Чат неактивен

Гаснет свет: ушла Галина Волчек

Какой нам запомнится режиссер, вернувшая миру русский театр.

Ее имя было неразрывно связано с самим понятием русского театра более полувека — с тех самых пор, когда Галина Волчек впервые вышла на сцену «Современника». Сегодня Галины Борисовны не стало. Кажется, даже огни рампы отныне будут светить вполнакала — без ее таланта, энергии и невероятного чувства сцены. «Известия» отдают дань уважения величайшему режиссеру ХХ столетия.

Она родилась 19 декабря 1933 года в артистической семье: отец — известный кинорежиссер, лауреат нескольких государственных премий; мать — сценаристка-ВГИКовка. Отрочество будущей звезды театра прошло в тяжелые военные годы, в эвакуации. В 1946 году к общей неустроенности послевоенного быта добавилась и личная драма: родители расстались. Галя осталась с отцом, вскоре бросила школу и сдала экзамены экстерном. Никто не прочил ей большого будущего, но, к удивлению родных и знакомых, девочка успешно поступила в Школу-студию МХАТ. Одного из ее преподавателей звали Олег Ефремов…

В 1956 году Волчек вошла в группу молодых актеров, выпускников Школы-студии, собранных Ефремовым для нового, революционного (хотя, конечно, тогда таких слов тщательно избегали) театра, получившего название «Современник». В те времена это само по себе было событием: первый за долгие годы театр, созданный без повеления «сверху», по инициативе самих людей сцены.

Атмосфера оттепели в стране сделала свое и «Современник» очень быстро занял место в сердцах театралов Москвы, а затем и всей страны.

Дальнейшее, как говорится, история: уже в 1970-е «Современник» превратился едва ли не в самый главный театр страны, задававший и темп, и тональность театральному процессу Страны Советов. С 1972 года главным режиссером «Современника» была Волчек (в 1989-м она стала и художественным руководителем). И именно ей было суждено вывести театр с Чистых прудов на международную орбиту, одной из первых прорвать железный занавес, поставив «Эшелон» Рощина на сцене в Хьюстоне. Сегодня подобный культурный обмен воспринимается как нечто обыденное, но тогда сам выезд советского режиссера за границу был делом экстраординарным — для обеих сторон.

Говоря о Волчек, обычно вспоминают ее великие постановки на сцене «Современника» — «Три сестры», «Двое на качелях», «Крутой маршрут». Но несправедливо было бы обойти вниманием и Волчек-актрису, и не только театральную. Ее блестящие актерские работы в кинематографе запоминаются с первого кадра — будь то трагическая Регана в «Короле Лире» Козинцева или совершенно, казалось бы, проходная, безымянная покупательница магнитофона в «Берегись автомобиля».

Она всегда шла чуть впереди — и чуть в стороне, не подстраиваясь под «тренды» и требования момента. «Я всегда (и раньше, и теперь) понимала, что подделываться под моду — последнее дело, надо моду приспосабливать к себе, но не проходить мимо нее — ни в коем случае. Тогда это уже будет консерватизм», — писала Галина Борисовна в своем блоге.

Что само по себе говорит, кстати, о ней многое: Волчек всегда была открыта к экспериментам, к новому и на сцене, и в обычной жизни. В отличие от многих людей ее поколения, она не боялась интернета, не боялась и всех технологических чудес, которые пришли в последние десятилетия в театр.

Но главным в театре для нее, конечно, оставались люди — зрители.

Для меня театр — это полный зал затихших людей, сопереживающих тому, что происходит на сцене. То, что называл Станиславский «вольтовой дугой», когда энергия идет со сцены в зал и возвращается обратно. Это всегда было и, уверена, останется приоритетом русского театра.

Кажется, совсем недавно мы отмечали юбилей Волчек — и лучшим подарком для нее стало тогда возвращение «Современника» в родные стены на Чистых прудах. «Вас по праву считают безгранично талантливым, увлечённым человеком — подлинным творцом и созидателем. Вера в высокое предназначение искусства, ответственное отношение к своему призванию, любовь к родному театру и зрителям — в полной мере воплотились в Вашем вдохновенном творчестве, в служении российской культуре, людям, стране, снискали Вам непререкаемый авторитет и огромное уважение», — так поздравил Волчек с 85-летием Владимир Путин. К 86-му дню рождения ей был сделан еще один подарок — открылась заново Другая сцена театра.

Когда уходит великий артист, принято говорить «ушла эпоха». О Галине Борисовне этих слов, пожалуй, мало.

Она была больше, чем эпохой, она была самим театром — его душой и духом.

После нее русский театр уже не будет тем потрясающим, невероятным зрелищем, которому рукоплескали зрители от Москвы до Нью-Йорка и от Тбилиси до Хельсинки. Как говорила о своем театре сама Галина Борисовна, «у нас не просто место работы, у нас театр-дом. Когда приходят наши ребята и говорят: “Мы хотим пожениться. Можно свадьбу сделать в “Современнике”?” — я отвечаю: “Конечно”. Или несчастье какое-то: “Можно, мы почтим память родных в театре, сделаем прощальный вечер?” — “Конечно”». В эти дни в этот дом пришло самое большое горе. Прощайте, Галина Борисовна.

Поделитесь публикацией

Оставьте комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Subscribe  
Уведомлять