Боевые самолёты. “Heinkel” He.111. Оправданная вынужденность

Боевые самолёты. “Heinkel” He.111. Оправданная вынужденность

Итак, «Хейнкель» Не.111.

Ярлыки «символ блицкрига» и «краса и гордость Люфтваффе» цеплять не станем, но самолет был весьма примечательным. Хотя бы только тем, что отпахал всю войну, с первого по последний день, а это уже говорит о многом.

На самом деле – нет. Так вышло, и получилось очень даже странно. Но пойдем по порядку.

Порядок начинается тогда, когда его не было на самом деле. Точнее, когда Германию после Первой мировой скрутили Версальским договором, а очень хотелось и ВВС, и ВМФ. Но если с кораблями не совсем было удобно, то вот с самолетами получилось.

Мы даже помним автора этой милой идеи. Подполковник Виммер из рейхсвера предложил конструировать и строить «вспомогательные бомбардировщики», видимо, по аналогии с вспомогательными крейсерами, точнее, рейдерами на море.

Идея зашла: сконструировать бомбардировщик, который можно было бы выдать наблюдателям за пассажирский самолет – почему нет? Было выдано техническое задание на двухмоторный самолет двойного назначения, который мог бы использоваться как бомбардировщик и как скоростная пассажирская или почтовая машина. Приоритет, понятное дело, отдавался военным функциям.

По проекту начали работать «Юнкерс» и «Хейнкель».

Первой такой машиной двойного назначения, как бы сейчас сказали, стал «Юнкерс» Ju.86. Его опытный образец поднялся в воздух с аэродрома в Дессау 4 ноября 1934 г.

Военный и гражданский варианты самолета отличались носовой частью фюзеляжа (с кабиной штурмана-бомбардира и без нее), наличием или отсутствием вооружения и оборудованием кабины. У пассажирской машины в фюзеляже находился салон на десять мест, у военного там же размещались внутренние бомбовые кассеты.

Для пассажирского самолета «Тетушка Ю» была откровенно тесновата, а вот как бомбардировщик… Впрочем, мы об этом уже писали.

«Хейнкель» отстал от конкурентов, но то, что получилось у братьев Гюнтеров, переплюнуло работу «Юнкерса».

Вообще, братья-близнецы Зигфрид и Вальтер Гюнтеры (на снимке с Эрнстом Хейнкелем) поработали хорошо. Первый из них занимался расчетами, а второй — общей компоновкой самолета.

Они создали вполне современный цельнометаллический свободнонесущий моноплан с гладкой обшивкой, закрытыми кабинами и убирающимся шасси. С весьма объемистым фюзеляжем, что полезно как бомберу, так и пассажирскому самолету.
https://topwar.ru/uploads/posts/2019-11/thumbs/1574632527_he111a-13.jpg

Крыло, такое узнаваемое, Гюнтеры просто позаимствовали у скоростного пассажирского самолета своей же конструкции Не.70.

Вот с чем было печально в Германии тех лет, так это с двигателями. Примерно как в СССР тех времен, а возможно и хуже. Не было собственных двигателей, мощнее 750 л.с. Гюнтеры выбрали моторы BMW VI.60Z, мощностью 690 л.с. Это был минимум для того, чтобы бомбардировщик хоть как-то летал.

У военного варианта самолета узкий вытянутый нос заканчивался застекленной кабиной штурмана-бомбардира. В остеклении кабины была щель для пулемета калибра 7,9-мм. Такой же пулемет планировалось установить в открытой верхней установке. Третий пулемет монтировался в выдвигавшейся вниз кабинке-башне.

Бомбы размещались внутри фюзеляжа вертикально в кассетах. Максимальная загрузка складывалась из восьми бомб по 100 кг. Согласно заданию, военная версия самолета проектировалась под экипаж из четырех человек: пилот, штурман-бомбардир, стрелок-радист и стрелок.

В гражданском варианте самолет мог перевозить десять пассажиров в двух салонах: четырех в бывшем бомбоотсеке и шестерых в кабине за крылом. Багаж и почта размещались в багажнике, устроенном на месте кабины штурмана. У пассажирской модификации носовая часть фюзеляжа не остеклялась.

Именно этот самолет получил обозначение Не.111.

Заказы фирме «Хейнкель» поступили и на военный, и на гражданский самолеты. Основным вариантом нового самолета считался военный.

Несколько слов о самом главном отличии. О вооружении.

Оборонительное вооружение, как уже было сказано выше, складывалось из трех 7,9-мм пулеметов MG.15, стоявших в застекленном носу, верхней турели и выдвигаемой вниз башне.

MG.15 питался патронами из магазина, стреляные гильзы сбрасывались в прикрепленный к пулемету мешок. Из носового пулемета стрелял штурман. Ствол двигался вправо-влево в узкой щели, прикрытой щитком от задувания. Верхняя огневая точка была открытой, лишь спереди стрелка закрывал от набегающего потока ветровой козырек. Обстрел вниз-назад обеспечивала нижняя выдвижная башня, открытая сзади. В боевом положении она с усевшимся внутрь стрелком уходила вниз.

Естественно, как только самолет пошел в серию, начались модернизации и улучшения, до которых немцы были большие мастера.

Уже со второй модификации В-2 на самолете появились моторы DB 600CG с увеличенным наддувом (максимальная мощность — 950 л.с.), имевшие улучшенные высотные характеристики. Радиатор поставили в выступе, облагородив аэродинамику и под передней кромкой крыла разместили дополнительные радиаторы.

Все это позволило довести максимальную скорость до 370 км/ч, что однозначно понравилось военным и первые четыре экземпляра В-2 отправили в Испанию для испытаний в боевых условиях.

Не.111В первой получила бомбардировочная группа II/KG 152. Ей передали для сравнения девять Не.111В и девять Do.17Е. Летчикам «Хейнкель» понравился. Он был нетороплив и не очень маневреный, но отличался хорошей управляемостью, простотой взлета и посадки.

https://topwar.ru/uploads/posts/2019-11/thumbs/1574632503_he111a-11.jpg
Пока же в частях осваивали и привыкали к Не.111В, на фирме готовили следующую версию, D.

В середине 1937 г. Вальтер Гюнтер, потеряв брата, в одиночку продолжил работу над самолетом. Он предложил изменить очертания носовой части, отказавшись от традиционного уступа между козырьком пилотской кабины и расположенной ниже кабиной штурмана.

Теперь места летчика и штурмана-бомбардира находились рядом. У штурмана было откидное сиденье справа от пилота, при стрельбе он перемещался на ложе в самом носу машины. Обильно остекленный нос фюзеляжа имел плавные контуры и заканчивался впереди шаровой пулеметной установкой «Икария». Чтобы штурман, лежащий на пулеметом, не закрывал обзор пилоту, установку сместили вправо.


Так «Хейнкель» приобрел свой оригинальный, но несколько несимметричный (я бы сказал — кривобокий) силуэт.

Здесь случился казус, из которого немецкие инженеры вышли, с моей точки зрения, просто великолепно.

При такой новой компоновке стекло весьма сильно отдалилось от глаз летчика, а так как имело неслабый такой изгиб, наклон и кривизну, то это моментально создало проблемы с обзором пилоту, особенно в плохую погоду. Воткнув в землю пару самолетов на испытаниях, немцы поняли, что что-то пошло не так…

Выход нашли, но сказать, что он был крайне оригинальный – это вообще ничего не сказать!

При необходимости кресло летчика вместе (!!!) с органами управления, гидроприводом поднималось вверх, и голова пилота выступала наружу через сдвижной люк в остеклении. И пилот мог вертеть своей башней во все стороны.

От набегающего потока голову прикрывал небольшой откидной козырек. Самое интересное, что в таком положении пилот мог находиться бесконечно долго или пока себе все не отморозит. Даже основная приборная панель располагалась на потолке кабины и была хорошо видна летчику из обоих положений.

Кстати, через этот же люк летчик мог в случае чего покинуть самолет.

Претензии у представителей Люфтваффе были не только к месту пилота. Точнее, к месту штурмана-стрелка претензий не было. В отличие от остальных рабочих мест.

Верхний стрелок прикрывался от набегающего потока лишь небольшим козырьком. На скоростях свыше 250 км/ч возникали сразу две проблемы: поток воздуха задувал в фюзеляж, а ствол пулемета лишь с большим трудом можно было повернуть вбок от оси самолета.

С выдвижной нижней установкой все было еще хлеще. В выдвинутом боевом положении она создавала огромное аэродинамическое сопротивление, «съедая» до 40 км/ч. Но это только половина дела, вообще установку, или как ее еще называли «Башня С» просто заклинивалась в нижнем положении, и тут начинались проблемы по полной программе.

Стрелок не всегда мог ее покинуть, особенно если клинило в самом нижнем положении, а при посадке неубранная установка касалась земли, что гарантировало аварию.

Находиться в установке стрелку тоже было не очень удобно, открытый всем ветрам стрелок мало того, что испытывал определенный дискомфорт на морозе, так еще полное отсутствие бронирования делало из него очень легкую жертву истребителей противника. Статистика применения Не.111 в Испании свидетельствовала о почти 60% потерях именно нижних стрелков.

Поэтому Вальтер Гюнтер разработал и установил неподвижную подфюзеляжную гондолу, которая заменила выдвижную установку. Она имела гораздо меньшее сопротивление, а пулеметная установка в ней всегда была готова к бою. Стрелок размещался в лежачем положении на матрасе. На борту гондолы предусмотрели люк, через который экипаж попадал в самолет.

Изменили и верхнюю стрелковую точку. Вместо небольшого ветрового козырька ввели сдвижной полузакрытый фонарь. При стрельбе он вручную перемещался вперед, обеспечивая значительное поле обстрела.

На последующей серии самолетов Не.111Е установили моторы Jumo 211А-1, что позволило поднять бомбовую нагрузку до 1700 кг, что само по себе было весьма хорошей цифрой. Максимальная скорость даже при перегрузе (2000 кг бомб) составила 390 км/ч, что было вполне прилично для того времени.

Продолжение     следует

0 0 vote
Рейтинг статьи
Поделитесь публикацией

Share this post

Subscribe
Уведомлять
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments