Чат неактивен

еще раз о ©

«Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис)», 4:6-7
«…и посреди престола четыре животных, исполненных очей спереди, и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвёртое животное подобно орлу летящему».

Как лег этот шедевр песенного творчества на душу моему поколению! БГ и поднялся-то по-моему, именно на этой балладе… Вспомните фильм С.Говорухина “АССА”. На мой взгляд, этот фильм и запомнился только из-за того, что в нем звучал “Аквариум” и незабвенный Витя Цой со своей группой “КИНО”… Тогда это был действительно глоток свежего воздуха, второе дно фильма, красной нитью проводившего жажду перемен…

И вот, на одном из часто посещаемых мной закрытых сайтов нахожу такое:

Впрочем и Иоанн Богослов явно ничего не знал о «копирайте», потому что «исполненных очей» тварей мы можем встретить в Библии гораздо раньше – еще в видениях пророка Иезекииля (см. Иез, 1:5-11).

“Для меня не было проблем — есть песня, я ее пою, а ему говорили, что я украл эту песню и приписываю ее себе” (БГ)


Впервые на суд широких масс «Город» был вынесен в 1986 г., когда АКВАРИУМ выступил в небезызвестной ТВ-программе «Музыкальный ринг». Именно там автор этой статьи ее и услышал. «Апокалипсис» еще не был прочитан, поэтому фраза «ВОЛ, исполненный очей» долго приводила меня в какой-то смятенно-священный трепет.

БГ:
Не знаю, каким образом она была написана, но сказать про нее, что она гениальная, – это не сказать ничего. В двух куплетах сказано все, что человеку нужно знать.

Пластинка “АссА” и кадр из одноименного к/ф, во время которого звучит песня про Город.

Не успела песня стать известной, как в творческой среде тут же начались кривотолки о ее авторстве. БГ, творящий по принципу «Я возьму своё там, где я увижу своё», о создателях песни ничего не знал, поэтому в трэк-листе пластинки «АссА» ничего указано не было. Но уже после выхода пластинки знающие люди начали просвещать Гребенщикова, что «Город», мол, написали два диссидента и эмигранта – Анри Волхонский и Алексей «Хвост» Хвостенко, положив свой текст на музыку итальянского композитора XVII в. Франческо де Милано.

А. Хвостенко:
Сначала меня очень удивило, что молодежь меня знает и помнит мои песни. Конечно, в первую очередь, я должен благодарить за это Бориса Гребенщикова, который в течение долгих лет пел мою песню “Город Золотой”… вообще-то она называется “Рай”

Добавлю к этому, что и первая строчка поется в оригинале по-другому — не «ПОД небом голубым», а «НАД небом голубым».
Ошибка принципиальная, ведь речь в песне шла не о национальном парке Серенгети или Диснейленде, а о Небесном Граде Иерусалим из «Апокалипсиса», который ждет всех праведных после Армагеддона. Оттуда же появляются в песне и трое из четырех «апокалипсических» животных – лев, вол и орел. Эти образы оказали такое сильное воздействие на БГ, что он использовал их еще в двух (на этот раз своих) песнях. Так библейская троица прямиком заявляется в гости к герою композиции «Орел, телец и лев», а Небесный Иерусалим горит Машеньке «сквозь холод и лед» в песне «Дубровский».

А. Хвостенко:
Да, подпортил текст — он ее, наверно, усвоил на слух. Слух у парня так себе — что же делать…

Несмотря на язвительные подколки Хвостенко, БГ настолько свыкся со своим вариантом песни, что ничего переделывать не стал, обосновав это так.

Из интервью с БГ:
БГ: — …эту песню я и услышал впервые именно в этом варианте. Теперь сложно сказать точно. Но, поскольку это целиком отвечает моим ощущениям, так я ее и пел. Однажды в Париже мне представилась возможность обсудить вариант «под небом» с одним из авторов песни – Лешей Хвостенко – и после долгой дискуссии он признал, что такой вариант имеет право на существование.
— О трактовке: вы поете “под”, а у Волохонского “над небом голубым”.
БГ: – Над небом голубым, как нам говорят астрономические данные, там все-таки вакуум.
— Но это же вымысел…
БГ: – А вот для меня это реальность, все это под небом происходит. Как говорил один человек, “Царство божие внутри вас”, так и город золотой.

Впрочем, слух у Гребенщикова оказался далеко не худший. Немногие знают, что еще в 1970-х годах песню про Город Золотой исполняли такие известные личности, как Елена Камбурова и бард Виктор Луферов. Начиналась она строчкой «Над твердью голубой…», да и далее шли куда более вольные изменения.

Текст песни “Над твердью голубой”
(версия Е. Камбуровой и В. Луферова):

Над ТВЕРДЬЮ ГОЛУБОЙ
Есть город золотой
С ВЫСОКИМИ воротами
С ПРОЗРАЧНОЮ стеной
В ТОМ ГОРОДЕ — САДЫ
И травы, И цветы
В САДАХ ГУЛЯЮТ ЗВЕРИ
НЕЗДЕШНЕЙ КРАСОТЫ

ТЕБЯ ТАМ ВСТРЕТИТ огнегривый лев
И БЕЛЫЙ вол, исполненный очей
С НИМИ — золотой орел небесный
Чей там светел взор незабываемый

А в ТВЕРДИ ГОЛУБОЙ
Горит одна звезда
Она твоя, о Ангел мой,
Она всегда твоя
Кто любит, тот любим
Кто светел, тот и свят
Пускай тебя звезда ведёт
Дорогой в дивный сад

Тебя там встретит огнегривый лев,
И БЕЛЫЙ вол исполненный очей,
С ними — золотой орел небесный
Чей так светел взор незабываемый

В том, что Хвостенко исполняет самый аутентичный текст, сомнений нет, но был ли он его автором, как впоследствии указывалось на пластинках АКВАРИУМА? Для того, чтобы это выяснить, вернемся в 1972 год, когда парочка Хвостенко-Волхонский еще никуда не эмигрировала. В то время большой популярностью в кругах интеллигенции пользовалась недавно вышедшая пластинка «Лютневая музыка XVI-XVII веков в исполнении В. Вавилова». Открывавшая пластинку инструментальная «Канцона» Ф. де Милано до такой степени засела в голове Анри Волхонского, что он не преминул облачить ее в слова.

А. Волхонский:
«Был я тогда в подавленном настроении, так как Хвостенко, с которым мы написали много песен, уехал в Москву, а я остался в Питере. С мыслями «Как же я теперь песни буду писать?» я ходил по Питеру и зашел в мастерскую своего друга Акселя, и минут за 15 написал этот текст. Было это в ноябре-декабре 1972 года.»

Анри Волхонский и Алексей “Хвост” Хвостенко.

Образы этой песни родились, скорее всего, не случайно, так как Аксель (Борис Аксельрод) в то время работал над заказом мозаичного панно с красноречивым названием «Небо на земле», и мастерская была полна эскизов чудесного сада с животными «невиданной красы».
Как видите, текст Волхонский написал сам, но в виду полного отсутствия музыкального слуха, воплощение и исполнение песни отдал на откуп «Хвосту». Вскоре оба друга эмигрировали из СССР, а песня зажила своей причудливой жизнью, пока не была «канонизирована» харизматичным исполнением Гребенщикова. К слову, «Лютневая музыка» проявится в творчестве Хвостенко еще раз – мелодия «Павана и Гальярда» с этой пластинки впоследствии станет песней «Конь унес любимого»…

Казалось бы всё ясно: музыка – Ф. де Милано, текст – А. Волхонский, исполнение – А. Хвостенко… Не тут-то было! Внезапно в Сети появилось замечательное, почти детективное расследование Зэева Гейзеля, в котором под сомнение было поставлено уже… авторство музыки. Гейзель перелопатил кучу информации, связался с дюжиной людей, прежде чем выяснил, что почти вся «Лютневая музыка…» с известной пластинки была на самом деле сфальсифицирована ее исполнителем. Другими словами, Владимир Вавилов сам сочинил всю музыку (кроме «Зеленых рукавов») и издал ее, прикрывшись авторитетом известных композиторов! Ну не оказалось у Ф. де Милано этой «Канцоны», более того – специалисты в один голос заявили, что гармонии этой пластинки совершенно не характерны для лютневой музыки того времени. Кто желает подробнее прочитать об этом захватывающем (но объемном) расследовании, может найти его в Интернете, набрав в поисковике «Зэев Гейзель История одной песни».

Владимир Вавилов на пластинке “Лютневая музыка XVI-XVII веков”, укрылся за спинами великих композиторов.

Как видите, жизнь произведения порой трудно ограничить рамками авторских прав. И что бы там ни говорили, именно проникновенное дрожащее исполнение «Города» Борисом Гребенщиковым превратило эту песню в настоящий ограненный алмаз. Недаром тем, кто привык к версии БГ, очень неуютно слышать этот шедевр в «скрипучем» исполнении Хвостенко. БГ действительно удалось сделать эту песню «своей», хотя других участников этой запутанной истории забывать вовсе не стоит.

Интервью с БГ в Вятке, 17.01.2000:
– В новогоднюю ночь из недр телеприемников Вы спели вновь про город золотой. Скажите, Вам не надоело?
– Дело в том, что это была откровенная подстава со стороны ОРТ, потому что они просили «Город золотой», я им спел «Дубровского», записал пять дублей, а потом они говорят: «Ну, для толпы, которая тут стоит, Вы уж спойте про город, мы записывать не будем, просто спойте, чтобы люди довольны были». А сами тайком записали…
– Вы на них не намерены в суд подать?
– Не-ет. Песня-то хорошая.

БГ:
Эта песня значительно лучше всех моих… Я чуть-чуть ориентируюсь в поэзии, я понимаю, насколько гениально она написана. И понимаю, что я такого никогда написать не смогу. Поэтому для меня до сих пор петь эту песню – это честь.

***

27 ноября Гребенщикову исполнилось 56 лет. Он по-прежнему «в строю» и продолжает заниматься своим любимым делом.
Долгих лет жизни Вам, Борис Борисович, ПОД небом голубым!

P.S.:
Те, у кого есть желание и возможности, могут скачать мою подборочку разнообразных вариантов “Города Золотого”. Туда вошли:

1. “Канцона” с пластинки “Лютневая музыка…”, приписанная В. Вавиловым итальянцу де Милано.
2. Алексей Хвостенко — “Рай”
3. Елена Камбурова — “Над твердью голубой”
4. Виктор Луферов — “Над твердью голубой”
5. Борис Гребенщиков — “Город” (из альбома “10 стрел”)
6. Ануар Будагов — Ган Эден (Рай) (на иврите)
7. Зеэв Гейзель — Горд (на иврите)
8. немецкая группа Highland — «Under Blue Sky» (“Город золотой” спетый с милым немецким акцентом)

ссылка

0 0 vote
Article Rating
Поделитесь публикацией
Запись опубликована в Без рубрики. Закладка ссылка.
Subscribe
Уведомлять
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments