Чат неактивен
Главная Вопросы и Ответы Всё о Симе Деловой Сим Форум Блоги Объявления Фотогалерея Игры Свяжитесь с нами

Гость |  Войти

Непростая история

Тут можно потрындеть обо всём

Модератор: Chur

Re: Непростая история

Сообщение VAM » Вт май 14, 2019 8:38 pm

На сложных щах: чем обедали крестьяне в царское время

На стол в зажиточных домах подавалось до пяти блюд.

Изображение

Крестьянский быт старинных времен давно стал разменной монетой в досужих спорах. Реальное своеобразие тонет в общих рассуждениях о том, хорошо или плохо жилось крестьянству в Российской империи. Особенно это касается повседневной пищи, которую сопровождают определения «скудная», «грубая», «однообразная». Но так ли это было — разбирались «Известия».

«Реестр крестьянской стряпухи»
«В старое время, в условиях царской России, трудовой народ всегда питался скверно. Материальные ценности, производимые народом, доставались паразитическим, эксплуататорским классам. Стол рабочего был скуден. Мясо считалось роскошью. Молочные продукты считались господским блюдом. Недаром были в ходу такие поговорки, как “щи да каша — пища наша”, “ржаной хлебушко — калачу дедушка”, и прочие в таком же духе».

Эти слова появились ровно 80 лет назад в «библии» советской кулинарии — «Книге о вкусной и здоровой пище». С тех пор представление, что «трудовой народ всегда питался скверно», прочно укоренилось в массовом сознании. Чтобы оценить справедливость этого тезиса, мы взяли два детальных описания повседневной пищи крестьян середины XIX века: из «нечерноземной» Тверской и «черноземной» Оренбургской губерний.

Экскурс в русскую крестьянскую кухню мы начнем с «Описания Тверской губернии в сельскохозяйственном отношении» (1854) Василия Александровича Преображенского. В свое время этот фундаментальный труд был удостоен золотой медали Ученого комитета Министерства государственных имуществ.

«Пища крестьянъ состоитъ изъ хлѣба, огородныхъ овощей, молока, мяса, грибовъ и ягодъ. Вотъ реестръ крестьянской стряпухи: щи, кашица, картофельная похлебка, каша, яишница, молоко, пироги, блины, лепешки, кулага, тѣсто, кисель, горохъ, гуща, жареный картофель, жареные и вареные грибы».

«Бессменное, всегда необходимое кушанье»
«Щи, безсмѣнное, всегда необходимое кушанье, дѣлаются изъ кислой сѣрой капусты и приправляются горстью овсяныхъ или житныхъ (ячменныхъ) крупъ. Говядина или баранина, а кто водитъ свиней, свинина, у бѣдныхъ крестьянъ кладется въ щи только по праздникамъ, зимою и осенью; а зажиточные ѣдятъ мясо и въ рабочіе дни. Кашица есть похлебка изъ крупъ и приправляется въ постные дни лукомъ, а въ мясоѣдъ мясомъ или сметаною. Конопляное или льняное масло кладутъ въ похлебку, на столѣ, изъ экономіи. Картофельная похлебка изъ варенаго и столченаго картофеля въ постъ приправляется лукомъ, крупами и однимъ изъ тѣхъ маслъ, а въ мясоѣдъ крупами и сметаною. Кашу варятъ изъ крупъ овсяныхъ, житныхъ, гречневыхъ, какія у кого есть».

Серые щи варят из крошева (ки́слы) — заквашенных с ржаной мукой облегающих кочан зеленых капустных листьев. Вкусовую разницу между «белой» и «серой» капустой замечательно передал Иван Шмелев в «Лете Господнем»: «Ваша послаще будет, а мы покрепчей любим, с горчинкой, куда вкусней… и как заквасится, у ней и дух пронзей… самая знаменитая капуста наша, серячок-то». Щи, как пишет Василий Преображенский, ели с ржаными сухарями, приправляя по сезону и вкусу репчатым луком, зеленым луком, чесноком, хреном. В постные дни подливали ложку конопляного или льняного масла, в мясоед клали «ложку или две» сметаны.

Картофельная похлебка могла готовиться с говядиной или солониной (соленой говядиной), с сушеными снетками или грибами. Преображенский не упоминает об этом, но такие рецепты приводит Екатерина Авдеева в «Ручной книге русской опытной хозяйки» (1-е изд. — 1842), в разделе «Кушанье для служителей».

Некоторые продукты бедные крестьяне могли позволить себе «только по праздникам». К ним относились православные годовые праздники; высокоторжественные дни (дни рождения и тезоименитства Императора, Императрицы и Наследника Цесаревича, а также день коронования); храмовый праздник (день святого или события священной истории, в память которого освящен храм) и другие деревенские праздники. Вместе с воскресеньями Преображенский насчитывает 95 таких дней, то есть собственно праздничными в году было около 43 дней.

«Пироги пекутся везде ржаные»
«Яичница есть свареная плошка свѣжаго молока съ однимъ разболтаннымъ въ немъ куринымъ яицемъ. Это необходимое кушанье для жней. Молоко ѣдятъ и прѣсное и кислое съ прибавленіемъ творога. Пироги пекутся вездѣ ржаные, иногда житные, съ кашею, съ лукомъ, съ рыбою, съ творогомъ; пшеничные пироги рѣдки и у богатыхъ крестьянъ. Блины пекутся изъ житной или овсяной, и у кого есть, изъ гречневой муки; ѣдятъ ихъ тотчасъ по приготовленіи, съ саломъ, сметаною, молокомъ, а если есть достаточные запасы коровьяго масла, то съ масломъ».

«Сваренную» с молоком яичницу мы бы сейчас назвали омлетом, но тогда под этим словом понималось как кушанье из одних только яиц, так и с подмесом к ним молока. У Василия Левшина в «Русской поварне» (1816) «выпускной» названа яичница-глазунья, запеченная с ветчиной на топленом масле, а для «яичницы с молоком» в печи запекают разведенные молоком взбитые яйца.

Пироги тверские крестьяне делали в основном из ржаной, реже из ячменной (житной) муки. По четвергам и субботам в зажиточных семьях пекли блины из ячменной, овсяной или гречневой муки. Из ржаной или ячменной муки также пекли лепешки: «в мясоед с творогом, а в пост с толченым конопляным семенем». Особняком стояли сочни: тонкие пресные ржаные лепешки, которые намазывали творогом, сгибали пополам и выпекали.

«Кисель приготовляется из овсяной муки»
«Кулага и тѣсто приготовляются изъ муки, высѣваемой изъ ржанаго солода, и составляютъ принадлежность поста. Онѣ различаются только тѣмъ, что первое можно рѣзать ножемъ, а послѣднее жидко какъ растворъ. Оба заквашиваются и въ оба кладутся большею частью ягоды или брусники, или калины. Кисель приготовляется изъ овсяной муки; кое-гдѣ дѣлаютъ изъ отстаивающагося отъ ржаныхъ высѣвокъ крахмала; гороховый кисель ѣдятъ тѣ, которые сѣютъ горохъ. Овсяный кисель ѣдятъ съ какимъ нибудь масломъ, съ сокомъ коноплянаго сѣмени, или съ молокомъ, или съ цыжемъ, или съ сытою».

Студенистый овсяный кисель — одно из знаковых русских блюд. Сырьем для его приготовления был цеж — настоявшийся раствор овсяной муки, часто заквашенный, который процеживали, варили до загустения и остужали. Аналогичным образом готовились другие зерновые кисели — ржаной и пшеничный, на воде или молоке. В отличие от кисловатого овсяного, кисель из гороховой муки был пресным.

За справкой о кулаге вновь обратимся к Василию Алексеевичу Левшину:
«Взявъ ржаной и мѣлко смолоной ржанаго солоду муки, наливаютъ горячею водою въ горшечкѣ и, накрывъ, упариваютъ въ печи. Ягоду калину развариваютъ въ водѣ, протираютъ оную сквозь сито въ горшокъ; туда же кладутъ изъ горшечка распаренной растворъ, доливаютъ водою; накрываютъ горшокъ крышкою, обмазываютъ по шву тѣстомъ и упариваютъ долго въ печномъ вольномъ духу».

Схожее описание мы находим у Екатерины Авдеевой. Со второй половины XVIII века «лучший сорт кулаги», как сказано в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, оформился в кулинарный специалитет — калужское тесто.

«Отменно крупный белый картофель»
«Картофель жарится или на сковородѣ съ масломъ, или въ плошкѣ (латкѣ) съ молокомъ и яицами; въ послѣднемъ случаѣ называется картофельною яичницею. Вареный картофель въ водѣ и подающійся на столъ горячій составляетъ ежедневный завтракъ: его ѣдятъ съ однимъ хлѣбомъ и солью».
Книга Василия Преображенского писалась на материале 1848−1849 годов, то есть к середине XIX века картофель уже прочно вошел в крестьянский рацион.

Главную роль в его распространении сыграли меры царского правительства 1840−1843 годов. Однако встречаются и более ранние свидетельства об употреблении крестьянами картофеля. В «Хозяйственном описании Пермской губернии» 1813 года отмечается, что крестьяне выращивают и продают в Перми «отменно крупный белый картофель», и употребляют его в пищу «печеный, вареный, в кашах, и делают также из него с помощью муки свои пироги и шаньги».

«Грибы подаются во всѣхъ видахъ: соленые, сырые съ лукомъ и масломъ постнымъ или безъ масла; жареные соленые съ такою же приправою; сырые соленые со сметаною и жареные съ нею же; свѣжіе печеные съ солью; свѣжіе жареные съ тѣми же приправами; вареные въ водѣ съ лукомъ и ложкою крупъ и масла или сметаны; сушеные жареные съ тѣми же приправами; сушеные, отвареные съ холоднымъ квасомъ и хрѣномъ.

Тюря изъ размельченнаго руками ржанаго черстваго хлѣба въ квасу, съ лукомъ, солью, и если есть, ложкою постнаго масла, занимаетъ немаловажную роль въ крестьянской кухнѣ, за недостаткомъ кушанья. Прочія холодныя блюда суть: или тертая рѣдька съ квасомъ, или рубленая вареная свекловица. Рѣдьку ѣдятъ также съ коноплянымъ сѣменемъ, съ масломъ постнымъ, нарѣзавъ ломтями. Соленые огурцы въ Старицкомъ и Новоторжскомъ уѣздахъ запасаются почти вездѣ; въ другихъ уѣздахъ они встрѣчаются рѣже.

Обыкновенный обѣдъ бѣднаго крестьянина состоитъ изъ трехъ блюдъ: щей, картофеля и еще чего-либо, а обыкновенный обѣдъ зажиточнаго — изъ 5 блюдъ: холоднаго, щей, похлебки, картофеля и каши. Пироги у перваго пекутся рѣдко; а послѣдній ѣстъ ихъ каждое воскресенье.

«Русские крестьяне живут зажиточнее инородцев»
С Верхней Волги перенесемся на Южный Урал и обратимся к «Описанию Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях» (1859) Василия Макаровича Черемшанского. Как и труд Василия Преображенского, это сочинение было удостоено золотой медали Ученого комитета Министерства государственных имуществ.

«Такъ какъ Русскіе крестьяне живутъ вообще зажиточнѣе инородцевъ, то и самая пища у нихъ разнообразнѣе и лучшаго качества. Повседневная скоромная ихъ пища состоитъ изъ сѣрыхъ щей — этого національнаго русскаго кушанья — съ свѣжею говядиной, бараниной, свининой и солониной, бѣдные же довольствуются щами, приправленными только молокомъ или смѣтаной. Кромѣ щей варятъ лапшу — съ мясомъ или молочную, кашицу, картофельный супъ съ курицей, похлебку съ клецками, кашу разнаго рода — пшенную, гречневую, ячную и полбеную — молочную или постную, которую обыкновенно ѣдятъ съ масломъ, саломъ или поливаютъ жирными щами; вечеромъ холодную ѣдятъ съ молокомъ, а въ постные дни съ коноплянымъ масломъ или квасомъ; молоко съ пшеничнымъ хлѣбомъ или ситникомъ — прѣсное и кислое».

Тверь и Оренбург разделяют более полутора тысяч километров, однако мы наблюдаем удивительную устойчивость традиционность русского крестьянского рациона. Что изменилось? В «мясном отделе» появилась солонина.

Заготовление говядины впрок — косвенное свидетельство ее большей доступности для крестьян. К щам, кашице и картофельной похлебке добавились мясная лапша, молочная лапша и похлебка с клецками, более характерная для городской и дворянской кухни. Тем не менее серые щи по-прежнему занимают главное место в крестьянском рационе.

Обращает внимание упоминание пшенной и полбяной каши — полбу (эммер, двузернянку) и просо культивировали в основном в восточной части Европейской России. Более благоприятные, чем в Тверской губернии, климатические и почвенные условия способствовали выращиванию пшеницы. Поэтому наряду со ржаным ситником (из ржаной муки, провеянной через сито) на столе оренбургских крестьян был и пшеничный хлеб. Из пшеничной муки они также делали лапшу, клецки, пельмени, пироги и другую выпечку.

«Непременно готовят в каждом доме пельмени»
«По воскреснымъ и праздничнымъ днямъ приготовляютъ сверхъ того пироги рыбные съ яичною подсыпкой, здобные пироги съ свининой, говядиной и курицей (курники), жареный въ маслѣ или смѣтанѣ картофель, жареную баранину, сальникъ, яичницу, студень изъ коровьихъ и бараньихъ ногъ (въ холодномъ съ хрѣномъ и квасомъ), пироги, пирошки (пряженцы) съ яйцами или говядиной, шаньги, ватрушки, аладьи, а въ заговѣнье вечеромъ непремѣнно готовятъ въ каждомъ домѣ пельмени».

Мясной рацион у оренбургских крестьян был гораздо разнообразнее, чем у тверских. Сальник — это традиционное русское кушанье, близкое к печеночному (ливерному) паштету или «сыру» (нем. Leberkäse). Общее определение сальника дает «Словарь Академии Российской» конца XVIII — начала XIX века: «кушанье, приготовляемое из печени и легкого, которые, изрубивши мелко и обернув в перепонку баранью или другую какую, кладут в плошку и запаривают в печи». Согласно поваренным книгам того времени, в начинку для сальника часто добавляли крупы, репчатый лук, молоко, яйца.

Пироги готовили подовые, а пирожки — жареные в масле, пряженые. На Русском Севере, Урале и в Сибири были популярны шаньги — круглые булочки из кислого теста, ячменного или пшеничного, с поливой сверху (сметанной, творожной или картофельной). Пельмени в то время были специалитетом, характерным для Урала и Сибири. «Сибирскими» называли пельмени с говяжьим фаршем — такой рецепт приводит в «Ручной книге русской опытной хозяйки» Екатерина Авдеева, 25 лет прожившая в Иркутске.

«Заквашивание трав немцу неизвестно еще»
«Обыкновенное продовольствіе въ постные дни состоитъ изъ щей съ сѣрой или бѣлой капустой и разнаго рода овощныхъ похлебокъ, а также капусты, огурцовъ, картофеля, свеклы, рѣпы и грибовъ — если есть; варятъ горохъ, кашицу, кисель гороховый, овсяный и пшеничный, разводятъ толокно съ квасомъ, приготовляютъ зимою свекольники, а лѣтомъ ботвинью, пекутъ калинники и приготовляютъ калиновый кисель и кулагу; по праздникамъ пекутъ пироги съ рыбою, грибами, морковью, картофелемъ, горохомъ, кашей, калиною и т. п.

Въ масляницу пекутъ огромные стопы блиновъ, аладьевъ, пряженцевъ, приготовляютъ здобные орѣшки, пироги съ рыбой и проч.
Обыкновенный повседневный напитокъ составляетъ квасъ, приготовляемый изъ ржаной муки и солода; къ праздникамъ варятъ пиво, а въ медовую пору (въ испожинки) пчеляки приготовляютъ и кислый медъ.

Картофель, как пишет Черемшанский, начали возделывать в полях, а не в огородах «очень недавно»: «по избытку других продуктов земледелия и по затруднительности сбережения его во время зимы, он доселе не имеет достаточного употребления в хозяйстве».

Еще в меньшем количестве, чем картофель, оренбургские крестьяне употребляли репу: «Репу едят большею частию сырую, как лакомство, а зимою ее варят, пекут и парят и едят обыкновенно с квасом, а сырую рубят и пекут с нею пироги».

Толокно — мука из распаренного, подсушенного и поджаренного в русской печи овса. В «Русской поварне» Левшина толокно подается, смоченное горячей водой, с добавлением моченой брусники и стертое «подобием горки». Наряду с овсяным киселем оренбургские крестьяне делали пшеничный, а также варили калиновый кисель (очевидно, на картофельном крахмале) и пекли пироги с калиной — калинники. «Орешками» называли жареные в масле шарики из сдобного теста.

Свекольник и ботвинья были холодными похлебками. Согласно «Ручной книге русской опытной хозяйки», свекольник готовился из квашеной свеклы: ее варили в рассоле, добавляли крошеную пареную репу, подливали квас и, подержав сутки для дополнительного заквашивания, подавали в холодном виде. Ботвинья — это мелкорубленная свекольная ботва с добавлением прочей зелени и овощей (лук, огурцы, свекла), также разведенная белым кислым квасом. Зелень для ботвиньи отваривали, а иногда дополнительно заквашивали в густом квасном сусле.

Автор-составитель «Новой полной поваренной книги» (1-е изд. — 1780) Иван Навроцкий писал:
«Заквашенная по образцу Рускихъ крестьянъ снить… свекла съ листьями, брюква съ листьями, рѣдечные листья, рѣпа съ листьями, лѣсной и садовой щавель… спинатъ, всякая капуста… и проч. Изъ сихъ дѣлаются изъ иныхъ весьма вкусныя, кислыя зеленыя травныя похлебки. Ибо заквашиванiе травъ, кромѣ капусты и свеклы, вообще Нѣмцу неизвѣстно еще».

Как видим, местные природно-климатические условия были определяющими для разнообразия крестьянского рациона. Они играли гораздо более важную роль, чем благосостояние крестьянской семьи. Однако, несмотря на региональные различия, русская крестьянская кухня была целостным явлением и носила подлинно национальный характер.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 16787
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Непростая история

Сообщение VAM » Чт май 16, 2019 8:38 pm

Большевики объединили Литву и Белоруссию. Но дружба народов закончилась кровавой резней

«Людей секли плетьми из колючей проволоки».

Изображение

На заре своей независимости Литва пережила много потрясений. Немцы, взявшие ее «под крыло» во время Первой мировой войны, не задумываясь оставили молодое неокрепшее государство, потерпев поражение. Республику быстро прибрали к рукам большевики и объединили с соседней Белоруссией, превратив в защитный буфер от внешних врагов. Литовско-Белорусская Советская Республика продержалась всего полгода и исчезла в ходе маленькой кровопролитной войны. «Лента.ру» вспоминает первый неудачный опыт по принуждению к межнациональной дружбе.

От немцев к большевикам
Путь Литвы к независимости сильно отличается от пути ее ближайших соседей — Эстонии и Латвии. К моменту краха Российской империи в 1917 году эти две республики оставались в ее составе, а Литва уже два года как была оккупирована немцами. Соответственно, именно литовцы первыми в декабре 1917-го провозгласили независимость.

Сначала решено было создать государство под протекторатом Германии.

Чтобы закрепить этот статус, 13 июля 1918 года местный Государственный совет принял решение установить в стране конституционную монархию и предложить вюртембергскому принцу Вильгельму фон Ураху корону Королевства Литва.

Немцы, как легко догадаться, вариант с коронацией своего соплеменника всецело одобрили, но посадить нового короля на трон не успели — проект потерял всякую актуальность в ноябре 1918 года, когда стало окончательно понятно, что Германия вот-вот проиграет мировую войну. Поэтому Литве пришлось срочно искать себе новых покровителей.

Этим занялось временное правительство из шести министров под руководством Аугустинаса Вольдемараса, но попытки строительства независимого государства в Литве прекратились в том же ноябре 1918 года, когда на ее территорию с боями вступила Красная армия и почти сразу же заняла большую часть страны. Большевики имели свои виды на Прибалтику. 8 декабря было сформировано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы, которое возглавил коммунист Винцас Мицкявичюс-Капсукас.

По воспоминаниям современников, новый глава государства отличался особой гуманностью по сравнению с другими большевистскими деятелями того времени.

«В Вильнюсе коммунисты вели себя по-человечески, пугали сильно, но кровь не проливали. И это заслуга Мицкявичюса и других литовских коммунистов и не коммунистов» — рассказывал позднее писатель Юозас Тумас. По его словам, коммунисты привлекали сторонников гарантируя им свободу в обмен на лояльность. «С людьми, которые нас не саботируют, будем сотрудничать, не спрашивая о их личных делах, что думают, что нравится», — вспоминает он.

В соседней Белоруссии тем временем тоже установили коммунистическое правительство во главе с Дмитрием Жилуновичем.
И большевики подумали, что полезно будет объединить две эти республики «в связи с общностью их политических и экономических интересов и для усиления обороноспособности в обстановке обострения Гражданской войны и иностранной интервенции».

Уже 27 февраля 1919 года в Вильно (Вильнюсе) состоялось совместное заседание Центральных исполнительных комитетов Литвы и Белоруссии, в ходе которого было провозглашено образование объединенной Литовско-Белорусской ССР (Литбел).

Борьба имперских амбиций
Доставшаяся Литбелу территория сначала включала Виленскую и Минскую губернии, а также часть Ковенской и Гродненской губерний, но по мере возможности ее предполагалось расширять. В Литовско-Белорусской ССР проживало свыше четырех миллионов человек. Рабочими языками нового государства были выбраны русский, польский и литовский.

По замыслу Ленина, новая республика должна была сыграть роль буфера и предотвратить открытую войну между Советской Россией и Польшей.
Возглавил ее все тот же Мицкявичюс-Капсукас и полностью коммунистическое правительство. И это совершенно не устроило сторонников буржуазной Литвы.

Дело в том, что большевики случайно исполнили мечту литовских патриотов о возрождении Великого княжества.
Особо горячие головы уже начали помышлять и о присоединении Украины. «Красное» правительство в эти имперские планы совершенно не вписывалось и в марте 1919 года войска литовской Тарибы («Совет Литвы»), поддержанные немецкими гарнизонами, начали военные действия против Литбела, а в апреле 1919-го к ним присоединилась и польская армия под командованием Эдварда Рыдз-Смиглы.

По сути, у Варшавы были схожие амбиции: она тоже недавно освободилась от многовекового подчинения другим империям и тоже мечтала о возрождении собственной — Речи Посполитой, которая, кстати, в свое время поглотила Великое княжество Литовское. 8 апреля Литбел официально перевели на военное положение. Историк Валерий Иванов пишет, что непосредственно при подходе к Вильно польские легионеры столкнулись с отчаянным сопротивлением со стороны Красной армии. Но на руку Варшаве играло то, что в Вильнюсе была большая польская община.

«Поляки получили поддержку со стороны местных жителей, и, прежде всего, от членов местных подпольных польских структур. Они приняли непосредственное участие в действиях польских войск против советской власти», — свидетельствует историк Юзеф Пилсудский.

Польская резня
19 апреля 1919 года польская армия захватила Вильно. В тот же день был создан Совет обороны Литбела, у которого оказалась вся полнота власти в республике. В него вошли Мицкявичюс-Капсукас, Моисей Калманович, Иосиф Уншлихт; позднее были введены Евгения Бош, Вильгельм Кнорин, Казимир Циховский.

По свидетельствам очевидцев, за стремительно наступавшими польскими солдатами тянулся кровавый след: «Людей грабили, секли плетьми из колючей проволоки, прижигали каленым железом для получения ложных признаний (…) Одному несчастному в распоротый живот зашили кота и принимали ставки, кто умрет раньше — человек или кот».
Сохранились воспоминания, как офицер «десятками стрелял людей за то, что они были бедно одеты…».

Другой выживший в этой резне позже рассказывал, что во время оккупации убить кого-либо из местных жителей не считалось грехом. В присутствии генерала Лисовского (командующего оперативной группой в Литве), например, застрелили ребенка за то, что он якобы недобро улыбался.
Будущий министр иностранных дел Польши Юзеф Бек вспоминал: «В деревнях мы убивали всех поголовно и все сжигали при малейшем проявлении неискренности. Я собственноручно работал прикладом».

Исследователи приводят такие, например, факты: «Занятие городов и населенных пунктов сопровождалось самочинными расправами военных с местными представительствами власти, а также еврейскими погромами, выдававшимися за акты искоренения большевизма». Например, после взятия белорусского Пинска комендант польского гарнизона приказал без суда и следствия расстрелять около 40 евреев, пришедших для молитвы, — как собрание большевиков. Был арестован медицинский персонал госпиталя, а нескольких санитаров расстреляли.
Зверства творились даже в недавней столице Литбела.

Захват Вильно сопровождался арестами местного населения, отправкой его в концлагеря, пытками и истязаниями в тюрьмах, расстрелами без суда, в том числе стариков, женщин, детей, еврейскими погромами и массовыми грабежами.

Особенно тяжело пришлось виленским евреям. «Победив коммунистов в Вильнюсе, поляки не могут успокоиться, не напав на еврейскую нацию: отдельные группки военных лазят по квартирам, будто бы с целью обыска. Евреи боятся возражать и не идут жаловаться, потому что самых смелых солдаты тут же “укладывают” (убивают), обвиняя их при этом в том, что они тоже коммунисты, которые стреляли в польских солдат», — писало издание Nepriklausomoji Lietuva («Независимая Литва»).

Визит Сталина
Руководство Литбела переместилось в Минск, а 19 июля оно приняло постановление о передаче всех дел Минскому губернскому Революционному военному комиссариату.

Внешнее положение становилось все хуже — и неудачи в войне с поляками местное ЧК пыталось компенсировать усилением расправ над «внутренними врагами».

Возмущенный Мицкявичюс-Капсукас жаловался в письме Дзержинскому: «Тарашкевич (сотрудник ЧК) с удовлетворением заявил, что им расстреляно у нас 167 человек. Это должно служить доказательством того, что таким образом искоренена в Белоруссии контрреволюция. На самом деле бессистемными расстрелами направо и налево при той обстановке, какую мы видели, было лишь усилено враждебное отношение населения к советской власти, и не только среди буржуазии, но и среди рабочих. До глубины души были возмущены поведением ЧК даже многие партийные товарищи. Нам стоило немалых усилий, чтобы успокоить Минский Рабочий Полк, который готов был разнести ЧК».

В июле 1919-го в Минск по заданию Москвы прибыл малоизвестный тогда политик — член Реввоенсовета Иосиф Сталин. Ознакомившись с ситуацией на месте, он телеграфировал Ленину: «Констатирую полную ненужность правительства и Минского совета обороны, необходимость их самораспущения и вхождения их членов в органы фронта».

Побывав на фронте, Сталин пришел к выводу, что Минск уже не удержать — и 8 августа, через 11 суток после его отъезда, город был сдан. На этом история Литовско-Белорусской ССР и закончилась.

До Второй мировой войны советская власть в Литву уже не возвращалась.

Но жизнь освобожденной от большевиков молодой Литовской Республики не была безмятежной — территориальный спор с Польшей большевики за нее решать не стали. На территории Вильнюса и окрестностей поляки создали свое марионеточное государство под названием Срединная Литва. Оно просуществовало до 1922 года, а потом вошло в состав Польши. Литве часть этой земли вместе с Вильнюсом вернул уже Сталин в 1939 году. Остальная часть Срединной Литвы была присоединена к Белорусской ССР.

Сейчас о Литбеле и его трагичной судьбе помнят и вздыхают разве что любители альтернативной истории. Они полагают, что если бы это государство выжило, у него могло бы получиться очень интересное будущее. По их мнению, Литбел имел шанс в будущем стать чрезвычайно влиятельной «региональной сверхдержавой», играющей ключевую роль в Восточной Европе. Но реальная история, как известно, сослагательного наклонения не имеет.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 16787
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Непростая история

Сообщение VAM » Вс май 19, 2019 6:57 pm

Как у Красной Армии появилась красная звезда

Новая символика
Великая российская революция 1917 года внесла заметные коррективы во все знаки, чины, звания и атрибуты наших вооружённых сил. Их просто отменили. 16 января 1918 года ВЦИК объявил о создании Красной Армии, предполагалось, что это будет армия нового типа. Вместе с различными вопросами ее организации возник и вопрос о знаках отличия новой формы.

Гражданская война проходила в одной стране, противоборствующие силы говорили на одном языке, обладали единым оружием, а базовая военная форма мало чем отличалась у противников. Как определить, кто свой, кто чужой?

Изображение

Пятиконечный символ Красной Армии
Первоначально отличием революционных частей были красные повязки. Их размещали на рукаве или на головном уборе. Но это было очень ненадёжно, и им на смену пришли пятиконечные звёзды. Впервые о них было упомянуто в газете «Известия» от 19 апреля 1918 года. Газета информировала, что создан проект нагрудного знака для бойцов новой армии, который будет представлен в виде красной звезды, а на золотистом фоне в центре будет изображение плуга и молота. Подобный вариант стал и символом единства мирового пролетариата, и пяти континентов. А красный цвет в России – цвет пролетарской революции.

Надо быть справедливым и сказать, что пятиконечная звезда у военнослужащих – это не большевистское изобретение. Ещё в 1827 году на эполетах русских генералов и офицеров впервые появились кованые звёздочки различной величины и количества, а уже в 1854 году их заменили шитые звёзды на новых погонах. Звезда воспринималась как непосредственный атрибут бога Марса и называлась марсовой звездой. Заглядывали в будущее или нет разработчики знаков отличия, но факт налицо: военная символика сохранила свою преемственность.

Изображение
Юбилейный знак 5-й батареи 3-й артиллерийской бригады.

К сожалению, не осталось точных свидетельств о том, кто является автором этого символа. Некоторые специалисты считают, что звезду предложил один из комиссаров Московского военного округа Н. Полянский, другие склоняются к тому, что автором стал К. Еремеев – член коллегии по организации и управлению Красной Армии.

Первоначально было решено, что звезда носится на груди, но 15 ноября 1918 г. вышел приказ РВС №773, в соответствии с которым звезда разместилась на головных уборах не только у солдат, но и у моряков.

Изображение
Первые красноармейцы.

Главный символ СССР
Армейская красная звезда очень скоро стала олицетворять и саму Советскую Россию. В 1923 году она появилась в виде элемента на гербе СССР, а в 1924 году – на флаге Страны Советов. В 1930 году красные рубиновые звёзды появились на первых пяти башнях Московского Кремля. Красную звёздочку с изображением юного Володи Ульянова стали носить члены октябрятской организации, в 1942 году звёздочка украсила и пионерский значок.

Победа советского народа в Великой Отечественной войне тоже неотделима от главного символа Красной Армии. Красная звезда являлась опознавательным знаком Вооруженных Сил СССР и в послевоенное время. Этот знак знают по всему миру, и он как никакой другой олицетворяет героизм и мужество народа, отстоявшего мир на земле.

Изображение
Нагрудные знаки Красной Армии. 1919–1922 гг.

В новейшей истории России еще совсем недавно часто высказывались пожелания удалить из символики красные звёзды. Были разговоры и о том, не заменить ли нам кремлёвские звёзды на двуглавого орла. Однако здравый смысл победил и в этот раз. В 2002 году в целях восстановления связи времен было предложено ввести пятиконечную звезду в символику Российской Армии. Президент В.В. Путин утвердил это положение.

Российское военно-историческое общество совместно с «Российской газетой» с 2014 года реализует программу «Звёзды Победы». Это программа поиска героев войны, по тем или иным причинам не получивших свои награды в годы войны. В настоящее время эта работа продолжается. Уже десятки семей детей и внуков фронтовиков получили удостоверения к найденным орденам и медалям.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 16787
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Непростая история

Сообщение VAM » Вт май 21, 2019 9:41 pm

Историк объяснил, почему Сталин не потребовал от Финляндии капитуляции в 1944 году

Изображение

Весной 1944 года перед Финляндией встал вопрос о скорейшем выходе из Второй мировой войны. К этому времени вставшая на сторону Гитлера Суоми не только четвертый год вела войну с Советским Союзом, но и находилась в состоянии войны с Великобританией.
Успехи на Карельском фронте позволяли Красной Армии довольно быстро занять большую часть территории Финляндии.
Однако Иосиф Сталин не отдал приказа о наступлении, которое привело бы к окончательному разгрому союзника нацистской Германии, а затем и к советизации этой страны.

Почему этого не произошло, в интервью Федеральному агентству новостей рассказал ведущий научный сотрудник, руководитель Центра истории Северной Европы и Балтии Института всеобщей истории РАН Алексей Комаров.
— Советский Союз официально не ставил вопроса на переговорах с союзниками по антигитлеровской коалиции о том, чтобы включить Финляндию в зону своего влияния. И у СССР, и у наших союзников была задача вывести эту страну из войны, минимизировав потери.

СССР хотел вернуть те территории, которые получил по Московскому миру 12 марта 1940 года по итогам Советско-финской войны. Впрочем, не все в том договоре устраивало советское руководство, поскольку Печенгский район (Петсамо) на Кольском полуострове продолжал оставаться за Финляндией. До этого Печенга веками была территорией Российской Империи, но Советская Россия была вынуждена отдать ее Финляндии по Тартускому миру 1920 года.

Поэтому вопрос Печенги стоял на повестке дня, но глава советского МИД Вячеслав Молотов в начале переговоров о заключении перемирия с Финляндией предложил оставить эту тему на потом. Однозначно можно сказать, что СССР требовал от финнов оставить Карельский перешеек.
— То есть вопрос о том, чтобы советизировать Финляндию по примеру, скажем, Польши, не стоял в принципе?
— Есть некоторые признаки, которые указывают, что подобная дискуссия велась. Я читал документ, который назывался «О безоговорочной капитуляции Финляндии». Он был создан членами комиссии, возглавляемой Климентом Ворошиловым и занимавшейся в министерстве иностранных дел СССР подготовкой мирных договоров. Однако вскоре появился документ с менее воинственным названием — «О капитуляции Финляндии». Видимо, советское руководство хотело превратить Финляндию в относительно дружественное государство, своего рода буферную зону между СССР и Западом.

Еще одна комиссия в советском МИД под руководством дипломата Максима Литвинова предложила включить в мирный договор пункт о передаче Советскому Союзу Аландских островов в Балтийском море. По другому плану эти острова, населенные этническими шведами, предлагалось сделать независимым карликовым государством вроде Монако. А потом уже заключить договор с этим государством и разместить на его территории военную базу.

В начале 1944 года на одной из большевистских конференций выступил заместитель министра иностранных дел Соломон Лозовский, который заявил, что раз СССР побеждает, то мы должны продвигать наши интересы. То есть были определенные планы по советизации Финляндии.

Шли разговоры и о том, чтобы пересмотреть границу Норвегии на побережье Северного Ледовитого океана — отодвинуть ее на запад до реки Тана. Собственно, эту территорию поморы до заключения договора о границе с Норвегией в 1826 году считали принадлежавшей России.

Все эти планы не получили поддержки центрального руководства. Я думаю, Сталин отталкивался от прагматических соображений: ему важно было сохранить Финляндию нейтральной. По крайней мере, на том историческом этапе.
— Возможно, Сталин не хотел воевать с финнами, вспоминая потери Красной Армии в ходе Советско-финской войны 1940 года? Хотел сберечь силы для борьбы с главным противником СССР — нацистской Германией?

— Я не раз слышал подобные предположения историков. Но надо понимать, что в 1944 году Красная Армия была совсем другой, чем в 1940 году. Финская армия тоже была вполне боеспособна, но я думаю, что для советских войск не представляло большого труда разгромить ее.
Летом 1944 года немцы начали догадываться о том, что в правящих кругах Финляндии усилились настроения выйти из Второй мировой войны. В это время шло успешное наступление Красной Армии, и мы теоретически могли быстро продвинуться вглубь территории Финляндии. На этом фоне немцы приостановили поставки вооружений финнам.

20 июня Риббентроп приехал в Хельсинки. В результате переговоров немцы пообещали возобновить военную помощь северным союзникам. В обмен на это президент Финляндии Ристо Рюти торжественно пообещал, что выходить из войны, а тем более воевать против Германии финны не будут.
Однако ситуация на фронте для Финляндии постоянно ухудшалась, и вскоре Рютте подал в отставку. А пришедший на его место Маннергейм заявил, что никаких обещаний немцам он не давал. Поэтому уже в конце лета 1944 года финны запросили перемирия у СССР, и 5 сентября того же года огонь был прекращен.

Переговоры шли с 14 по 19 сентября, по их итогам, помимо прочего, Советский Союз присоединял территорию Печенгского района, исторически принадлежавшего России. Впрочем, я думаю, что Печенгу мы могли забрать и в 1940 году по итогам Советско-финской войны.
— Почему же не сделали этого?
— Тогда там действовал огромный никелевый комбинат, принадлежавший англо-канадской компании. Наверное, в условиях уже идущей Второй мировой войны не хотели лишний раз задевать потенциальных союзников. Англичане и французы, как известно, были на грани того, чтобы вмешаться в Советско-финскую войну.

Ну, а в 1944 году СССР потребовал передать в аренду военную базу в районе Порккала-Удд на Балтике. Маннергейм был ошарашен, поскольку эта база находилась буквально в пригороде финской столицы. Он в надежде переубедить советское руководство предложил передать СССР Аландские острова. Однако произошла утечка информации, и жители этих островов, которые были в основном шведами, страшно возмутились. Усилились сепаратистские тенденции, и в итоге от этой идеи отказались обе стороны.

Финнов обязали устроить Лапландскую войну против немецких войск, которые еще оставались в северной части Суоми. В ходе так называемой дефашизации были проведены суды над теми, кто отвечал за вступление в войну с СССР на стороне гитлеровской Германии. Они были осуждены, но отсидели не очень долго: их отпустили по амнистии.

Я думаю, в итоге время показало правильность позиции советского руководства. Советский Союз закрепил за собой те территории, которые хотел, обезопасил свою северную столицу. И при этом, хотя Финляндия и была в зоне влияния Запада в ходе Холодной войны, она оставалась нейтральным государством у наших границ.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 16787
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Пред.

Вернуться в Пельменная "У Михалыча"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 1

 

Реклама