиве, распакованый около 160 МБ.

Для понимания что вас ждет дальше -> оглавление книги:

1. Состав туристической группы. История похода.
2. Начало поисковой операции. Общая хронология розысков. Обнаружение первых тел погибших туристов.
3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова.
4. Что не увидели следователи. Огрехи начального этапа расследования.
5. Дальнейшие поиски. Обнаружение тела Рустема Слободина.
6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина. Незаданные вопросы и неполученные ответы…
7. Когда же туристы ставили палатку на склоне Холат-Сяхыл?
8. Первоначальная версия следствия: убивали манси!
9. Что увидел эксперт: палатку разрезали изнутри.
10. Новая версия следствия: Ахтунг! Ахтунг! Огненные шары в небе!
11. Финал поисковой операции: обнаружение тел Людмилы Дубининой, Семёна Золотарёва, Александра Колеватова и Николая Тибо-Бриньоля.
12. Судебно-медицинское исследование тел туристов, найденных в овраге.
13. Физико-техническая экспертиза. Прекращение расследования, закрытие уголовного дела.
14. Про маленькие ушки большого зверя. КГБ и группа Дятлова: непредвзятый взгляд.
15. Рейтинг безумия. Версии гибели группы Дятлова на любые вкус и цвет.
16. Непредвзятый анализ событий на склоне Холат-Сяхыл во второй половине дня 1 февраля 1959 г. Объективность “фактора страха”, влиявшего на принимаемые туристами решения.
17. Кто убивал: значимые черты обобщённого портрета убийц на основании предполагаемой поведенческой модели.
18. Последовательность событий на склоне Холат-Сяхыл в первом приближении.
19. Необходимые уточнения…
20. Отступление от сюжета: некоторые фрагменты истории тайной войны стран НАТО против СССР в 50-х годах прошлого столетия.
21. Понятие “контролируемой поставки” как комплексного оперативно-розыскного мероприятия органов государственной безопасности (внутренних дел).
22. Возможные кандидаты.
23. Подготовка группы Игоря Дятлова к походу в контексте версии “контролируемой поставки”.
24. Поход глазами туристов. Коммуникативные отношения в группе Игоря Дятлова на основании анализа походных фотоснимков. Доказательство наличия у членов группы большего числа фотоаппаратов, нежели зафиксировано материалами уголовного дела.
25. Несколько слов о странностях, необъяснимых и необъяснённых.
26. Что и как происходило на склоне Холат-Сяхыл после 16 часов 1 февраля 1959 г.
27. Почему Рустем Слободин замёрз первым ?
28. Смерть, идущая по следу…
29. Что было дальше?
30. Послесловие.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией
Запись опубликована в Без рубрики. Закладка ссылка.
Subscribe
Уведомлять
4 комментариев
самые старые
самые новые наиболее популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Epsilon
7 лет назад

Яндекс “всё правильно сделал” :) Мессага Ивана короткая и нерелевантная, видимо поэтому Яша решил на неё подзабить.
Замечу, впрочем, что Пашину мессагу Гоша уже проиндексировал: ссылка

jon_silver
7 лет назад

[:]||||||||[:]
:)
https://sim-portal.ru/category/rossiya-vs-amerika/st=0&sk=t&sd=a&start=20

Иван, твоего поста я не видел :) а перед публикацией своего – честно воспользовался поиском по сайту по слову “Дятлов” и “Дятлова”: https://sim-portal.ru/search?text=%D0%94%D1%8F%D1%82%D0%BB%D0%BE%D0%B2&searchid=156674&l10n=ru&web=0#248 яндекс “серч инжин” :) ничего не нашел :wacko:

Да не парься… У тебя во-первых удобнее оформлено, во-вторых есть пдф, а в третьих, тема вполне достойна отдельного раздела :).