Чат неактивен
Главная Вопросы и Ответы Всё о Симе Деловой Сим Форум Блоги Объявления Фотогалерея Игры Сотрудничество

Гость |  Войти

Мог ли победить Гитлер?

Тут можно потрындеть обо всём

Модератор: Chur

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Чт июн 23, 2016 1:57 pm

Почему Гесса не приговорили в 1946 году к смертной казни?

Изображение
Рудольф Гесс — мистик Третьего рейха

Недавно исполнилось 75 лет со дня перелета в Шотландию (10 мая 1941 года) заместителя Гитлера по делам нацистской партии Рудольфа Гесса. Комментируя это событие, BBC назвало его «одной из загадок Второй мировой войны, разгадать которую до сих пор не позволяют заинтересованные силы». В этой связи ИА REGNUM предлагает свою версию этой интригующей истории и также ставит свои вопросы.

«Публикации не подлежит»
17 августа 1987 года в тюрьме Шпандау в Западном Берлине при загадочных обстоятельствах ушел из жизни 93-летний Рудольф Гесс. Его считали одним из главных нацистских преступников, и по приговору Нюрнбергского военного трибунала он отбывал пожизненное заключение.

Смерть «заключенного № 7» (так именовали Гесса в тюрьме) наступила в момент, когда появились реальные шансы на его освобождение. Бывший адвокат Гесса А. Зейдль, а вслед за ним член британского парламента Эйри Нив и даже бывший генеральный прокурор Великобритании Хартли Шрукросс считали, что «дело Гесса» было сфабриковано союзниками-обвинителями на Нюрнбергском процессе. Американский комендант Шпандау даже написал по этому поводу письмо Михаилу Горбачеву. Тот пообещал разобраться. И вдруг сообщение о смерти Гесса.

Первоначально утверждалось, что Гесс повесился, сделав петлю из провода комнатного нагревателя. Произошло это в момент, когда опекавший Гесса охранник-американец (по другим данным, англичанин) отлучился к телефонному аппарату в соседнем здании.

Труп Гесса доставили в госпиталь английской военной прокуратуры. Директор института судебной медицины Лондонского университета профессор В. Камерон в присутствии четырех союзных держав провел патолого-анатомическое обследование и установил: Гесс вначале потерял сознание и умер только некоторое время спустя.

Сразу возникло много версий. При всей их противоречивости они имели одну отправную точку: кто-то явно опасался того, что на свободе Гесс раскроет «великую тайну» Второй мировой войны. Сегодня, когда стали доступными некоторые документы из российских архивов, становится ясным, что такая тайна действительно существует. В конце 90-х годов группа исследователей института Российской академии наук под руководством академика И.Д. Коваленко подготовила на английском языке компьютерный сборник «Документы КГБ. Секретные архивы. Гитлер». В одном из документов приводятся показания заместителя Геббельса Фриге, в которых он свидетельствует, что сенсационный перелет Гесса в Шотландию в мае 1941 года был санкционирован лично Гитлером.

Компьютерный сборник хорошо продавался в США, но был запрещен для распространения в Великобритании, где по закону срок давности для документов, имеющих отношение к связям Лондона с нацистским Берлином, истекает только в 2017 году. Очевидно, это неспроста.

Как Сталин разыскивал Гесса
Иосиф Сталин болезненно отреагировал на перелет Гесса в Шотландию и связывал этот трюк Гитлера с его решением напасть на СССР. Его не убеждали подбрасываемые англичанами доводы о том, что, мол, британской разведке удалось выманить Гесса на свою территорию, чтобы потом обменять его на двух своих провалившихся в Германии агентов Беста и Стевенса. 19 октября 1942 года Сталин направляет послу СССР в Англии Ивану Майскому телеграмму, в которой высказывает предположение, что «Черчилль держит Гесса про запас, чтобы потом договориться с Германией».

Осенью 1942 года Майский обсуждает «тему Гесса» с министром иностранных дел Энтони Иденом. Ставится вопрос об организации суда над заместителем Гитлера по партии. Форин офис спешит информировать о переговорах своего посла в Москве Алана Кларка Керра. Ему сообщается для «личной информации», что «Гесс — неподходящая фигура для создания специального международного трибунала», а также просят передать Сталину заверения, что «пребывание Гесса в Англии не будет использовано правительством Великобритании для заключения сепаратного мира с Германией». Но в марте 1943 года Вашингтон и Лондон почему-то вообще отказываются организовывать судебные процессы над нацистскими преступниками, предлагая после войны «без шума расстрелять всех, кто будет схвачен». Сталин выступил против. Он рассчитывал, что именно на этих процессах ему удастся «разоблачить подстрекательские происки западных демократов, направленных на разжигание войны».

Москва насторожилась. Идут сложные переговоры. В конечном счете стороны достигли согласия не обсуждать в Международном военном трибунале вопросы, нежелательные с точки зрения государственных интересов. И тем не менее на Нюрнбергском процессе в 1946 году не обошлось без «сенсаций». Именно защитник Гесса Зейдль затронул запретную тему. Он раздобыл где-то фотокопию секретного пакта Риббентропа-Молотова 1939 года и огласил на процессе некоторые его формулировки. Обвинители стали прерывать его речь. Тогда 22 мая 1946 года в американской газете «Сент-Луис пост диснэтч» печатается весь текст секретного протокола. До сих пор не установлено, каким образом в распоряжении «команды Гесса» оказался этот документ, и почему после его публикации в американкой печати покончил с собой советский генерал Николай Зоря.

Защита Гесса на Нюрнбергском процессе осуществлялась грамотно. Заместителя Гитлера по партии кто-то искусно выводил из-под удара. Ему спасали жизнь. Кто это мог делать? Но вот что любопытно. В узком кругу Гесса называли «египтянином». Он родился в Александрии, владел английским языком, серьезно увлекался восточной мистикой и оккультизмом. Называл своим учителем Карла Хаусхофера, генерала, работавшего на германскую разведку. Историк В. Прусаков считает, что Хаусхофер прошел выучку у известного (российского) восточного мистика Георгия Гурджиева, являвшегося, по некоторым сведениям, сотрудником царской военной разведки. Именно Хаусхофер в 1920 году ввел Гесса в ближайшее окружение Гитлера. А годом раньше в окружении Гитлера появилась еще одна довольно загадочная личность — Альфред Розенберг, прибывший в начале 1920-х годов в Германию из Советской России. Что бы все это значило?
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн июл 04, 2016 1:42 pm

Рудель Ганс-Ульрих

Изображение
Ганс-Ульрих Рудель по праву считается самым известным боевым летчиком второй мировой войны. За неполных четыре года, пилотируя, в основном, медленные и уязвимые пикировщики Ju-87 "Штука", он совершил 2530 боевых вылетов, больше, чем любой другой пилот в мире, уничтожил 519 советских танков (более пяти танковых корпусов), более 1000 паровозов, автомобилей и других транспортных средств, потопил линкор "Марат", крейсер, эсминец, 70 десантных судов, разбомбил 150 артиллерийских позиций, гаубичных, противотанковых и зенитных, разрушил множество мостов и дотов, сбил 7 советских истребителей и 2 штурмовика Ил-2, сам был сбит зенитным огнем 32 раза (и ни разу истребителями), пять раз был ранен, два из них v тяжело, но продолжал совершать боевые вылеты после ампутации правой ноги, спас шесть экипажей, которые совершили вынужденную посадку на вражеской территории, и в конце войны стал единственным солдатом немецкой армии, получившим самую высокую и специально для него учрежденную награду своей страны за храбрость, "Золотые Дубовые Листья с Мечами и Бриллиантами к Рыцарскому кресту Железного креста".

Из книги Ханса-Ульриха Руделя "Пилот Штуки":
"Кениг 2 — Кенигу 1 ... отвечайте".
Он немедленно откликается:
"Кениг 1 — Кенигу 2, прием".
"Я вижу большое судно прямо под нами... кажется, «Марат»".

Мы продолжаем переговариваться, Стин снижается и устремляется в разрыв между облаками. Не договорив до конца, я также начинаю пикирование. За мной следует Клаус в другом штабном самолете. Сейчас я могу видеть судно. Конечно же, это «Марат». Усилием воли я подавляю волнение. Для того чтобы оценить ситуацию и принять решение у меня есть только несколько секунд. Именно мы должны нанести удар, поскольку крайне маловероятно, что все самолеты пройдут через окно. И разрыв в облаках и судно движутся. До тех пор пока мы находимся в облаках, зенитки могут наводиться только по слуху. Они не смогут точно прицелиться в нас.

Что ж, очень хорошо: пикируем, сбрасываем бомбы и снова прячемся в облаках! Бомбы Стина уже в пути... промах. Я нажимаю на спуск бомбосбрасывателя... Мои бомбы взрываются на палубе. Как жаль что они всего лишь весом 500 кг! В тот же момент я вижу, как начинается огонь из зениток. Я не могу себе позволить наблюдать за этим долго, зенитки лают яростно. Вон там другие самолеты пикируют через разрыв в облаках. Советские зенитчики понимают, откуда появляются эти "проклятые пикировщики" и концентрируют огонь в этой точке. Мы используем облачный покров и поднявшись выше, скрываемся в нем. Тем не менее, позднее мы уже не можем покинуть этот район без всяких для себя последствий.

Как только мы прилетаем домой начинается игра в угадайку: какой ущерб был нанесен судну этим прямым попаданием? Военно-морские специалисты утверждают, что с бомбой такого калибра полного успеха достигнуть невозможно. С другой стороны, немногие оптимисты полагают, что это вполне реально. Как будто бы для того, чтобы подтвердить их мнение, в ходе нескольких последующих дней наши разведывательные самолеты, несмотря на самые тщательные поиски, не могут обнаружить "Марат".

В последующей операции после попадания моей бомбы крейсер тонет в считанные минуты.

Изображение
Повреждения линкора «Марат», полученных в результате атаки Руделя

Изображение
Ju-87G Руделя

Рудель начал войну скромным лейтенантом, которого коллеги третировали за любовь к молоку и долгое время не допускали к боевым вылетам как неспособного научиться пилотировать самолет, а закончил ее в звании оберста, командиром старейшей и самой известной авиационной части пикировщиков Ю-87 (Schlachtgeschwader) SG2 "Иммельман". Гитлер несколько раз запрещал ему летать, считая, что его гибель будет тяжелейшим ударом для нации, фельдмаршал Фердинанд Шернер называл его стоящим целой дивизии, а Сталин оценил его голову в 100000 рублей, которые пообещал выплатить любому, кто сможет доставить Руделя, живого или мертвого, в руки советского командования.

После войны вышла книга военных мемуаров Руделя, "Trotzdem", более известная под ее английским названием "Пилот "Штуки", с тех пор многократно переиздававшаяся на многих языках мира общим тиражом более миллиона экземпляров. Тем не менее, книга, единодушно признанная в свое время литературным событием и ставшая за минувшие десятилетия военной мемуарной классикой, никогда не переводилась на русский язык, несмотря на то, что Рудель совершил почти все свои боевые вылеты на Восточном фронте (по другим данным книга все же издавалась на территории России минимум два раза). Причины этого будут ясны читателю после просмотра первых же глав. Со страниц книги перед нами встает портрет человека думающего, хладнокровного, волевого, бесстрашного, с яркими командирскими качествами, хотя и не чуждого эмоциям, уязвимого, подчас сомневающегося в себе, непрерывно борющегося с нечеловеческим напряжением и усталостью.

Вместе с тем, Рудель остается убежденным фашистом. Это вам не какой-нибудь вчерашний студент, обученный наскоро летать по сокращенной программе и брошенный в бой, а кадровый офицер Люфтваффе, который стремиться нанести максимальный урон ненавистному противнику любыми способами и любым находящимся в его распоряжении оружием, смысл жизни которого v истребление врагов Германии, завоевание для нее "жизненного пространства", успешные миссии, военная карьера, награды, уважение подчиненных, благосклонное отношение Гитлера, Геринга, Гиммлера, обожание нации. Рудель останется в истории второй мировой войны и гитлеровской Германии как законченный продукт нацистской "индокринации", архетип фашистского боевого офицера, до конца преданный Гитлеру и Третьему рейху, вплоть до самой своей смерти считавший, что борьба Гитлера с "азиатскими коммунистическими ордами" была единственно возможной и справедливой.

Изображение
Ганс-Ульрих Рудель обучает пилотов.
В середине апреле 1946 года, после выписки из госпиталя в Баварии, где он долечивался после ампутации, Рудель работал транспортным подрядчиком в Кёсфельде, Вестфалия. На своем протезе, сделанным специально для него знаменитым мастером Стрейде из Тироля, он принял участие в ряде лыжных соревнований и вместе со своими друзьями и однополчанами Бауэром и Ниерманом совершил горный поход в Южный Тироль. Позднее, лишившись работы и каких-либо перспектив, с ярлыком "ярого милитариста и фашиста", он перебрался в Рим, а в июле 1948 года v в Аргентину, где, вместе с рядом других известных ветеранов Люфтваффе, генералами Вернером Баумбахом и Адольфом Галландом, пилотами-испытателями Беренсом и Штейнкампом, бывшим конструктором фирмы Фокке-Вульф Куртом Танком помогал создавать военную аргентинскую авиацию, работал консультантом в авиастроительной промышленности.

Рудель, обосновавшись в окрестностях аргентинского города Кордоба, где находился большой авиастроительный завод, активно занимался любимыми видами спорта v плаванием, теннисом, метанием копья и диска, горными лыжами и скалолазанием в горах Сьерра-Гранде. В свободное время он работал над своими мемуарами, впервые опубликованными в Буэнос-Айресе в 1949 году. Несмотря на свой протез, принял участие в южноамериканском чемпионате по горнолыжному спорту в Сан-Карлос де Барилохе и занял четвертое место. В 1951 году Рудель совершил восхождение на Аконкагуа в аргентинских Андах, самый высокий пик Американского материка и достиг высоты 7000 метров, когда плохая погода вынудила его повернуть назад.

Находясь в Южной Америке, Рудель познакомился и близко подружился с президентом Аргентины Хуаном Пероном и президентом Парагвая Альфредо Стресснером. Он активно занимался общественной деятельностью среди уехавших из Европы нацистов и иммигрантов немецкого происхождения, участвуя в работе Kameradenhilfe, как полагали его противники, "НСДАП-подобной" организации, которая, тем не менее, посылала продовольственные посылки немецким военнопленным и помогала их семьям.

В 1951 году Рудель опубликовал в Буэнос-Айресе два политических памфлета - "Мы, фронтовые солдаты и наше мнение о перевооружении Германии" и "Удар ножом в спину или Легенда". В первой книге Рудель, выступая от имени всех фронтовых солдат, утверждает, что снова готов сражаться против большевиков и за "жизненное пространство" на востоке, по-прежнему необходимое для выживания немецкой нации. Во второй, посвященной последствиям покушения на Гитлера в июне 1944 года, Рудель объясняет читателю, что ответственность за поражение Германии в войне несет генералитет, не понявший стратегического гения фюрера и, в особенности, офицеры-заговорщики, поскольку политический кризис, вызванный их покушением, позволил союзникам закрепиться в Европе.

После окончания контракта с аргентинским правительством в начале 1950-х гг. Рудель вернулся в Германию, где продолжил успешную карьеру консультанта и бизнесмена. В 1953, в разгар первой стадии холодной войны, когда общественное мнение стало терпимее относится к бывшим наци, он впервые опубликовал свой ╞Trotzdem" на родине. Рудель также сделал попытку баллотироваться в бундестаг от ультраконсервативной DRP, но потерпел поражение на выборах. Он принимал активное участие в ежегодных собраниях ветеранов "Иммельман", в 1965 году открывал мемориал погибшим летчикам SG2 в Бурге-Штауфенбурге. Несмотря на инсульт, перенесенный в 1970 году, Рудель продолжал активно заниматься спортом, способствовал организации первых чемпионатов Германии для спортсменов-инвалидов. Последние годы жизни он прожил в Куфштейне, Австрия, продолжая смущать официальный Бонн своими крайне правыми политическими высказываниями.

Ганс-Ульрих Рудель скончался в декабре 1982 года от кровоизлияния в мозг в Розенхайме, ФРГ, в возрасте 66 лет.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пт июл 08, 2016 1:57 pm

Фронтовые 100 грамм

Идея снабжать армию не только снарядами и портянками, но и крепкими напитками пришла в голову наркома Климента Ворошилова в январе 1940 года. Причина была проста: Красная Армия увязла в снегах Финляндии и замёрзла. Ворошилов решил поднимать боевой дух бойцов и командиров, выдавая в день по 100 граммов водки (лётчикам – коньяка). Так появились "наркомовские" или "ворошиловские" "100 грамм".

Изображение
В итоге, за 2,5 месяца финской кампании войска "употребили" 10 057 500 литров водки и 88 800 литров коньяка.
К июлю 1941 года положение советских войск было катастрофическим. В таких условиях решили вновь воспользоваться "сильнодействующим средством". 20 июля главный снабженец СССР Анастас Микоян направил письмо на имя Сталина. В нём он сообщил, что работа по выдаче водки войскам уже началась. Кроме того, Микоян представил проект решения Государственного комитета обороны: "Установить, начиная с 1 сентября 1941 года, выдачу 40-градусной водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу действующей армии".

Изображение
Сталин хорошо понимал важность этого вопроса. В проект Микояна он лично внёс правки. Например, после слов "составу" вписал "войск первой линии". Это означало, что тыловикам Верховный приказывал не наливать.
1 сентября ждать не стали. Микоян решил снабжать армию водкой с 25 июля. Анастас Иванович лично контролировал места производства напитка. Их выбирали таким образом, чтобы заводы были поближе к передовой. Для перевозки водки использовали сразу три вида тары: дубовые бочки емкостью 25-40 декалитров, молочные жестяные бидоны и стандартную винную стеклотару.

За "розлив" водки отвечали лично командующие фронтами. В их обязанности входило обеспечить "строжайший порядок в выдаче водки с тем, чтобы она действительно выдавалась действующим частям, и строго соблюдать норму, не допуская злоупотреблений".

В мае 1942 года Сталин решил прикрутить водочный кран. Об этом говорит правка, которую он внёс в подготовленное Микояном постановление ГКО: "1. Прекратить с 15 мая 1942 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу действующей армии. 2. Сохранить выдачу водки только военнослужащим частей первой линии, имеющим успехи в боевых действиях против немецких захватчиков, увеличив норму до 200 граммов на человека в день". После правки текста красным сталинским карандашом второй пункт постановления стал таким: "Сохранить ежедневную выдачу водки в размере 100 граммов военнослужащим только тех частей первой линии, которые ведут наступательные операции".

Уже после вступления в силу постановления Сталин его дополнил. Военнослужащим, которые "неубедительно" громили врага, разрешалось пить водку только 10 раз в году, по государственным праздникам. В таком виде приказ действовал до 25 ноября 1942 года.
"Чёрные времена" продержались недолго. 12 ноября 1942 года ГКО установил либеральный порядок отпуска горячительного. По 100 граммов теперь пили все, кто был на передовой и вёл боевые действия. Кроме того, норма распространялась на артиллерийские и миномётные части, поддерживающие огнём пехоту. Не обошли на этот раз и тыловиков. Полковым и дивизионным резервам, стройбату, который работал "под огнём противника", и раненым (по разрешению врачей) разрешили наливать по 50 граммов в сутки. Закавказскому фронту разрешили вместо 100 граммов водки выдавать 200 граммов креплёного вина либо 300 столового.

С 25 ноября по 31 декабря Карельский фронт выпил 364 тысячи литров водки, 7-я армия – 99 тысяч, Сталинградский фронт – 407 тысяч, Западный фронт – почти миллион литров, Закавказский фронт – 1,2 миллиона литров вина.
23 ноября 1943 года, через 3 месяца после Курской битвы, переломившей ход войны в пользу СССР, Сталин поставил окончательную точку. Он подтвердил ранее принятые нормы – 100 и 50 граммов, и добавил в лимитный перечень войска НКВД и железнодорожные войска.
А откуда же взялось знаменитое выражение "наркомовские сто грамм"? И почему именно "наркомовские"?
Возможно потому, что в армии были обычно больше знакомы с приказами Народного комиссара обороны, чем с постановлениями ГКО. Вслед за Постановлением ГКО выходит приказ НКО, который наверняка был "доведён" до личного состава.
Есть мнение, что "наркомовские" 100 граммов давали солдатам, чтоб те шли в бой и не боялись. Но мало кто знает, что на фронте вообще было самоубийством пить перед боем. Суворов говорил об этом так: "До боя пить – убитым быть". Поэтому водку глушили не перед атакой, а после неё.

Немецкий Schnapps – обобщающее название крепких алкогольных напитков. Термин "шнапс" относится обычно к различным чистым дистиллятам, полученных путём перегонки браги из зерна, фруктов и подобных продуктов. Объёмное содержание этилового спирта в шнапсе около 40 %. По вкусу шнапс близок к водке и самогону, но может содержать лёгкий фруктовый вкус или привкус, зависимый от исходного сырья. Существует поговорка: "Немцы называют шнапсом то, что собираются выпить".
Русская водка победила немецкий шнапс, так как обладала лучшим согревающим действием, а также прибавляла выпившему одержимости. После шпанса хочется петь, а после водки – драться.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн июл 18, 2016 1:58 pm

Офицерские батальоны. 1944-45 г.

Изображение
Отдельные штурмовые стрелковые (истребительные) батальоны или Офицерские штурмовые батальоны формировались исключительно из офицеров.

Личный состав назывался «рядовые-офицеры».
Указанные батальоны формировались на 90% из офицеров РККА, ранее попадавших в окружение или плен. ОШСБ и ШОБ были, фактически, батальонами прорыва. Существовали не долго от 2 до 5 месяцев, поскольку личный состав в них должен был искупить свою вину.

Также в эти батальоны зачислялись офицеры войск НКВД (и погранвойск) отбывать наказание за плен или пассивное пребывание на оккупированной территории.

Личный состав таких батальонов штрафниками не считался, звания не лишался, но подобно штрафбатам бросался на самые трудные участки фронта. Четыре штурмовых офицерских батальона принимали участие в кровопролитном штурме Будапешта.

Поскольку ОШСБ и ШОБ составляли опытные офицеры-фронтовики, прошедшие путь с начала войны, эффективность применения таких батальонов была весьма высока. Однако и потери в этих батальонах были чрезвычайно высоки.
Так, к примеру, 12-й ОШСБ 3-го Прибалтийского фронта за несколько дней боёв выполнил свою задачу, но лишился 3/4 своего состава. Многие его бойцы были награждены орденами и медалями.

«В ночь на 20 марта 1945 года бронекатерам предстояло прорваться через линию фронта, пройти вверх по Дунаю более 40 километров и высадить 536 морских пехотинцев в тылу немецкой группировки.

Перед выброской в немецкий тыл к нам пришли три лейтенанта на поясах которых были закреплены боевые ножи «Труд-Вача». Мы знали, что в городе Вача была артель «Труд», снабжавшая фронтовиков отличными ножами. Правда, в основном они доставались разведчикам.

Изображение

Но однажды во время штурма Будапешта мы увидели множество бойцов с такими ножами. Они оказались из офицерского штурмового батальона, куда попадали не те, кто был осуждён на фронте военным трибуналом, а офицеры, побывавшие в плену; такие батальоны формировались в специальных проверочных лагерях. Каждого проверенного пропускали ещё через одно проверочное чистилище — офицерский штурмовой батальон.

В их красноармейских книжках было записано — «красноармеец-лейтенант», «красноармеец-майор», «красноармеец-полковник». Всем им давалась возможность своей кровью смыть позор и вину перед Родиной. Ибо на войне «ничто и даже угроза смерти не должны заставить военнослужащего Красной Армии сдаться в плен». Так записано в Уставе.

Выяснилось, что этих бойцов вооружили дефицитными ножами потому, что им предстояло вступить в бой, где без поножовщины не обойтись. Перед атакой было объявлено, что гору Геллерт, за которой стоял Королевский дворец, надо взять одним броском. Кто во время атаки ляжет на землю, будет расстрелян как трус и паникёр.

Гору вначале бомбили наши самолёты-штурмовики, а затем впереди наступавших пустили офицерский штурмовой батальон. Такое зрелище не для слабонервных. В дурманящем пороховом угаре офицеры-штурмовики гранатами давили всё, что оставалось от немецкой обороны, а когда надо, пускали в ход ножи, по лезвиям которых шла надпись «Труд-Вача».

Никто из них, несмотря на плотный огонь, не залёг, не остановился, не повернул назад. И награда не заставила себя ждать. На вершине оставшимся в живых офицерам-штурмовикам объявили, что своей храбростью они искупили перед Родиной все свои прегрешения.

И вот теперь передо мной три лейтенанта с боевыми ножами «Труд-Вача» на поясах.
— Такие мы видели у офицеров штурмового батальона, — сказал кто-то из морских пехотинцев.
— А мы как раз оттуда. Штурмовой батальон распустили. Командиры уехали за новыми офицерами…
Теперь эти лейтенанты шли в морской десант.» — из воспоминаний ГСС М.В. Ашика.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Вт июл 26, 2016 8:22 am

Миф о исключительной некомпетентности Гитлера

Изображение

Немецкие генералы в своих мемуарах очень старательно отделяют себя от Гитлера, всячески доказывая, что именно он и только он принимал неверные стратегические и оперативные решения, тогда как все генералы знали наперед как необходимо сражаться, в каких направлениях наступать, когда и как. И это они, мол, всячески доказывали Гитлеру и убеждали его. Но он их не слушал, а вот если бы прислушался, то все пошло совершенно иначе и победа осталась бы за Германией.

Изображение

Естественно, как высший военный руководитель Гитлер виноват в поражении больше, чем кто-либо другой, поскольку последнее слово всегда оставалось за ним. На нем лежало бремя принятия окончательного решения. И коль Германия проиграла войну, то само по себе утверждение о некомпетентности Гитлера не требует доказательств.

Но при этом генералы-мемуаристы как-то забывают, что и Сталин не был профессиональным военным, и в вопросах ведения войны был не более компетентен, нежели Гитлер, который хоть "гефрайтером", но пороху все же понюхал в Первую мировую войну. Можно считать, что некомпетентность Гитлера компенсировалась некомпетентностью Сталина. Да и вообще, много ли новейшая история знает высших государственных руководителей, которые были бы выдающимися военными специалистами? Президент Франции Рейно никогда не был военным. Президент США Т.

Рузвельт тоже. Глава английского правительства У. Черчилль хотя и закончил военный колледж, но военной карьеры не сделал. Интересно получается: военная некомпетентность глав США, Англии, Франции и СССР в конечном счете не помешала успешно вести войну, а вот фюреру таки помешала.

Однако утверждения битых фельдмаршалов о том, что если бы решения Гитлер принимал на основании их мнений, то победа была бы несомненна, невозможно опровергнуть лишь потому, что сражения разворачивались не по их сценариям.

К сожалению, жизнь и настоящая война – это не компьютерные игры, когда можно разыграть сражение сначала по одному варианту, потом по другому, третьему и однозначно сказать затем, что решение одного игрока было неверное, а другого верное.

И все же есть все основания полагать, что мнения и предложения немецких генералов далеко не всегда были верными и сулили успех.
Возьмем самое первое военное решение Гитлера о введении войск в демилитаризованную Рейнскую область в 1936 году. Генералы дружно доказывали, что этот акт вызовет мгновенную военную реакцию Франции и Англии, что они моментально вторгнутся в Рейнскую область и выкинут оттуда слабые немецкие части. Но прав оказался Гитлер, а не генералы. Милитаризация Рейнской области прошла без сучка и задоринки.

Следовательно, верно поступил в данном случае Гитлер, что не послушал своих генералов. Правильным оказалось его решение, а не генеральские опасения.
Аншлюс Австрии в 1938 году. Вновь встревоженные генералы доказывали Гитлеру неразумность такого решения, предсказывая крупные международные осложнения вплоть до нападения союзников на Германию. Результат? Мир смирился с присоединением Австрии к Германии. Вновь прав оказался Гитлер, а не его выдающиеся военные стратеги.
Ну, это были в меньшей степени военно-политические решения, и в большей степени политические.

Но вот чисто военно-политическое решение об аннексии Судетской области Чехословакии. Эта страна обладала тогда очень сильной армией, плюс она находилась в военном союзе с Францией, Англией, Польшей и даже с СССР. Генерал вермахта Бек даже представил меморандум, в котором доказывал, что этот акт вызовет союзническую войну против Германии, в которой немцам не выстоять. С общего согласия совещания высших военных руководителей этот меморандум был официально направлен Гитлеру. И что же? Вновь оказался прав Гитлер, а не генералы. Мир смирился с отторжением от Чехословакии огромной части ее территории.

Допустим, что и в этом случае решение было в большей степени военно-политическим, а не военным и что генералы тут не слишком компетентны. Хотя сама военная стратегия как наука лежит на границе чистой политики и чистой войны. Все стратегические решения есть суть военно-политические.

Далее 15 марта 1939 года вермахт вторгается в Чехословакию и оккупирует ее. Это уже чисто военный акт. По мнению немецких генералов, решение о вторжении в Чехословакию непременно приведет к большой войне в Европе, в результате которой Германия будет разгромлена. Ведь Польша однозначно заявила о том, что она поддержит Чехословакию. Советские дивизии подтягиваются к границе в готовности немедленно прийти на помощь чехам по их первой же просьбе, как только будет получено согласие польского правительства на пропуск советских войск через свою территорию. (Напомню, что в 1939 году СССР и Чехословакия не имели общей границы).

И вновь оказывается, что мнения и расчеты немецких стратегов ошибочны и неверны. Операция заканчивается с большим успехом. Снова верным оказывается решение Гитлера.

Война с Польшей. Да, предсказания немецких генералов о том, что нападение на Польшу приведет к большой войне в Европе, оправдались. Франция и Англия объявили войну Германии. Но опять-таки события в 1939 году развернулись не так, как просчитывали гениальные немецкие фельдмаршалы, а так, как предполагал некомпетентный Гитлер. Польша оказалась разгромленной в считанные недели, а ее союзники войну лишь обозначили.

Не стоит описывать дальше события 1940–1941 годов вплоть до 6 декабря 1941 года, когда всякий раз опасения генералов оказывались напрасными, и все развивалось наилучшим для Германии образом в соответствии с планами Гитлера.
Это так сказать, одна сторона медали.

Далее, Гитлер, как и любой другой руководитель государства, не принимал решения и не отдавал распоряжений, основываясь лишь на своих идеях, размышлениях и расчетах. Он советовался со своими министрами, генералами, требовал просчитать различные варианты ведения войны, сражений, запрашивал исходные данные, выяснял, что требуется для успеха. Конечно, окончательное решение принимал Гитлер, но на основании тех данных, которые ему представляли генералы.

Когда генералы в мемуарах пишут о своих спорах с Гитлером, то как-то очень ловко обходят вопрос, а на основании чего же Гитлер принял иное, чем предлагавшееся ими решение? Только из личного упрямства? Едва ли. Несложно предположить, что на стол фюреру ложились и прямо противоположные мнения, исходившие от других столь же высокопоставленных генералов, а оппоненты Гитлера не могли убедительно обосновать свою точку зрения. Иначе говоря, в принятии Гитлером неверных решений большая доля вины все тех же немецких генералов.

Это подтверждается и немецким историком А. Филиппи, который в своей книге «Припятская проблема» описывает процесс разработки и принятия военных планов Германии. Например, разработка плана нападения на СССР началась с того, что начальник Генерального штаба Сухопутных войск вермахта генерал Гальдер предложил сразу нескольким генералам разработать наброски плана. В результате родились три наиболее перспективных плана. Первый – разработка OKH, второй план – генерала Маркса и третий – генерала фон Зодерштерна. Каждый из них имел и положительные и отрицательные моменты. Заметим, что все три плана были предложены высшими немецкими генералами. А выбрать можно было лишь один. Подобная система действовала и при разработке каждой военной кампании вермахта.

Изображение

Несложно понять, как родился после войны тезис о военной некомпетентности Гитлера.
Схема такая: план кампании № 1 предлагают генерал Х и генерал У.
Гитлер принимает план генерала Х — кампания проиграна. В послевоенных мемуарах генерал У убедительно разъясняет, что если бы был принят его план, то кампания точно была бы выиграна. Генерал Х в своих мемуарах скромно умалчивает, что проигранная кампания была спланирована им.
Возьмем теперь план кампании № 2. Все меняется местами, когда Гитлер принимает план генерала У — кампания проиграна. Теперь уже в послевоенных мемуарах генерал Х убедительно разъясняет, что если бы был принят его план, то кампания точно была бы выиграна. Генерал У в своих мемуарах скромно умалчивает, что проигранная кампания была спланирована им.

Что имеем в сухом, так сказать, остатке? Проиграно две кампании. В своих мемуарах два генерала указывают на то, что в двух случаях Гитлер не послушался своих генералов. То, что в двух случаях кто-то из генералов потенциально был прав, а другой априори неправ, как-то из поля зрения читателя выскальзывает.

Сосредоточивая все внимание читателей на своих расхождениях с Гитлером мемуаристы в лампасах очень умело обходят вниманием те факты и те свои мнения, которые целиком или частично совпадали с гитлеровскими.

Изображение
Говорят, что в спорах рождается истина. Вот только как ее опознать, когда ошибка одета в те же самые одежды. Несомненно, что ошибочные и неверные решения, приведшие к катастрофе, Гитлером принимались на основе предположений и расчетов все тех же фельдмаршалов. Так что говорить о своих выдающихся талантах и бездарности Гитлера битым генералам не стоило бы, тем более, что при внимательном рассмотрении событий той поры их собственные трагические ошибки, грубые просчеты становятся достаточно заметны. Их не скрыть за трескотней описаний грандиозных успехов и побед 1941–1942 годов. Тем более, что в конечном результате они привели к сокрушительному поражению.

Но может быть это только предвзятое мнение, основанное на неверных предпосылках?
Ну что ж, посмотрим, что по этому поводу думают маститые и признанные в западном мире специалисты в области военного искусства.
Американский военный историк С.Л.А. Маршалл, который по поручению правительства США в 1945–1947 годах изучал деятельность германского Генерального штаба и по поручению которого ряд высших немецких генералов составляли письменные отчеты об обстоятельствах принятия кардинальных решений и о ходе военных кампаний приходят вот к какому выводу:

Изображение
«…может показаться, что гитлеровские фельдмаршалы и генералы были безупречными знатоками военного искусства и что если они в конце концов и были повержены в прах, то только вследствие бестолкового вмешательства Гитлера в дела, в которых он ровно ничего не понимал…
Мнение Гитлера было решающим в военном совете лишь потому, что большинство профессиональных военных поддерживало его, и соглашались с его решениями. Наиболее рискованные решения Гитлер принимал отнюдь не против воли большинства немецких военных руководителей – многие разделяли его взгляды до конца».

А вот как смотрит на тезис о бездарности Гитлера и гениальности его генералов широко известный английский военный историк Б. Лиддел Гарт:
«Перед войной и во время победного шествия по западным странам Гитлер представлялся неким гигантом, сумевшим сочетать стратегический гений Наполеона, острый ум и хитрость Макиавелли и фанатичность Магомета. После получения им первого отпора в России его образ довольно быстро утратил свое величие, и в конце войны он представлялся как бездарный любитель, чьи безумные приказы и махровое невежество сослужили хорошую службу союзникам.

В итоге все трагедии немецкой армии стали приписывать Гитлеру, а успехи Генеральному штабу.
Такая картина не является достоверной…
Гитлер был далеко не так глуп в части стратегии. Более того, в некоторых случаях его можно было даже назвать блестящим стратегом.
Он тонко чувствовал, где необходима внезапность, был непревзойденным мастером психологии стратегии, которую поднял на качественно более высокую ступень…

Он предвидел лучше, чем все генералы, что до начала войны можно осуществить бескровный захват многих стран Запада, предварительно подорвав основы сопротивления. Ни один стратег в истории не достиг таких высот в умении в нужный момент использовать слабости противоборствующей стороны, а ведь именно в этом заключается искусство стратегии…

…Нежелание рассматривать очевидную вероятность именно такого развития событий и возникающих при этом вопросов проливает свет на ограниченность профессиональных взглядов немецких генералов. Становится очевидным, что они не обладали достаточными познаниями в области генеральной стратегии и не вполне понимали истинные цели войны…

Слабые стратеги не могли постичь успеха при общении с Гитлером, который на лету схватывал вопросы политики и стратегии… Генералы не имели возможности спорить с ним на равных, поскольку не достигли его уровня понимания современных проблем, а следовательно, и не были в состоянии исправить ошибки генеральной стратегии или обуздать свои амбиции. Их профессиональные знания стратегии и тактики находились на более низкой ступени…

…Генералам не удавалось удержать Гитлера от опрометчивых шагов, для этого они были слишком профессиональными военными, иными словами имели достаточно ограниченные взгляды, и к тому же являлись специалистами только в сухопутной войне…
…немецкие стратеги не были знакомы с факторами, которые должны были являться основами для разработки операций…
…а немцы после своей последней авантюры (Сталинграда), наоборот бездарно растратили силы, которые могли использовать для организации отпора…»

То, что не один Гитлер виновен в проигрыше войны сквозь зубы признают и некоторые немецкие генералы.
Генерал-фельдмаршал фон Клейст: «Мы не готовились к затяжной борьбе. Все строилось на достижении решающей победы еще до наступления осени…
…Мы все-таки могли достичь цели (Сталинграда), если бы бездарно не разбазаривали силы…
Такое растаскивание армии по кускам, по моему твердому убеждению, внесло весомый вклад в наши последующие неудачи…

…Причинами неудачи немцев на востоке, по моему мнению, является то, что наши войска были вынуждены преодолевать огромные пространства, не имея должной гибкости командования… «Генерал-майор Типпельскирх: «Основная причина поражения немецкой армии заключалась в том, что ее силы были бездарно растрачены бесполезным сопротивлением в ненужном месте и в неудобное время, а также бесплодными попытками захватить невозможное. В нашей кампании отсутствовала стратегия».

Генерал-майор Г. Дерр: «Сталинград должен войти в историю войн как величайшая ошибка, когда-либо совершенная военным командованием, как величайшее пренебрежение к живому организму своей армии, когда-либо проявленная руководством государства…»
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Вт авг 09, 2016 7:45 am

Эшелоны «с того света»: как военно-санитарные поезда обманывали смерть

Изображение
За годы Великой Отечественной войны военно-санитарные поезда спасли миллионы раненых бойцов, пробиваясь из «котлов» и самых горячих мест передовой. История «счастливого» поезда, которым командовал отец актера Табакова, неизвестные подробности работы фашистских диверсионных групп и героизм врачей.

Военно-санитарный поезд №1078 принимал раненых красноармейцев, когда неизвестно откуда налетели немецкие самолеты и начали сбрасывать на него бомбы. Все смешалось в пыли и дыму. Когда дым немного рассеялся, медсестры побежали на крики и стоны.
«Мы уложили раненого и только стали нести его к остаткам своего поезда, как снова завыли бомбы. Раненый смотрел на нас обезумевшими глазами. Мы упали на него, закрыв его своими телами, чтобы он не видел пикирующих самолетов. Уговаривали его, чтобы он не боялся, мы его не бросили, и все-таки донесли до вагона», - вспоминала медсестра Марина Лященко-Симецкая.

Временный Военно-Санитарный поезд № 1078 был сформирован уже на второй день войны, - 23 июня 1941 года на базе Военно-медицинского училища под командованием военврача С.И. Тихонова и комиссара Д.Ф. Бутяева. И сразу же медработники, служившие на первом советском санитарном поезде, столкнулись со зверством нацистов.

Вот что рассказывала об этом Разумовская Ольга Сергеевна, старшая медсестра того самого поезда: «Мне очень заполнилась погрузка раненых в Василькове под Киевом. Рано утром, когда мы грузили раненых в вагоны, началась очень сильная бомбежка. Раненые в моем вагоне были в бессознательном состоянии – одни заползали под койки, между пружин, а другие наоборот выползали из вагона и бились в припадке о рельсы. С трудом мне удалось их немного удержать и успокоить. А потом, при помощи санитаров, снова погружали их в вагон. Очень тяжело было вытянуть из-под кроватей, ибо было просто неимоверно, как они залезли между коечных пружин».

Диверсанты и предатели против санитарных поездов
С первых дней Великой Отечественной войны в нашем тылу начали «работать» диверсанты и вредители. Вот только два свидетельства их бесчеловечных «подвигов».

«На моих глазах немцы разбомбили санитарный поезд», - рассказывает ветеран Великой Отечественной войны Екатерина Коваленко. - Когда все эвакуировались из Днепропетровска, я была в составе санитарного поезда. На станции Нижнеднепровск-Узел стояли, ждали, что дадут "зеленый" свет. А нам надо было всего чуть-чуть проехать - под Новомосковском, в Орловщине, был наш эвакогоспиталь. Но диспетчер на станции оказался вредителем: он не только не выпустил наш эшелон, который стоял на путях между двумя топливными составами, но еще и подал знак немецкой авиации, кого надо бомбить».

Изображение

Санитар Левицкий Леонид Семенович рассказывал о том, как работали в нашем тылу диверсанты: «Во время погрузки раненых, в воздухе появились два истребителя - один наш, а другой немецкий. Немецкий самолет сбил нашего пилота как раз над Васильковским аэродромом, и через некоторое время к нам был доставлен этот раненый летчик. Когда немецкий «мессер» повернул назад, из ракетницы, с земли, ему был подан сигнал зеленой ракетой. Поблизости от нас стоял местный житель, который сказал: «Не ночуйте в вагонах детки, так как этот поданный ему сигнал известия, что здесь находятся военные составы - они вас будут бомбить».
На следующий день, в 7 часов утра военно-санитарный поезд № 1078 атаковали сразу 18 немецких бомбардировщиков.

«Первая девятка самолетов поравнялась с железной дорогой и начала нас бомбить, а затем прилетела другая девятка - так продолжалось до 11 часов дня», - вспоминал ветеран войны.

Мобилизация
24 июня 1941 года Народный комиссариат путей сообщений (НКПС) дал указание железным дорогам сформировать 288 военно-санитарных поездов. Для них выделили шесть тысяч вагонов и определили штат железнодорожников. Военно-санитарный поезд (ВСП) состоял из специально оборудованных вагонов для тяжело- и легкораненых, изолятора, аптеки-перевязочной, кухни и других служебных вагонов. Кроме ВСП, огромную роль в эвакуации раненых сыграли, так называемы, санитарные летучки. Они передвигались на небольшие расстояния, и формировались в основном из крытых грузовых вагонов, оборудованных под перевозку раненых. Военно-санитарные поезда обслуживали поездные бригады, в которые входили проводники, поездные вагонные мастера, поездной электромонтер и машинист электростанции.

Изображение

17 июля 1941 года из Саратова в свой первый рейс, отправился военно-санитарный поезд № 87. А вот редкое фото – на фоне этого состава позирует его начальник - капитан медицинской службы Табаков Павел Кондратьевич.

Изображение

Вскоре раненые красноармейцы прозовут этот поезд «Счастливый», а еще через 64 года о ВСП № 87 снимут документальный фильм, в котором примет участие сын военврача Табакова – знаменитый актер и режиссер Олег Павлович Табаков. Легендарный поезд совершил 135 рейсов в самое пекло военного ада и за все это время потерял лишь хвостовой вагон и одного человека убитым! При этом в поезде № 87 спасли тысячи солдатских жизней.


Боевое крещение
1 сентября 1941 года на станции Ново-Алексеевка «Счастливый» впервые попал под обстрел вражеских самолетов. Медработники ВСП-87 продолжали оказывать помощь пострадавшим. Второй налет личный состав поезда встретил огнем из винтовок.

Изображение

«Особенно памятна погрузка в Таганроге 3 октября 1941 года в условиях охватившей город паники из-за приближения фашистских войск. Одновременно с небольшой группой раненых (50 человек) наш поезд должен был вывезти работников и персонал восьми госпиталей. Однако раненых стали подвозить на мотоциклах и машинах непосредственно с поля боя. Вскоре их число увеличилось до 147. Я узнал, что в одном из госпиталей были оставлены носилочные раненые, и сразу принял меры к вывозу этих больных, и все они были доставлены на поезд», - вспоминал потом Павел Табаков.

Изображение

Подвиги железнодорожников
Несмотря на четкие опознавательные знаки Красного креста, гитлеровские летчики с первых дней войны охотились за военно-санитарными поездами. Только в 1941 году на эти поезда совершено 224 нападения.

5 декабря 1941 года военный комендант станции Ворошиловград отдал приказ: «Санитарную летучку № 5 с паровозом Э 709–65, машинистом в котором работал Иван Коваленко, направить в Депрерадовку за ранеными бойцами и командирами». Поскольку Депрерадовка почти беспрерывно подвергалась огневым налетам, летучка остановилась в условленном месте. Сюда оврагами и балками, чтобы не заметил враг, доставили раненых - более 120 человек. Когда можно было отправляться, пришла страшная новость: в Депрерадовку вошли войска противника, - пути для отхода отрезаны.

«Я решил, что будем пробиваться! Накачали воды в котел, заправили углем топку и тронулись в путь. При подходе к Депрерадовке заметили на перроне группу гитлеровцев. «Открывай продувочный кран!» – приказал я своему помощнику. Бежавших навстречу поезду фашистов обдало горячей водопаровой смесью. Раздались крики и стоны, затем беспорядочная стрельба. Но санлетучка уже миновала станцию, выскочила из вражеского кольца», - вспоминал потом машинист санитарного поезда Коваленко. Еще один подвиг железнодорожниками был совершен на участке Купянск – Валуйки. На санитарную летучку с ранеными бойцами, следующую в тыл, налетели вражеские самолеты. Защищаться нечем – на военно-санитарных поездах установка зениток не предусмотрена. Противник знал, что можно действовать безнаказанно.

Машинист А. Федотов резко затормозил, вопреки всем инструкциям, таким образом, он спас сотни жизней, - все бомбы упали впереди, а поезд уцелел.

Через минуту бомбы все же угодили в состав, загорелись сразу четыре вагона, раненые стали сгорать заживо. Тогда паровозная и кондукторская бригады расцепили вагоны, начали сбивать с них пламя. В борьбе с огнем погиб кочегар Самсонов, получил ожоги машинист Федотов, загорелась одежда на главном кондукторе Ефимове, но члены поездной бригады продолжили борьбу за жизнь людей. Самолеты прекратили бомбежку только, когда у них закончился их смертоносный груз. Вскоре удалось окончательно погасить пожар. Путь был исправлен и военно-санитарный поезд пошел дальше.

Санитарные поезда требовались медицинской службе каждого фронта, каждой армии. Эшелоны формировались, в том числе, и за счет граждан - на это требовались огромные, по тем временам средства, - 170 тысяч рублей на состав. Военно-санитарные поезда в годы войны перевезли миллионы раненых и больных. Они были своеобразными госпиталями на колесах, где целыми сутками врачи и медсестры работали у операционных и перевязочных столов.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Ср авг 17, 2016 7:39 am

Куда делась наша авиация 22.06.41?

Все знают о огромных потерях нашей авиации, которые она понесла в первые дни войны. Однако парадоксально, но именно боевые потери нашей авиации были не столь значительны, как представляются большинству. И как это не парадоксально боевые потери нашей авиации соизмеримы с боевыми потерями немецкой авиации.

Всего к 23 июня 1941 года, немцы заявили о 322 самолетах, уничтоженных в воздухе и 1489 — на земле, в результате авиоударов. Наши заявили об уничтожили 22 июня около 300 самолётов противника.

Изображение

Хотя немцы признают боевую потерю гораздо меньшего количества самолётов. Объясняя большую часть потерь этого дня техническим причинам и человеческим фактором. Налёты вражеской авиации на наши аэродромы происходили и в дальнейшем. Но уже с гораздо меньшей эффективностью. И при этом все же цифры уничтоженных немцами наших самолётов гораздо меньше потерь нашей авиации. Которая, только в западных округах и флотах, имела около 16000 самолётов. Из них около 11000 в составе войск прикрытия. Но уже 10 июля ВВС действующей армии насчитывало всего около 2200 машин. А немцы, на это число, заявили об уничтожении порядка 3200 наших самолётов.
Один из самолётов румынских ВВС 22 июня 1941 года.

Изображение

Парадоксально, но основные потери, порядка 9000 машин, наша авиация понесла не в воздухе, а на земле. Получилось так что эти самолёты были просто брошены на аэродромах. Нет, большинство машин было невозможно использовать. Что делает чести нашим дедам. И немцы отправили их на переплавку. Но факт остаётся фактом. Да и в докладе Герингу, по результатам первого дня войны, указано об обломках 2000 советских самолётов, на захваченной вермахтом территории.
Один из немецких самолётов признанных ими сбитым. 22.06.1941. Самолёты упавшие на их территории они сбитыми не признают.

Изображение

А объяснение ему дать довольно просто. Главными целями при ударе по аэродромам, на рассвете 22 июня были отнюдь не самолёты. А склады, в первую очередь ГСМ, взлётно-посадочные полосы, узлы управления и связи, стоянки спецтехники, казармы личного состава и лишь в последнюю очередь самолёты. Обычно удар проводили три немецких бомбардировщика, в сопровождении пары «Мессершмитов». Бомбардировщики нагруженные обычно под завязку небольшими осколочными бомбами, до 40 50-килограмовых бомб на борт, атаковывали в первую очередь назначенные цели. И лишь, по уничтожении этих целей, сбрасывали остатки боезапаса по стоянкам самолётов. Частенько это был лишь пулемётный огонь их стрелков. «Мессера» же обычно атаковывали дежурные самолёты, а потом блокировали аэродром, не давая подняться нашим самолётам.

И подавляя зенитный огонь. А после удара бомбардировщиков они обычно добивали пушками не поражённые бомбами цели и тоже проходились по стоянке самолётов. Причём по этой схеме уничтожались единицы наших самолётов. Но очень много самолётов было повреждено, и они нуждаясь в ремонте, не могли немедленно взлететь. А стремительное продвижение немецких сухопутных войск, так в одном месте в Прибалтике немцы за 22 июня прошли 80 км, не дало нашей авиации время на восстановление.

Итак, представим ситуацию, на нашем аэродроме, после первого немецкого удара. Штаб и пункт управления полётами уничтожены. Нет связи с командованием. Склады с ГСМ, боеприпасами и запчастями горят. Все передвижные мастерские и топливозаправщики уничтожены. ВПП в воронках. А сами самолёты стоят с дырявыми плоскостями, без горючего и боеприпасов. Пилотов, живущих вне аэродрома и поднятых по тревоге, перестреляли немецкие диверсанты. Или же местные националисты. Причём если украинские или прибалтийские были на прикорме у немцев, то вот польские… Польские подчинялись правительству в изгнании и были союзниками Великобритании. Однако это не помешало им 22.06.1941 выступить в одном строю с немцами.

А тех пилотов, кто был на аэродроме, завалило в казарме. Только одного из перечисленных факторов достаточно, что бы самолёты не взлетели, а они были в совокупности. А на горизонте уже пылили немецкие колонны. Вот и оставалось только одно, уничтожать самолёты и уходить на восток. Правда, была сделана попытка эвакуировать самолёты. Где были пилоты, то оставшиеся пригодными к полёту самолёты уводились в общем направлении на восток. Но, оказавшись на тыловых аэродромах без командования и должного обслуживания, в условиях стремительно продвижения немецких войск и эти машины оказались брошенными. Порой так и не сделав ни одного боевого вылета.

Конечно, всё это достаточно утрировано и собирательно. Вполне возможно, что на каждом отдельном аэродроме ситуация не была столь чудовищна. Но везде она была достаточно фатальна. Так несколько наших аэродромов были обстреляны немецкой артиллерией, в первые минуты войны. К тому же врагу помогло и наше авось. Ещё к 19 июня был изданы приказы по ВВС, предписывающий рассредоточить авиацию, замаскировать объекты, обеспечить прикрытии аэродромов зенитными средствами. К 20 числу он попал в войска, но везде его выполнение отложили на потом. А то и отменили. В лучшем случае самолёты и объекты слегка обложили ветками. Как бы приказ выполнили, самолёты и объекты как бы замаскировали. Даже не позаботившись оценить, а как эта «маскировка», в виде стоящих ровными рядами пирамидок из веток деревьев, выглядит с воздуха.

Изображение

Но это одна, явная сторона медали. Другую хорошо раскрывают данные на сайте «РККА». Где представлена информация об всех самолётах ВВС РККА предназначенных для прикрытия госграницы. Правда, только ВВС РККА, авиация флота не указана, и только на 01.06.1941 года.
Сегодня достаточно точно известно, что СССР имел к началу войны около 16000 только боевых самолетов. На момент нападения СССР имел в западных округах около 10700 самолетов всех типов, противник, на линии соприкосновения, около 4800 только немецких машин. Т.е., перевес бумажный СССР составлял более чем в 2 раза. Но то бумажный. Представленные таблицы дают информацию совершенно другую информацию. О выделенных для прикрытия границы 8342 самолётах ВВС (без учёта авиации флота). Для которых было подготовлено 7222 экипажа. Правда, 1173 самолёта нуждались в ремонте. Что в принципе нормально. Самолёты всегда должны быть с запасом. Так что, теоретически только 53 пилота не могли подняться в воздух единовременно со всеми.

Но только формально. Реально же в воздух могли подняться только 5007 самолетов. В полтора раза меньше чем их было! Напомню только немцы, без союзников, сосредоточили на линии госграницы 4800 самолётов, с чуть меньшим количеством пилотов. Ещё раз уточню 4800 боеготовых самолёта. И снова уточняю – на границе. Мы имея 8342 самолёта, разбросанных от границы и до Запорожья, поднимаем против них 5007 теоретически боеготовых. Спросите почему так? А вы посмотрите на 5-ю и 39-ю иад Ленинградского округа. В 5 иад 269 самолётов (5 неисправных) и 84 пилота. На каждого больше чем по 3 исправных истребителя. В 39-й 111 самолётов (тоже 5 неисправных) и 209 пилотов! По 2 пилота на самолёт! Напоминаю между ними Финский залив! Благодаря организации «умников» из ВВС РККА в 2 дивизиях 380 самолётов и 293 пилота. А прикрывать Ленинград от авиоудара можно поднять только 125 самолётов! И то только небольшими группами, без взаимодействия между ними. Такой бардак ни одной халатностью не объяснить.

Изображение

Но раскрывать эту сторону необходимо вот с этой фразы: «Тимошенко, “друг летчиков”, решил: почему пехота свои винтовки драит, артиллеристы и танкисты свои орудия драят, — а почему летчикам поблажка?! Танкист свою машину моет. Почему моют за летчиков? У нас был механик по самолетам и двигателям, механик по вооружению, моторист, — вот все. Теперь на звено (три самолета — К.О.): механик по приборам и механик по специальному оборудованию, и еще механик по вооружению на звено. Техник звена и техник самолета на каждый самолет. А тут оставляют на звено: оружейник (вместо четырех у нас остался один механик по вооружению на звено). Механик по самолетам — вместо четырех остался один. Мотористов — ни одного. Вот так! Обкорнали! Мы думали — что за идиотство? Мы отлетаем, все уставшие. …» (Интервью: А. Драбкин. Лит. обработка: С. Анисимов. Сайт «Я помню»)

В 1940 году вышел приказ №0200 наркома обороны Тимошенко. Согласно этому приказу командиры выслугой в рядах Красной Армии менее 4 лет обязаны были жить в общежитиях на казарменном положении… Тимошенко — во-первых, заставлял прыгать с парашютом не только летчиков, но и технический состав, якобы на случай войны предполагая их использовать в качестве бортстрелков. Во — вторых, с его подачи, до 1940 года лётчиков выпускали младшим лейтенантом, а с 1941 года стали выпускать сержантами.

Что значат эти «сокращения» технического персонала перед самой войной? Ни много ни мало — дополнительные гарантия возможного разгрома нашей авиации в момент нападения, и в первые дни войны. Даже разовая потеря в 1200 самолетов в первый день войны не могла настолько уничтожить всю авиацию западных округов. В первый день — нет. Да и в течении 2-3-х первых дней — тоже нет. А вот в последующую неделю, другую — добили. Как? А в том числе и за счет отсутствия тех самых мотористов и оружейников в наших авиачастях.

Дело в том, что именно хорошей организацией обслуживания и ремонта поврежденной техники во время боевых действий и отличалась немецкая военная машина. Что в авиации, что в тех же танковых частях. Наши «умники» сокращали перед войной технический и обслуживающий персонал в ВВС и, особенно в западных округах, а немцы нет. Он у них был выше даже после итого как вернули оружейников (помните, кто по воспоминанию летчиков были оружейниками в наших авиаполках, особенно истребительных — женщины). И выходило что даже во время войны, когда оружейников и мотористов вернули, немцы делали вдвое больше вылетов в день, чем наши летчики. И получалось, что кратное превосходство наших ВВС в численности нивелировалось количеством боевых вылетов немецких лётчиков.

Конечно, во время войны женщин ставили оружейниками и из-за того что мужчины нужны были на фронте, но в начале войны оружейников и мотористов при самолетах вообще не оказалось. «Управлялись» силами летчиков! Вот потому немцы и добили нашу приграничную авиацию в несколько дней, имея формально чуть не вдвое меньше самолетов — они просто чаще могли подняться в воздух и в несколько заходов добивали наши аэродромы, пока наши летчики сами заправляли и обслуживали собственные самолеты! Плюс — отсутствие запасных аэродромов, на которые авиация западных округов не могла перелететь с началом боевых действий.

А были ещё интересные приказы от НКО для летчиков при Тимошенко. Вот что пишет маршал Скрипко:
«Пагубно отразилось на боевой подготовке выполнение требований приказа НКО № 303 от 4.11.40 г. «О переходе к производству полетов с колес в зимних условиях». Лыжи сняли, а укатывать снег было нечем, тракторов не хватало (нужно было 252, а получили только 8). Летчики в течение зимы фактически не вылетали на боевое применение…».
Т.е., потерянные за зиму навыки полетов у летчиков уж точно не способствовали повышению общей боеготовности летного состава перед войной. А ведь ещё и весной также летали немного — пока просохнет земля после весенней распутицы…
И тут очень интересны воспоминания летчиков начинавшими войну на границе. Например с генерал-лейтенантом С.Ф. Долгушиным, встретившим войну лётчиком-истребителем в Западном ОВО. И Долгушин более подробно рассказывает об этих «странных» сокращениях:
«
Впрочем, многое и до этого дня делалось будто “по заказу” (немцев): — начат ремонт базового аэродрома в г. Лида, — не были подготовлены запасные площадки…, — было уменьшено число мотористов и оружейников до одного на звено. Мало того, что Тимошенко в декабре 1940 г. перевел нас на положение как солдат, так еще и сняли с самолёта оружейника и моториста! А раньше было как — на 1 самолет (полагались — В.Б.):
— техник (это был офицер, как правило, техник-лейтенант — В.Б.);
— механик;
— моторист и
— оружейник.
Итого на самолет: 6 человек, потому что 4 ствола.
А тут посчитали, что:
— артиллерист свою пушку драит,
— пехота свою винтовку драит…
— а почему летчикам не драить?! (осталось 2 человека обслуги на самолет — техник и механик. — К.О.)
И отняли у нас! А потом — сразу же в первые же месяцы войны все ввели! Сразу же ввели: почувствовали, что идиотство натворили!»
Изображение
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Вт авг 23, 2016 7:11 am

Бабушка неонацизма: дочь продолжает дело Генриха Гиммлера

Изображение
Гудрун с отцом Генрихом Гиммлером

“Какой замечательный патриотический проект — концлагеря!», - так писала девочка Гудрун в письмах своему отцу Генриху Гиммлеру. Дочь рейхсфюрера с малых лет воспринимала поездки в Дахау как развлечение, во всем поддерживала отца и во взрослые годы. После смерти Гиммлера она приложила максимум усилий к тому, чтобы продолжить дело отца: помогала избежать наказания бывшим эсесовцам, всячески поддерживала неонацистское движение и даже пыталась реабилитировать отца.

Изображение
Семейный портрет: Гиммлер с женой Маргой, по центру Гудрун, справа приемный сын Герхард, слева подруга Гудрун

История жизни Гудрун Гиммлер-Бурвиц — свидетельство того, что самые страшные идеи могут найти последователей. Миллионы советских людей погибли в Великой Отечественной войне, чтобы искоренить фашизм, однако неонацистские идеи до сих пор владеют умами. Гудрун — была едва не единственным ребенком среди детей верхушки Вермахта, который не отрекся от отца. Она прямо заявляла, что всячески поддерживает действия Генриха Гиммлера и считает, что со временем историки пересмотрят отношение к его фигуре и реабилитируют его имя.

Изображение
Портрет Гудрун Бурвиц

Сложно представить, какие необратимые изменения происходили в психике Гудрун, когда она еще будучи ребенком выезжала с отцом в рейды по концлагерям. Ее впечатления были безоблачными: она радовалась тому, как вкусно их потчевали, восхищалась красотой природы, а порой даже с интересом рассматривала рисунки, которые создавали узники. Обо всем этом она радостно сообщала отцу: «Дорогой папа! Сегодня я вместе с мамой и тётей Лидией побывала в лагере СС в Дахау. Нас вкусно и сытно накормили. Мы провели чудесный день!»

Изображение
Генрих Гиммлер и Адольф Гитлер

В детстве Гудрун была влюблена в образ отца, после разочарование ее не постигло, и она приложила максимум усилий к тому, чтобы помочь тем преступникам, которые совершали деяния против всего человечества. По ее милости безбедно и счастливое уже в 2010-е годы жили эсесовцы, убивавшие евреев в концентрационных лагерях Польши, Голландии, Чехословакии, она же помогала фашисту, известному под именем Лионского мясника, который отдавал приказы об уничтожении партизан-итальянцев.

Изображение
Бабушка неонацизма - Гудрун Бурвиц

Сейчас Гудрун Гиммлер (по мужу Бурвиц) 87 лет, ее дом расположен в Дахау, неподалеку от того места, где в годы правления Третьего рейха находился концлагерь и мученической смертью погибли более 36 тысяч человек. Гудрун пользуется симпатией у многих бизнесменов, поддерживающих ультраправых, от них она получает финансовую помощь. Спецслужбы Германии пристально следят за ней, но «бабушка неонацизма» продолжает свою пропаганду.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Вт авг 30, 2016 7:44 am

Генералы Великой Отечественной войны, которых забыли

Изображение
Когда говорят о советских военачальниках Великой Отечественной войны, чаще других вспоминают Жукова, Рокоссовского, Конева. За их чествованием мы почти забыли советских генералов, которые внесли значимый вклад в дело победы над фашистской Германией.

Командарм Ремезов
Изображение
В 1941 году Красная Армия оставляла город за городом. Редкие контрнаступления наших войск не меняли гнетущего ощущения надвигающей катастрофы. Однако в 161-й день войны — 29 ноября 1941 года — элитные немецкие войска танковой бригады «Лейбштандарте-СС Адольф Гитлер» были выбиты из крупнейшего южнорусского города Ростова-на-Дону. Сталин телеграфировал поздравление высшим офицерам, принимающим участие в этой битве, в том числе командующему 56 дивизии Федору Ремезову.

Об этом человеке известно, что он был советским генералом и сам себя называл не русским, а великороссом. Назначен на должность командарма 56-й он также был по личному приказу Сталина, который оценил способность Фёдора Никитича, не теряя самообладания, вести упорную оборону против значительно превосходивших по силе наступавших немцев.

Например, его странное, на первый взгляд, решение силами 188-го кавалерийского полка атаковать 17 октября 1941 года бронетехнику немцев в районе станции Кошкино (под Таганрогом). Это позволило вывести курсантов Ростовского пехотного училища и части 31-й дивизии из-под сокрушительного удара. Пока немцы гонялись за легкой конницей, нарываясь на огненные засады, 56–я армия получила необходимую передышку и была спасена от прорвавших оборону танков «Лейбштандарте-СС Адольф Гитлер». Впоследствии необескровленные бойцы Ремезова совместно с солдатами 9-й армии освободили Ростов, несмотря на категорический приказ Гитлера не сдавать город. Это была первая крупная победа РККА над фашистами.

Василий Архипов
У Василия Архипова к началу войны с немцами уже был успешный боевой опыт с финнами, а также орден «Красного Знамени» за прорыв линии Маннергейма и звание Героя Советского Союза за личное уничтожение четырех танков противника.
По мнению многих военных, хорошо знавших Василия Сергеевича, он с первого взгляда точно оценивал возможности немецкой бронетехники, даже если она относилась к новинкам фашистского ВПК.

Так, в бою за Сандомирский плацдарм летом 1944 года его 53 танковая бригада впервые встретилась с «королевскими тиграми». Комбриг решил на своем командирском танке атаковать стального монстра, чтобы личным примером воодушевить подчиненных.

Используя высокую маневрируемость своей машины, он несколько раз заходил в бок «неповоротливому и медленному зверю» и открывал огонь. Только после третьего попадания «немец» вспыхнул. Вскоре его танкисты пленили еще трех «королевских тигров». Дважды герой Советского Союза Василий Архипов, о котором сослуживцы говорили «в воде не тонет, в огне – не горит», стал генералом 20 апреля 1945 года.

Александр Родимцев
Изображение
Александр Родимцев в Испании был известен как камарадос Павлито, который воевал в 1936-1937 году с фалангистами Франко. За оборону университетского города под Мадридом он получил первую золотую звезду героя Советского Союза. В годы войны с фашистами он был известен как генерал, который переломил ход Сталинградской битвы.

По словам Жукова, гвардейцы Родимцева буквально в последний момент нанесли удар немцам, вышедшим на берег Волги. Позднее, вспоминая эти дни, Родимцев написал: «В тот день, когда наша дивизия подходила к левому берегу Волги, гитлеровцы взяли Мамаев курган. Взяли потому, что на каждого нашего бойца наступало десять фашистов, на каждый наш танк шло десять вражеских, на каждый поднявшийся в воздух «Як» или «Ил» приходилось десять «мессершмиттов» или «юнкерсов»… воевать-то немцы умели, особенно при таком численном и техническом превосходстве».
У Родимцева таких сил не было, но его хорошо подготовленные бойцы 13-й гвардейской стрелковой дивизии, известной еще как соединение ВДВ, воюя в меньшинстве, превратили в металлолом фашистские танки Гота и перебили в рукопашных городских боях значительное число немецких солдат 6-й армии Паулюса. Как и в Испании, в Сталинграде Родимцев неоднократно говорил: «но пасаран, фашисты не пройдут».


Александр Горбатов
Изображение
Бывший унтер-офицер царской армии Александр Горбатов, которому в декабре 1941 года присвоили звание генерал-майора, не боялся конфликтовать с начальством.

Например, в декабре 1941 года своему непосредственному командиру Кириллу Москаленко он заявил, что глупо бросать наши полки в лобовую атаку на немцев, если для этого нет объективной необходимости. На ругань ответил жестко, заявив, что не позволит себя оскорблять. И это после трех лет заключения в Колыме, куда он был эпатирован, как «враг народа» по печально известной 58-й статье.

Когда Сталину доложили об этом инциденте, тот усмехнулся и сказал: «Горбатого только могила исправит». Вступил Горбатов в спор и с Константином Жуковым по поводу наступления на Орёл летом 1943 года, потребовав не атаковать с уже имевшегося плацдарма, а форсировать реку Зуши в другом месте. Жуков вначале был категорически против, но, поразмыслив, понял, что Горбатов прав.

Известно, что Лаврентий Берия отрицательно относился к генералу и даже считал упрямца своим личным врагом. Независимые суждения Горбатова и впрямь многим не нравились. Например, проведя ряд блистательных операций, в том числе и Восточно-Прусскую, Александр Горбатов неожиданно высказался против штурма Берлина, предложив начать осаду. Мотивировал свое решение тем, что «фрицы» и так сдадутся, зато это сохранит жизни многим нашим солдатам, которые прошли всю войну.

Михаил Наумов
Изображение
Оказавшись на оккупированной территории летом 1941 года, раненый старший лейтенант Михаил Наумов начал свою войну против захватчиков. Сначала он был рядовым партизанского отряда Червоного района Сумской области (в январе 1942 года), но уже через пятнадцать месяцев ему было присвоено звание генерал-майора. Таким образом, он стал одним из самых молодых высших офицеров, к тому же совершивший невероятную и единственную в своем роде воинскую карьеру. Впрочем, столь высокое звание соответствовало численности партизанского соединения, которым руководил Наумов. Произошло это после знаменитого 65- дневного рейда протяженностью почти 2400 километров по Украине до белорусского Полесья, в результате которого немецкие тылы были изрядно обескровлены.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Ср сен 07, 2016 7:55 am

Братья Лысенко. Все 10 ушли на фронт и все 10 вернулись

Изображение

БРАТЫ.
В разные годы в селе Бровахи под Корсунь-Шевченковским в семье Лысенко Евдохи и Лысенко Макара Назаровича родилось шестнадцать детей: Степанида, Хтодось, Петро, Евтух, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей, Александр, Настасья, Евдоха, Ганна и Мария. Одиннадцать, значит, сыновей и пять дочерей. Мать с отцом провели их сквозь голод и болезни живыми. Всех.

Правда, Евтух в тридцать третьем году, потеряв, видно, веру в семью, покинул гнездо в поисках лучшей доли и подался в чужие края на заработки, но, один уже не совладав с жизнью, затерялся из виду, пропал да и помер (как считают в Бровахах).

И еще помнят сельчане, что ушли на войну, когда время пришло, из материнской хаты все десять сыновей: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр. Десять. И все десять вернулись с войны. Все вернулись.

Я не оговорился: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр вернулись к матери после войны. Вразнобой, правда, кто без ноги, кто на носилках, но все. Николай катал на руках «сорокапятку», бил по танкам и вернулся домой «сильно увеченный». Хтодось в составе дивизионной разведки нарвался на минное поле под Будапештом и потерял ногу.

Оттуда же, из Венгрии, вернулся с орденом Славы его брат Михайло. Павло прошел с автоматом весь боевой путь 1-го Украинского фронта, а потом еще в Карпатах задержался. Василь — единственный офицер среди братьев — командовал взводом, а потом минной батареей, но Красную Звезду получил еще за солдатский свой подвиг — поджег двумя бутылками два танка. Андрей вернулся тяжело раненный из-под Ясс, Иван дошел до Вены, а Александр — аж до Берлина, хотел расписаться на Рейхстаге, да почерк неважный. (Откуда было взяться почерку, если с восьми лет пас скотину, а в пятнадцать лет война захватила.) Степан воевал под Смоленском, после госпиталя — в Восточной Пруссии и уж хотел было домой, да пришлось на Дальний Восток ехать. Правда, пока ехали, японская война уже кончилась, «но там брат Петро воевал».

— Лысенки прошли от Курил до Берлина, вот такая география, — говорил Петро, пряча в карман пустой рукав.
Самым радостным называют день, когда последний брат вернулся в дом. Спустя много лет добрые люди с Днепропетровского машиностроительного завода и крестьяне из колхоза «Россия» миром поставили в Бровахах большой бронзовый памятник простой крестьянке, вырастившей семерых дочерей и десятерых солдат. Хотя росту Евдокия была маленького…
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн сен 12, 2016 8:09 am

Если бы Гитлер не вторгся в СССР в 1941 году

Изображение
Одним из важнейших решений в истории стало решение Адольфа Гитлера вторгнуться в Советский Союз 22 июня 1941 года.
Операция «Барбаросса» превратила войну гитлеровской Германии из конфликта с ослабленной Великобританией и все еще нейтральными США в масштабную войну на два фронта. В боях на восточном фронте были задействованы три четверти армии нацистской Германии, и именно на восточный фронт пришлось две трети ее потерь.

Так что случилось бы, если бы Гитлер не вторгся в СССР? Динамика Третьего рейха и особенности характера Гитлера указывали на то, что Германия не стала бы занимать пассивную позицию. На самом деле довольно трудно представить себе, что нацистская Германия и Советский Союз могли обойтись без войны друг с другом, и главный вопрос в данном случае заключался бы в том, когда эта война могла начаться.

В рамках одного из возможных сценариев Германия могла вторгнуться в Великобританию в 1941 году и, таким образом, положить конец войне в Европе, освободив ресурсы Третьего рейха для дальнейшей войны на один фронт на востоке. В этом случае операция «Морской лев» — высадка десанта на юге Англии — просто была бы отложена на год. Проблема заключается в том, что ВМФ Германии все равно серьезно уступал бы военно-морским силам Британии по мощи и численности — даже если бы у него появился новый военный корабль «Бисмарк».

Британцы получили бы дополнительный год для укрепления своего флота и восстановления дивизий, разбитых во Французской кампании. Кроме того, Великобритания продолжала бы получать помощь по программе ленд-лиза от США, которые к сентябрю 1941 года уже фактически стали одной из воюющих сторон, сопровождая свои конвои на севере Атлантики. Спустя несколько месяцев Америка официально вступила в эту войну: несмотря на продвижения японцев в Тихом океане, США сконцентрировались бы на том, чтобы не допустить поражения Великобритании и ее выхода из войны.

Однако гораздо более вероятный сценарий развития событий заключается в том, что Гитлер мог пойти не на восток, а на юг. Учитывая то, что после лета 1940 года большая часть Западной Европы уже находилась под его контролем, а страны Восточной Европы либо подчинились, либо вступили в альянс с нацистской Германией, к середине 1941 года перед Гитлером встал выбор. Он мог либо прислушаться к своим инстинктам и идеологии и выступить против Советского Союза с его богатыми природными ресурсами и обширными территориями, которые очень привлекали нацистских колонистов. Разгром России также стал бы апокалиптической кульминацией того, что Гитлер считал неизбежным столкновением со страной-колыбелью коммунизма.

Либо он мог направиться к Средиземному морю и на Ближний Восток, как советовал командующий его флотом адмирал Эрик Редер (Erich Raeder). В реальной Второй мировой войне североафриканская кампания Роммеля имела второстепенное значение по сравнению с основной кампанией в России. В рамках альтернативного сценария основным местом действия могла бы стать Северная Африка.

В этом случае можно было бы надавить на Франко, чтобы он отказался от нейтралитета Испании и позволил немецким войскам ступить на испанскую землю и захватить Гибралтар, отрезав британцам прямой путь из Великобритании в Средиземное море. (Если Франко проявил бы упрямство, можно было вторгнуться в Испанию, а затем все равно захватить Гибралтар.) Другой вариант действий предполагал усиление африканского корпуса Роммеля, который должен был двинуться через Ливию и Египет и захватить Суэцкий канал (Роммель почти сделал это в 1942 году). Оттуда немцы могли добраться до нефтяных месторождений Ближнего Востока или — если бы Германия атаковала Россию в 1942 году — зажать ее в клещи с запада и юга, пройдя через Кавказ. Между тем, сталь и другие ресурсы можно было использовать уже не для строительства танков и других наземных орудий, а для создания множества подводных лодок, при помощи которых можно перекрыть британские морские пути снабжения.
Могла ли эта альтернативная стратегия немцев сработать?

Средиземная операция нацистов сильно отличалась бы от их вторжения в Советский Союз. Вместо сухопутной армии в 3 миллиона человек, средиземноморская операция потребовала бы в первую очередь большого числа кораблей и самолетов, которые обеспечивали бы поддержку относительно немногочисленных сухопутных войск, продвигающихся по Ближнему Востоку. Если бы Советский Союз сохранил нейтралитет (и продолжил обеспечивать Германию ресурсами в соответствии с соглашением между нацистами и русскими), Германия смогла бы сконцентрировать свои военно-воздушные силы в Средиземноморье. Немецкие самолеты разгромили военно-морской флот Великобритании в 1941-1042 годах, несмотря на то, что они одновременно обеспечивали поддержку наземной кампании в России. Мощь нацистских ВВС в полном составе была бы несокрушимой.

С другой стороны, материально-техническое обеспечение кампании на Ближнем Востоке обернулось бы серьезнейшими проблемами из-за больших расстояний и отсутствия возможности переправлять топливо. У Германии были сильные ВВС и флот, однако она была в первую очередь континентальной державой, чья сила заключалась в ее сухопутной армии. Если предположить, что Америка вступила в войну в декабре 1941 года, тогда вполне возможно, что основным центром европейского театра в 1942 году стала бы поддержка усиленного африканского корпуса немецко-итальянскими военно-воздушными и военно-морскими силами в его борьбе против британских и американских ВВС, ВМФ и сухопутных войск на Ближнем Востоке.

Это в свою очередь поднимает еще один вопрос: что было бы, если бы Гитлер не отменил операцию «Барбаросса», а всего лишь отложил бы ее до лета 1942 года? Если предположить, что гитлеровская Германия и ее союзники добились успеха на Ближнем Востоке, Советский Союз мог бы столкнуться с немецко-итальянскими экспедиционными войсками, продвигающимися на север через Кавказ (возможно, Турция тоже примкнула бы к ним). Лишний год дал бы Германии больше времени для того, чтобы разграбить покоренную Западную Европу и воспользоваться ее ресурсами.
С другой стороны в июне 1941 года Красная армия была застигнута врасплох, еще не успев оправиться от сталинских чисток. Дополнительный год дал бы Советскому Союзу возможность завершить перегруппировку Красной армии и поставить на вооружение новое оружие, такое как танк Т-34 и боевые машины реактивной артиллерии «Катюша»...

Если бы операция «Барбаросса» была отложена до 1942 года — и если бы Британия не капитулировала — Германии пришлось бы начинать свое наступление на Россию и одновременно укреплять оборону на западе в ожидании неизбежного удара со стороны англичан и американцев.
Отточенные навыки проведения боевых операций, а также гораздо более богатый боевой опыт обеспечили бы Вермахту преимущество в начале операции «Барбаросса» в 1942 году. Однако потери, которые Красная армия понесла бы в 1942 году, были бы существенно меньше реальных потерь 1941 года. Именно поэтому сейчас можно говорить о том, что отсрочка операции «Барбаросса» на год стала бы настоящим подарком для Советского Союза.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пт сен 16, 2016 8:32 am

«Белая смерть» - снайпер, наводивший ужас на советских солдат

Во времена Советско-финской войны (1939-1940 гг.) на наших солдат наводил ужас финский снайпер Симо Хяюхя (Simo Häyhä) по прозвищу «Белая смерть». Этот стрелок был невероятно метким, хотя он даже не использовал оптический прицел. Несмотря на то, что снайпер выступал на стороне неприятеля, в армейских кругах он стал легендой.

Изображение
Симо Хяюхя в возрасте 17 лет

Родился будущий снайпер в 1905 году в небольшом селении Раутьярви (недалеко от современной границы между Россией и Финляндией). Основным промыслом в семье была рыбалка и охота. По достижению 17 лет Симо Хяюхя участвовал в нескольких снайперских соревнованиях и занимал призовые места. После последовала служба в финской армии.

С началом Советско-финской войны в 1939 году Симо Хяюхя становится снайпером. Только за первый день Симо уничтожил 25 солдат, а еще через два дня счет перевалил за полсотни. Вследствие активной пропаганды слава о непобедимом финне далеко за линию фронта. Советское правительство назначило награду за голову Симо, а самого снайпера окрестили «Белой смертью».

Изображение
Симо Хяюхя - снайпер, который не пользовался оптическим прицелом.

Рост Симо Хяюхя был всего 1,61 м., что являлось преимуществом в его ремесле. Снайпер одевался во все белое, что делало его практически невидимым на фоне снега. Симо мог оставаться на позиции по несколько часов, дожидаясь противника. И это при температуре от -20 ° C до -40 ° C. Перед выстрелами Симо укатывал место засады для того, чтобы снег не разлетался в стороны во время выстрелов, выдавая его местоположение. Снайпер держал во рту снег, чтобы не было пара при выдохе. Симо находился в более выигрышной позиции, т. к. он знал местность как свои пять пальцев.

Но самое удивительное в том, что меткий стрелок не использовал оптический прицел. Во-первых, Симо считал, что блики от солнца могут его выдать, а во-вторых, при очень низких температурах стекла прицела замерзали. Оружие, которым пользовался снайпер – финская модификация Мосина М/28-30. Еще в его арсенале были пистолет-пулемет «Суоми» и автомат «Лахти салоранта М-26».

Изображение
Симо Хяюхя с обезображенным лицом.

За первые 100 дней «Зимней войны» финский снайпер уничтожил более 600 человек. На поимку Симо Хяюхя был послан отряд советских элитных снайперов. 6 марта 1940 года пуля все-таки настигла финна и вышла через левую щеку. Снайпера эвакуировали. Он несколько дней был в состоянии комы, а когда пришел в себя, то раздробленную челюсть восстанавливали костью, взятой из бедра.

Изображение
Симо Хяюхя - снайпер времен Советско-финской войны (1939-1940 гг).

Симо Хяюхя просился на фронт в 1941 году, но из-за травмы ему отказали. Финский снайпер прожил долгую жизнь (96 лет). Он занимался охотой, фермерством. Когда его спрашивали о подробностях Зимней войны, то Симо говорил, что выполнял свой долг.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Ср сен 21, 2016 7:30 am

Гитлер на девять лет пережил Сталина

Периодически возникали слухи, что фюрер и Ева Браун не покончили с собой весной 45-го в осажденном Берлине, а перебрались в Южную Америку, Тибет или даже в Антарктиду! Английские историки Саймон Данстен и Джерард Уильямс провели независимое расследование. 5 лет они разъезжали по миру, по крупицам перебирали горы свидетельств, документов, опрашивали очевидцев. И в конце концов убедились, по их словам, в ужасном факте, далеко выходящем за рамки официальной истории. В 1945-м один из величайших злодеев в истории человечества смог спрятаться в Аргентине.

На русском языке бестселлер «Серый волк: бегство Адольфа Гитлера» выпустило недавно издательство «Добрая книга». Сами авторы завершают документальный фильм о своем сенсационном расследовании.

«Полет орла» на Огненную землю
Организовал побег века Мартин Борман, утверждают авторы «Серого волка». Самый коварный и загадочный человек в руководстве нацистской Германии, глава партийной канцелярии. В 1933-м он стал фактически тенью фюрера. От Мартина полностью зависел распорядок дня вождя, включая его встречи и личные дела. Боясь утратить свое влияние, Борман никогда не брал отпуск! Он же был казначеем Гитлера, помогая тому увеличивать личное состояние. Интриган постепенно оттер от вождя его ближайших соратников, включая Геринга и Гиммлера. А в конце войны полностью контролировал доступ к его телу. (В сериале «Семнадцать мгновений весны» Бормана сыграл Юрий Визбор, - Ред.)
К 1943 году он понял, что война проиграна. После Первой мировой побежденная Германия оказалась в долгах, как в шелках. Борман не хотел повторения истории. И стал планировать операцию «Полет орла» по выводу награбленного золота, драгоценных камней и прочих ценностей в «тихие гавани» по всему миру. Суммы были колоссальные!

Вторая операция Бормана под кодовым названием «Огненная Земля» имела целью обеспечить надежное убежище Гитлеру и его ближайшему окружению. Чтобы было откуда после войны руководить возрождением Германии и нацизма. Выбор Бормана пал на Патагонию - обширную и почти безлюдную область на юге Чили и Аргентины, в четыре раза превышающую территорию Великобритании! Здесь издавна селились немцы. Фактически это была германская колония в Латинской Америке. К тому же в 43-м в Аргентине случился переворот. Новый режим симпатизировал нацистам. Полковник Перон, будущий диктатор, и вовсе находился на содержании немецкой разведки. Лучшего места для убежища не сыскать!
В Аргентину и направил Борман награбленный золотой поток. Только золота на 50 миллиардов баксов в нынешних ценах, утверждают авторы. Плюс платина, драгоценные камни, монеты, произведения искусства, акции и облигации.

Помогал Мартину группенфюрер СС Генрих Мюллер, шеф гестапо, тайной государственной полиции Третьего рейха (в «Семнадцати мгновениях весны» старину Мюллера блестяще сыграл Леонид Броневой). Третьим стал группенфюрер СС Герман Фегелейн, друг и собутыльник Бормана, женатый на сестре Евы Браун.

Изображение
Своих овчарок фюрер называл Блонди. И в Германии, и в Аргентине.

В полночь 28 апреля 1945 года операция «Огненная Земля» вступила в решающую фазу. Гитлер, его любимая овчарка Блонди, Ева Браун, Борман, Фегелейн и щестеро верных эсесовцев тихо выбрались из знаменитого «фюрербункера» через секретный ход в тоннели метро. У Гитлера на плече висел чехол от противогаза, в котором был спрятан портрет Фридриха Прусского, прежде висевший над его столом. Эта картина кисти Антона Графа сопровождала фюрера повсюду, как и любимая собака. В метро было сыро, порой приходилось идти по щиколотку в воде. Тяжелый семикилометровый переход под землей занял три часа. Подгонял беглецов не только шум артиллерийской канонады наверху, но и отдаленное эхо выстрелов - где-то в метро уже сражались советские и немецкие солдаты. Когда группа выбралась наружу в условленном месте, ее переправили на танках к временной взлетной полосе на Гогенцоллерндамм. Уже без Бормана. У руководителя операции «Огненная Земля» оставались незавершенные дела в бункере.

Самолетом Ю-52 управлял гауптштурмфюрер СС Эрих Баумгарт. Он не знал, кто были его пассажиры, пока самолет не набрал высоту и беглецы не сняли каски. Приземлившись на аэродроме датского городка Теннер, Баумгарт прошел в салон и отсалютовал Гитлеру. Тот пожал пилоту руку и вложил в ладонь клочок бумаги. Именной чек на 20 тысяч рейхсмарок. Уже на другом Юнкерсе группа перелетела на германскую базу люфтваффе Травемюнде. Оттуда – на третьем самолете - на базу испанских ВВС в городке Реус в 130 км от Барселоны. Тот самолет испанцы разберут, чтобы замести следы и не дать повода западным союзникам обвинить диктатора Франко в содействию побегу. Беглецов же самолет испанских ВВС доставит ночью 30 апреля на Канарские острова. На сверхсекретный объект нацистов «Винтер».

Тем временем в Берлине Борман и Мюллер заметали следы. В подземном «фюрербункере» поселили двойников вождя и его любовницы. Густав Вебер стал заменять Гитлера с 20 июля 1944 г, когда тот получил ранение при покушении в штабе «Вольфшанце» в Восточной Пруссии. Их невероятное сходство сбивало с толку даже тех, кто входил в ближайшее окружение вождя. Имя дублерши Евы Браун неизвестно. Высмотрели ее в труппе молодых актрис, которых Геббельс держал для собственного удовольствия.

Ева и актриса были очень похожи. Плюс поработали гримеры, парикмахеры. В бункере хитрый Борман организовал знаменитое «бракосочетание» двойников. Когда же он получил сообщение, что глава нацистов в надежном месте, дублерш Евы и овчарки Блонди отравили. А двойника фюрера застрелили в упор. Возможно, сам Мюллер. Трупы вынесли на поверхность и закопали. Вскоре их найдут советские солдаты. Борман сообщил о «смерти Гитлера» адмиралу Карлу Денницу. Адмирал стал рейхспрезидентом.

С этого момента Борман и Мюллер бесследно исчезнут со страниц официальной истории. Позже на Нюрнбергском процессе Бормана приговорят к смерти. Заочно.

На подлодке в Аргентину
Сверхсекретной базой «Винтер» на необитаемом мысе Хандия нацисты в годы войны не пользовались. Борман создал «одноразовый объект» в 1943-м специально: как главный транспортный узел для побега фюрера. Чета Гитлеров и овчарка пересели здесь на подлодку U-518. Им предстоял долгий путь в 8,5 тысяч километров к Латинской Америке. Свояк Евы на U-880 прибыл к берегам Аргентины в ночь с 22 на 23 июля. Опередив Гитлера на 5 дней. Он должен был подготовить его встречу.

В час ночи 28 июля 1945 года группенфюрер СС Герман Фегелейн встретил подлодку с фюрером и свояченицей. Беглецы провели ночь на вилле Моромар. А на следующее утро на биплане аргентинских ВВС улетели на ранчо Сан-Рамон. Немцы в ту пору полностью контролировали все подступы к городу Сан-Карлос-де-Барилоче и ранчо. Никто не мог попасть на эту территорию или покинуть ее без официального разрешения местных нацистских руководителей. Гитлер и Ева прожили здесь восемь месяцев. В марте 46-го работникам ранчо объявили, что гости трагически погибли в автокатастрофе, их трупы, мол, обгорели до неузнаваемости.

На самом деле чету переправили в еще более надежное и уединенное убежище «Иналько». В 90 км от Сан-Рамона, на границе с Чили. На удаленном берегу озера Науэль-Уапи у подножия Анд. Два острова почти полностью скрывали особняк Гитлера с десятью спальнями и другие здания от посторонних глаз со стороны озера. У бетонного причала стоял гидросамолет. На окружающих лесистых холмах посты наблюдения нацистов контролировали все подступы с земли, воды и воздуха

До октября 1955 года ранчо «Иналько» было главной резиденцией Гитлера. Жизнь здесь беглецам поначалу казалась идиллией. Летом они купались в озере, зимой катались на лыжах на ближайшем горном курорте. Чета под охраной разъезжала по окрестным городкам, встречалась с единомышленниками, коих много сбежалось в Аргентину после разгрома фашистской Германии.

Изображение

В 1948-м в Аргентине объявились Борман и Мюллер, завершившие все секретные дела в Европе. Борман приехал в «Иналько» в костюме священника, под именем «отец Августин». Гостил больше недели. И позже часто бывал у Гитлера. Борман и руководил «Организацией» (подпольная нацистская структура по возрождению Четвертого Рейха).

Однако ухудшение здоровья Гитлера и угасание мечты о возрождении «Четвертого рейха» в начале 50-х привели к снижению активности «Организации». Многие убежденные нацисты с головой ушли в новую жизнь и новую работу. И призывы трудиться во имя поверженного вождя и поверженной идеологии все больше оставались без ответа. Загрустила и супруга фюрера. Веселая легкомысленная женщина любила шумные компании, вечеринки. Жизнь в огромном изолированном поместье была совсем не тем, о чем она мечтала. Ее любимый Адольф, некогда выглядевший столь ярко в окружении своих раболепствующих сподвижников, теперь постоянно болел. Его былое величие померкло в уединении сельской жизни и заботах о двух маленьких детях (да-да, авторы бестселлера утверждают, что фюрер обзавелся потомством!).

Уже не оставалось и намека на то, что Гитлер вновь сможет влиять на ход событий в мире. Поэтому для Евы, чувствовавшей, как уходит молодость, супруг, вероятно, стал скверной компанией. После официальной «смерти» Браун в берлинском бункере в 45-м никто не заподозрил бы молодую мать с двумя детьми в том, что она - жена Гитлера. Еве не составляло труда перемещаться по стране под вымышленными именами. Возможно, в 1954-м она окончательно покинула супруга, перебравшись с дочерьми из «Иналько» в городок Неукен. Ей было 42. Гитлеру – 65.

«Организация» продолжала присматривать за Евой. Хотя Борман и отошел от политики, занимаясь сохранением и приумножением капиталов «Организации». Стал бизнесменом мирового масштаба - недаром же был в Германии личным казначеем фюрера! Его поездки к Гитлеру становились все более редкими. Борман много времени проводил в столице Аргентины Буэнос-Айресе. Здесь под крышей компании по производству рефрижераторов вел финансовые операции по всему миру. И регулярно встречался с президентом Аргентины Пероном. Тот по его совету отгрохал собственный «фюрербункер» с подземными ходами, ведущими в доки. Возможно, по ним и сбежал в 1955 -м, когда в Аргентине произошел переворот. Из доков на канонерской лодке - в Парагвай. В какой-то степени повторив побег Гитлера. Но, в отличие от фюрера, аргентинский диктатор позже вернет власть в стране.

Изображение
Ева Браун всегда любила веселые компании (1944 г). Спустя 10 лет она бросит больного мужа в глухом тайном поместье и переселится с дочерьми в аргентинский городок Неукен.

Затворник «Ла-Клары»
После переворота в 55-м Борман переправил Гитлера в маленькое поместье «Ла-Клара» в глухом уголке Патагонии. Оставив ему лишь личного врача Отто Лемана и слугу, бывшего унтер-офицера Генриха Бете. Из всей нацистской «Организации» только Мартин знал, где прячется фюрер. Вновь, как в 45-м, Борман полностью контролировал доступ к вождю.

Борман рассказал шефу, в какой серьезной опасности оказалась «Организация» после падения режима Перона. Но Гитлер уже мало интересовался политикой. У него развивалась болезнь Паркинсона. Большую часть времени он проводил в покое и задумчивости. Просыпался поздно, перед полуднем шел на прогулку с новой овчаркой со старой кличкой Блонди. Затем отдыхал. Вечером проводил с доктором и слугой так называемые «рабочие совещания», бессвязно и путано болтая обо всем подряд. Подчас до 3-4 часов утра. Доктор Леман называл их компанию «чудаками и изгнанниками», полностью оторванными от внешнего мира.

Осенью 1956-го на ранчо вновь появился Борман. Гитлер поначалу принял гостя холодно, считая, что Мартин предал его. Однако тот заверил, что нацистская «Организация» уверенно растет и развивается. К фюреру вернулся оптимизм. Борман пробыл в «Ла-Кларе» два дня. Перед отъездом поблагодарил бывшего моряка Бете за службу и неоценимые услуги перед Рейхом, попросил не тревожить Гитлера ни по какому поводу и постараться сделать его жизнь как можно более спокойной. Мол, однажды придет день, когда фюрера вновь услышит весь мир, но пока его здоровье важнее всего.

Время для затворников «Ла-Клары» тянулось мрачно и однообразно. По словам доктора, временами Гитлер вновь расцветал, однако ненадолго. В унынии проходили год за годом. Меланхолия стала обычным его состоянием.

Фюрер постепенно угасал. Физически и духовно. В январе 1962-го парализовало часть лица. Часами напролет он сидел, вглядываясь в озеро и горы на горизонте «будто одержимый». Доктор Леман чувствовал, что ему остается только ждать, пока «призраки Освенцима, Бухенвальда, Треблинки и многих других мест наконец утащат пациента из этой жизни. Теперь осталось совсем недолго.» Несколько ночей подряд Гитлера одолевали видения «искаженных лиц, полей, усеянных трупами, которые восставали, чтобы обвинить его, и тянули к нему трясущиеся руки.» Гитлер едва мог уснуть, отказывался от еды и большую часть времени проводил, «чередуя рыдания с воспоминаниями о детстве.»

В полдень 12 февраля 1962 года Гитлер упал без чувств в ванне. Спустя три часа у него случился инсульт. Левую сторону тела парализовало. Вскоре он впал в кому. 13 февраля 1962 года в три часа дня доктор Леман констатировал отсутствие всяких признаков жизни у пациента. Бывший диктатор немного не дотянул до 73 лет.

После кончины фюрера его опекуны стали опасными свидетелями. Понимая это, доктор Леман уговорил Бете бежать. Тот, захватив с собой дневники доктора и другие документы, смог скрыться от убийц Мюллера и Бормана. Сменил имя на Хуана Павловски и умер в 1977-м в патагонском городке Калета-Оливия. А доктор Леман исчез. Возможно, его убили по приказу Бормана. Не повезло.

Борман и Мюллер в 1980-м вроде бы еще проживали в Аргентине. Когда и где умерли - данных нет. Оба нациста, рожденные в 1900 году, умели ловко заметать следы. Про Еву Браун и ее дочерей тоже ничего неизвестно. Вряд ли Ева жива, ей ныне стукнуло бы сто лет. Хотя бабушка прожила 96. Ну, а наследники фюрера, возможно, все еще живут в Аргентине, или других краях.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНЫЙ «АРХИВ» АНДРОПОВА
По официальной версии, Адольф и Ева покончили с собой в бункере 30 апреля 1945 г. Соратники вынесли их тела в сад, облили бензином, подожгли, прикопали. 5 мая обожженные трупы нашли сотрудники советского СМЕРШа, опознали. Но у советского руководства тогда были сомнения в их подлинности, в документах речь шла о "предполагаемых трупах Гитлера и Браун". Их захоронили тайно на советской военной базе в Германии. Вместе с останками семьи Геббельсов. Спустя год в саду возле фюрербункера провели дополнительные раскопки. Нашли частично обуглившийся кусок черепа с пулевым отверстием, предположительно - Гитлера. От союзников факт находки тел Кремль долго скрывал. Операцией прикрытия руководил лично Уполномоченный НКВД в Германии генерал Иван Серов. В 1954-м первый глава КГБ СССР Серов отдаст приказ о хранении в Москве «в особом порядке» (читай – сверхсекретном!) куска черепа Гитлера и его челюсти. В 1963-м Серова несправедливо отправили в отставку, лишив звания Героя Советского Союза. Отставник засел за мемуары. Возможно, что-то поведал о ситуации с трупами Адольфа и Евы. Но, говорят, один популярный советский писатель, певец органов, вошел в доверие к Серову, взял мемуары на литобработку. Они бесследно исчезли.

В 1970 г советскую базу передавали властям ГДР. По указанию Юрия Андропова КГБ блестяще провел совершенно секретную операцию «Архив» по полной ликвидации трупов Гитлера, Браун, Геббельсов. "Уничтожение останков произведено путем их сожжения на костре на пустыре в районе г. Шенебек в 11 км от Магдебурга. Останки перегорели, вместе с углем истолчены в пепел, собраны и выброшены в реку Бидериц". Чтобы место захоронения фюрера не стало объектом поклонения для неонацистов.

В 2009 г исследователи из американского Университета Коннектикута - археолог, специалист по костям Ник Беллантони и генетик Линда Стросбах заявили, что провели анализ ДНК московского «фрагмента черепа Гитлера». Их вывод - череп принадлежит женщине 30-40 лет, но не Еве Браун. Представители ФСБ опровергли их заявление. Сообщив, что останки подлинные, челюсть Гитлера находится в архивах ФСБ, осколок его черепа - в Госархиве.

Загадки продолжаются?
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
ДЮЖИНА ДВОЙНИКОВ ФЮРЕРА
Историк Андрей ФУРСОВ:
- До сих пор нет сколько-нибудь серьезных доказательств самоубийства (смерти) Гитлера в последние дни войны. То, что предъявляют в качестве таковых, носит весьма неубедительный, а в случае с «трупом Евы Браун» откровенно сфальсифицированный характер. Да и с «черепом Гитлера» дела не лучше. По своему психопрофилю Гитлер не был ни суицидальным типом, ни истериком, ни психопатом - холодный расчётливый человек. С середины 1943 года руководство Третьего рейха предприняло фантастические по размаху меры по созданию послевоенной экономической базы нацистов. Было создано через подставные лица и структуры около тысячи корпораций; в том числе 234 в Швейцарии, 233 - в Швеции, 112 - в Испании, 98 - в Аргентине, 58 - в Португалии и 35 - в Турции. Средства вкладывались в банковскую систему, наркоторговлю. Также нацисты создали свою политическую (Южная Америка, Ближний и Средний Восток) и разведывательную структуры.

Американцы нашли только «золото рейха», профинансировав им план Маршалла. А «золото партии» и «золото СС» исчезло - было вывезено, спрятано и пошло на строительство Четвертого рейха. К весне 1945 года поставленная задача в основном была решена.

И после такой подготовки фюрер покончил самоубийством? В подобных ситуациях упертый лидер типа Гитлера добровольно из жизни не уходит, а ведет Sein Kampf (свою борьбу) до конца.

Знали ли мировые лидеры о том, что Гитлер жив? Не могли не знать. И скорее всего это была договоренность. Хотя, конечно же, до конца Гитлер не мог верить ни в чьи гарантии и какую-то часть их должен был обеспечить сам, используя компромат, технические достижения, часть награбленного. А также двойников. Их у фюрера, по некоторым сведениям, было 12. Единственное, в чем не соглашусь с авторами книги «Серый волк»: скорее всего «человек, похожий на Гитлера», убедительные свидетельства которого они обнаружили в Южной Америке - тоже двойник. Гитлер мог приезжать в Аргентину, его там могли видеть. Но жил он, думаю, совершенно в другом месте или в других местах. «Где умный человек прячет камешек? Среди камешков на морском берегу» (К. Г. Честертон).

МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ
РИЕНЦИ ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ!

Писатель Юрий ВОРОБЬЕВСКИЙ:
- В 1993-ем году мне повезло. Я узнал, что в Москве, недалеко от станции метро «Водный стадион», хранится так называемый Особый архив СССР - трофейные документы, связанные с оккультной подоплекой глобальной политики. Это было кстати! На Первом канале «Останкино» мы как раз готовили документальный сериал «Тайны века». Посвящен он был мистическим аспектам Второй мировой войны и впервые возбудил широкий интерес к этой теме в нашей стране.

Параллельно наш коллега Михаил Лещинский снимал документальный фильм о тайне смерти Гитлера. В то время возникли очередные разговоры, что фюрер якобы спасся. Лещинскому разрешили снять в архивах спецслужб фрагмент черепа Гитлера. Мы смотрели на этот кусок желтой кости не без интереса, но понимали, что нашли нечто гораздо более важное.

Среди пожелтевших бумаг Особого архива, украшенных рунами, замысловатыми символами, впечатляющими печатями, особое внимание привлек неказистый с виду листок. Какой-то список, точнее, его копия, отпечатанная через синюю копирку и датированная 1921 годом. Это был перечень организаций, входящих в супер-ложу, явно организованную по масонскому принципу - Германенорден. На скромном 34-ем месте - Национал-социалистическая партия Германии. Партия Гитлера, которая вскоре потрясет весь мир. Удивительно, что «посвященные» оставили этот след! Документальное свидетельство того, что актуальная политика, какие бы грандиозные масштабы она ни приобретала, является всего лишь филиалом оккультной деятельности. Примечательным было и другое. Целый ряд подразделений Германенорден назывался так: «Лоэнгрин», «Валькирия», «Нибелунги»… Очень по-вагнеровски. Тут же мы обнаружили и партитуры фрагментов знаменитых опер Вагнера. Оказалось, что при посвящении в Германенорден исполнялся Хор пилигримов из «Тангейзера». Затем, перед принесением послушниками клятвы верности, звучал «Лоэнгрин»… С учетом того, что устав Германенорден повлиял на основополагающие принципы Третьего рейха, например, на суть Нюрнбергских расовых законов, можно сказать, что мы, создатели «Тайн века», держали в руках партитуры германской трагедии.

Гитлер некоторые оперы обожаемого Вагнера, как, например, «Гибель Богов», смотрел более ста раз! Насладившись оперным пожаром Валгаллы, он отдал приказ об участии в испанских событиях именно на вагнеровском фестивале в Байрейте. Потом был огонь Герники и многое другое… Так размывались границы декорации и реальности.

Еще в юности, возбужденный очередным спектаклем, Гитлер чувствовал себя вагнеровским героем. Потрясающим победоносным копьем Зигфридом. Овладевшим Чашей Грааля Парсифалем. Мужественным Риенци, гибнущим в прекрасной попытке вернуть былой дух и былое величие Рима. «Хайль Риенци! Привет тебе, народный трибун!», - так, вскидывая правую руку в римском приветствии, обращаются к оперному герою. Вагнеровские постановки, кстати говоря, во многом определили стиль поведения и особенно пафосный стиль праздничных ритуалов в Третьем рейхе. А партийные съезды вообще начинались с просмотра «Риенци».

Впервые оказавшись на могиле своего кумира, Гитлер сказал: «Я чувствую мистическую связь между мной и Вагнером».
Многие спорят, на самом ли деле Гитлера привела к власти некая оккультная структура, в какой степени и какая именно. До конца это не ясно никому. Но очевидно другое: почти все люди, составившие протеже «народному трибуну» в первом акте его ужасного спектакля, были поклонниками Вагнера. Это была неформальная, неструктурированная, но влиятельная сила. Капитан Майр, руководитель мюнхенского политического отдела рейхсвера, отправивший Гитлера в качестве агента на заседание Немецкой рабочей партии. Фабриканты Брукманны и Бештайны, которые ввели отставного ефрейтора в общество и поддержали финансово. Член тайного общества Туле Эккарт Дитрих, добившийся приглашения талантливого оратора в Байрейт, в дом Вагнера, где его одобрил сам сэр Хьюстон Стюарт Чемберлен. Этот теоретик расизма подтвердил догадку Майра. Гитлер и был тем Парсифалем, которого ожидал немецкий народ! Униженный поражением в Первой мировой войне, он нуждался в том, кто воплотил бы в себе вагнеровскую идею возвращения героя-спасителя.

Многочисленные примеры того, как Гитлер поступал вопреки законам человеческой логики, я привожу в своей книге «Третий акт» (Третий Рейх и Третий Рим). Не буду больше останавливаться на этом. Скажу лишь, что самоуверенность Гитлера уходила корнями в сугубо артистическое требование Вагнера «превзойти реальность». Фюрер изрекал: «Я гарантирую вам, что невозможное всегда удается. Самое невероятное – это и есть самое верное».

Еще в XVIII веке немецкий поэт и философ Новалис писал: «Тот будет величайшим волшебником, кто себя самого заколдует так, что и свои фантазии примет за явления действительности». Гитлер «заколдовал» себя, превратившись в вагнерианского героя. Но такому герою нужно было и соответствующее оружие. Отсюда его иррациональное стремление завладеть венским Копьем Судьбы…

Да, Гитлер заколдовал себя. А в опере «Риенци, последний трибун» он вообще как будто увидел свою судьбу… Он также будет предан ближайшими соратниками. Он также не осуществит своей мечты. И пламя костра пожрет его тело. Вместе с телом жены Евы. (Оперный же Риенци погибнет в горящем здании вместе с сестрой Иреной - Ред.)

Ощущая себя преданным героем (такими были и Риенци, и Зигфид), Гитлер не мог бежать. Он должен был погибнуть практически на поле боя. Его пафосная роль была такой. И если мне предоставят даже не такие хилые версии о спасении фюрера, как сейчас, если даже я получу в свои руки материалы каких-нибудь радиационных экспертиз, то вряд ли им поверю. Я увижу в них подделку потому, что сам Гитлер был слишком иррационален, чтобы подлежать спектральным и прочим анализам. Риенци должен был погибнуть! Так и произошло. Уже давно провалилась операция «Вотан» - по взятию Москвы, союзники уже взломали «линию Зигфрида» на Западе. И вот в апреле 45-го, в канун Вальпургиевой ночи, свинцовая «валькирия» унесла его проклятую душу в «валгаллу». Туда, где пожар бушует вечно.

Из досье «КП»
Рихард Вагнер (1813 – 1883гг.) – знаменитый немецкий композитор, крупнейший реформатор оперы. Оказал значительное влияние на европейскую музыкальную культуру. Мистицизм и идеологически окрашенный антисемитизм Вагнера повлияли на немецкий национализм начала XX века. Гитлеровские нацисты и вовсе возвели его творчество в культ.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн окт 03, 2016 8:38 am

«Звучали призывы молиться за победу Гитлера»
Почему советские граждане воевали за нацистскую Германию

Изображение
Андрей Власов с солдатами РОА

Почему нацисты на оккупированных территориях Советского Союза не распустили колхозы, а коллаборационистские настроения были больше всего распространены в крестьянской и казачьей среде? Можно ли оправдывать Власова и других пособников нацистов? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики Олег Будницкий.

Разновидности коллаборационизма
Термин «коллаборационизм» появился во время Второй мировой войны во Франции. Можно ли сравнивать масштабы этого явления там и в Советском Союзе?

Олег Будницкий: Сравнивать, конечно, можно, но нужно понимать принципиальную разницу между нашими странами. Во-первых, это касается размера оккупированной территории и численности проживающего на ней населения. Во-вторых, коллаборационизм (что в переводе с французского означает «сотрудничество») во Франции был частью официальной политики правительства маршала Петена, которое было, кстати, абсолютно законным.

Получается, что любой законопослушный француз после поражения от Германии в июне 1940 года мог считаться коллаборационистом. Поскольку впоследствии под оккупацией оказалась вся территория Франции, то в процентном отношении большинство ее населения так или иначе взаимодействовало с нацистами.

Но всегда нужно разделять активное пособничество с пассивным (бытовым) сотрудничеством с оккупационными властями, которое вряд ли вообще можно считать коллаборационизмом. В большинстве случаев люди были вынуждены идти на это, чтобы выжить. С другой стороны, любые оккупанты всегда вынуждены были взаимодействовать с местным населением.

Это касалось и нацистской Германии?
Конечно. Даже в СССР или в Польше, где оккупационный режим был гораздо свирепее, чем в Западной Европе, нацистам иногда приходилось идти на некоторые послабления для людей, проживающих на занятых ими территориях.

Разумеется, активных коллаборационистов, служивших в полиции и других нацистских вооруженных формированиях, участвующих в карательных акциях, можно и нужно считать изменниками и предателями. Однако подавляющее большинство людей, оказавшихся в СССР под немецкой оккупацией, не сотрудничали с нацистами, но и не противодействовали им. Не будем забывать, что на занятых вермахтом территориях оказалось приблизительно 68-70 миллионов советских граждан, три четверти из которых были женщины.

Можно ли провести четкую грань между сознательным коллаборационизмом и попытками просто адаптироваться к оккупации?
Конечно, можно. Активными коллаборационистами были те, кто шел на военно-политическое сотрудничество с нацистами, кто публиковался в коллаборационистской печати, служил в частях вермахта или в полиции, в национальных или казачьих формированиях под эгидой гитлеровской Германии.

Например, в так называемой «Русской освободительной армии» (РОА) под командованием бывшего советского генерала Андрея Власова?
И они тоже, хотя РОА была создана лишь на исходе войны, в ноябре 1944 года. Кстати, у нас принято всех, кто с оружием в руках служил нацистам, называть «власовцами», но на самом деле это не так. «Русская освободительная армия» Власова насчитывала около 50 тысяч человек, в то время как в вооруженных силах нацистской Германии и вспомогательной полиции служило свыше миллиона советских граждан.

То есть более миллиона советских граждан в годы Великой Отечественной войны с оружием в руках воевали на стороне Гитлера?
Да, но я не думаю, что они все были идейными коллаборационистами, воевавшими с советской властью, что называется, по зову сердца.

Изображение
Генерал Андрей Власов вместе с немецкими офицерами принимает парад частей РОА

Власов и казаки
А кем тогда их следует считать?
Ситуативными коллаборационистами. Большинство из них стали пособниками нацистов в силу различных обстоятельств. Грубо говоря, в критической для себя ситуации они выбрали то, что считали наименьшим злом, или то, что может спасти им жизнь. Я, например, не считаю того же Власова идейным коллаборационистом.

Почему?
Нет достоверных свидетельств, что он до плена собирался бороться с советской властью. Власов был обычным советским генералом, выходцем из крестьянской среды, сделавшим блестящую военную карьеру в Красной Армии. Кстати, в 1941 году он неплохо воевал под Киевом и Москвой — Илья Эренбург в «Красной звезде» даже написал о нем восторженную статью. Не попади он годом позже в плен, Власов вполне мог бы участвовать в параде Победы на Красной площади.

Как Власов попал в плен?
Конечно, сам он плена не искал — как и большинство других будущих коллаборационистов. После разгрома 2-й ударной армии, которой он командовал, Власов некоторое время скрывался в лесах, но затем был захвачен в одной деревне вспомогательной полицией и выдан немцам. Почему генерал впоследствии согласился на сотрудничество с нацистами, было ли это прозрение, авантюра или поиски лучшей жизни — остается только гадать.

Среди одного миллиона советских коллаборационистов какова была доля жителей недавно присоединенных к СССР территорий — Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии?

Коллаборационизм на этих территориях, конечно, был очень распространен, но доля местного населения в общем числе жителей оккупированных районов СССР была сравнительно невелика. В количественном отношении больше всего коллаборационистов было среди украинцев и русских, что понятно: их больше всего проживало на оккупированных территориях, преобладали они и в числе военнопленных.

На оккупированных территориях Российской Федерации находился коллаборационистский анклав — так называемая Локотская республика, находившаяся на территории нескольких районов довоенных Орловской и Курской областей (ныне по большей части это территория Брянской области). Коллаборационистской «литературной столицей» был Смоленск, и довольно высокую долю коллаборационистов давали казачьи области.

Какие именно казачьи области?
Земли донского и кубанского казачества.

Как вы думаете, почему?
Потому что там хорошо помнили гражданскую войну, расказачивание и коллективизацию.

Во время Великой Отечественной войны казачьи части были и в Красной Армии, и в вермахте. Можно ли сказать, что война расколола казачество, особенно донское?
Да, у нацистов действительно существовало Главное управление казачьих войск под руководством бывшего царского генерала Петра Краснова, который после гражданской войны жил в эмиграции преимущественно в Германии. В то же время в составе Красной армии очень мужественно и эффективно сражались 4-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий корпус и 5-й гвардейский кавалерийский Донской казачий корпус. Сейчас трудно говорить о каком-то конкретном соотношении — точных цифр мы не знаем. По некоторым оценкам, во время Второй мировой войны на стороне нацистской Германии воевало около 70 тысяч казаков, в том числе в составе войск СС.

Изображение
Генералы Власов и Жиленков на встрече у Геббельса. Февраль 1945

Церковь и колхозы
Как во время немецкой оккупации вела себя Русская православная церковь? Несколько лет назад вышел фильм «Поп» — о деятельности Псковской православной миссии...
Это кино — художественное произведение, но не будем забывать, что в реальности Псковская миссия была организована нацистами для продвижения своей политики на оккупированных территориях. От ее имени в местной коллаборационистской прессе звучали призывы молиться за победу Гитлера.


Дело в том, что самый пик антицерковных гонений в СССР пришелся именно на предвоенное время, когда в ходе переписи населения 1937 года свыше половины советских граждан назвали себя верующими. Когда началась Великая Отечественная война, в стране развернулись репрессии, очередная зачистка страны, сопоставимая по методам, а иногда и по масштабам с 1937 годом.

Жертвами нового витка массового террора как раз стали священнослужители, именовавшиеся в документах карательных органов «членами православно-монархического подполья». А тут пришли нацисты и стали открывать церкви. Я думаю, что изменение политики Сталина по отношению к Русской православной церкви во время войны связано не только с очевидной религиозностью значительной части населения, но и с тем, что надо было выбить у немцев «религиозный козырь».

Была и другая причина, объясняющая благосклонность германской администрации к деятельности Русской православной церкви на оккупированных территориях. Как известно, нацистские идеологи были скорее язычниками, чем христианами. Они считали, что христианство способствует покорности местного населения, что это религия слабых, а не настоящих воинов.

Правда ли, что многие жители оккупированных территорий шли на сотрудничество с немцами в надежде на то, что те ликвидируют ненавистные всем колхозы?
Да, многие надеялись, что колхозы наконец-то распустят. По моим оценкам, наибольшее распространение коллаборационистские настроения, особенно в начальный период оккупации, получили среди крестьянства. Это, впрочем, неудивительно — как и казачество, оно больше всего пострадало от советской власти, от жестокой и разорительной коллективизации. Но, вопреки ожиданиям, нацисты не распустили колхозы, поскольку для них, как и для большевиков, это была удобная и эффективная форма изъятия продовольствия.

Почему немцы почти не использовали вооруженных коллаборационистов на Восточном фронте против Красной Армии, а в основном отправляли их на Балканы воевать с югославскими партизанами? Не доверяли?
Да, Гитлер совсем не доверял русским — ни Власову, ни Краснову, ни кому-нибудь еще. Особенно это касалось белоэмигрантов, поддержавших германское вторжение в СССР. Он не без оснований считал их русскими националистами, стремящимися использовать немцев в своих целях. Но Гитлер хотел не просто свергнуть большевистский режим, а уничтожить Россию и ее государственность в принципе. Поэтому Власову, как я уже говорил, разрешили создать вооруженные части РОА лишь в ноябре 1944 года, а так называемый Русский охранный корпус (затем именовавшийся Русским корпусом) в Югославии в основном воевал с югославскими партизанами.

Изображение
Изъятие церковных ценностей из Храма Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году

Коммунисты-коллаборационисты
Как вы относитесь к операции «Килхол», проведенной англичанами и американцами, — насильственной высылке в СССР казаков, воевавших на стороне Германии?

Конечно, для них это была трагедия. Но надо помнить, что все эти люди добровольно надели нацистскую форму и пошли воевать за Гитлера.

Но большинство из них не были гражданами СССР, в основном это были белоэмигранты.
Формально это, конечно, так. С юридической точки зрения они не могли считаться изменниками, поскольку не были гражданами советского государства. Это правда. Но союзников не очень волновала формально-юридическая сторона. Они смотрели не в паспорта, а на форму этих людей — она была немецкой, и этого для них тогда было достаточно, чтобы отправить их в СССР.

Не думаю, что сегодняшние жалобы на необоснованную жестокость союзников, которые якобы отправили на верную смерть десятки тысяч «ни в чем не повинных русских людей», обоснованны. Нет, это были пособники нацистов, которые в той же Югославии совершали военные преступления.
Неудивительно, что англичане и американцы не испытывали к ним никакого сочувствия.

Но членов их семей тоже выслали в СССР.
Да, и это, бесспорно, была уже ничем не обоснованная жестокость. Но, вопреки распространенному мнению, массовых казней не последовало. В основном казаков и членов их семей отправили в лагеря и на принудительные работы. Часть из них там погибла, но значительная часть выжила и впоследствии попала под амнистию. Я не хочу показаться сейчас адвокатом сталинского режима, но думаю, если бы их отправили в Югославию, шансов остаться в живых у них было бы совсем немного.

Как сложилась судьба выживших советских коллаборационистов после войны?
Как известно, лидеров коллаборационистских формирований, Власова и других деятелей РОА, казачьих лидеров Краснова и Шкуро по приговору суда повесили. Что касается менее известных коллаборационистов, то с ними по тогдашним меркам обошлись относительно мягко. Всего в период с 1943 года по 1953 год были осуждены примерно 350 тысяч советских граждан, сотрудничавших с нацистами, в том числе воевавших с оружием в руках на стороне нацистской Германии. Незначительную часть казнили, большинство получили длительные сроки заключения, но в середине 1950-х годов почти всех амнистировали.

Некоторые современные публицисты, вспоминая о миллионе советских коллаборационистов, Великую Отечественную войну называют «второй гражданской». Насколько, на ваш взгляд, это корректно?

Я думаю, это явное преувеличение, хотя элементы подобного противостояния были. Конечно, советский коллаборационизм во время Великой Отечественной войны во многом был следствием не только гражданской войны, но и коллективизации, сопровождавшейся раскулачиванием, о чем я уже говорил. Но я хочу особо подчеркнуть, что никакой прямой зависимости тут нет. Многие люди, пострадавшие от сталинских репрессий, во время войны самоотверженно сражались за родину.

Был и другой любопытный момент. У нас принято считать, что всех коммунистов, оказавшихся на оккупированных территориях, нацисты сразу же расстреливали. На самом деле большинство из них немцы просто ставили на учет и особо не трогали. Более того, в некоторых областях (например, в Орловской) в местных оккупационных административных органах значительную часть составляли бывшие партийные и советские работники.

«Нельзя бороться с Гитлером вместе с Гитлером»
Как вы относитесь к современным попыткам реабилитировать или как-то оправдать генерала Власова и его сторонников? Некоторые считают РОА антибольшевистским освободительным движением.

Я к этим «некоторым» не принадлежу. Власов и его последователи нарушили воинскую присягу и перешли на сторону врага, стремящегося уничтожить нашу страну как таковую, а не только советскую власть. И Гитлер никогда не скрывал подобных планов. В мировой истории были такие случаи, когда люди, считая, что сражаются за неправое дело, поворачивали оружие против своей страны. Но это не был случай Власова и других коллаборационистов. Еще можно было заблуждаться относительно нацистов в первые недели войны, когда было неясно, как они поведут себя на оккупированных территориях. Но потом, когда они там развязали террор, нельзя было всего этого не замечать. С моей точки зрения, никакого оправдания пособникам нацистов, независимо от их мотивов, нет и быть не может.

Нужно ли, на ваш взгляд, какое-либо общественное обсуждение феномена советского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны?
Я не вижу тут предмета для обсуждения. Лозунг некоторых коллаборационистов «Против Сталина и Гитлера» был, на мой взгляд, придуман задним числом. Думаю, не нужно специально доказывать его абсурдность, ибо нельзя бороться с Гитлером вместе с Гитлером. Конечно, большевистский режим был ужасным и бесчеловечным, но нацизм, под чьи знамена встали эти люди, был абсолютным злом.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн окт 10, 2016 7:20 am

Раскрыты подробности наркотической зависимости Гитлера

Изображение
Адольф Гитлер в Париже

Захват Франции Германией в 1940 году произошел из-за наркотиков. Об этом рассказал в интервью The Guardian немецкий писатель Норман Олер (Norman Ohler) — автор книги The Total Rush, рассказывающей об употреблении кокаина, героина, морфина и метамфетамина нацистами, в том числе Адольфом Гитлером.

Метамфетамин (первитин) был разработан фармацевтами немецкой фирмы Temmler Werke. Он стал широко использоваться в качестве стимулятора, и его применяли люди различных профессий, от секретарей до актеров. Первитин также стал ингредиентом кондитерских изделий. Фирма, производящая шоколад с добавлением наркотика, рекомендовала женщинам употреблять его перед работой по дому, чтобы сделать все дела в кратчайшие сроки.

Активным потребителем метамфетамина была и немецкая армия. Врачи считали, что первитин был отличным средством от истощения, которым часто страдали солдаты. Во время вторжения во Францию бойцы вермахта (вооруженных сил нацисткой Германии) принимали по одной таблетке препарата в день, а также по три-четыре на ночь. По мнению Олера, именно благодаря первитину стал возможным захват Франции.

Автор книги отмечает, что Гитлер также употреблял наркотики. Когда он заболел в 1941 году, его личный врач Теодор Гилберт Морелль начал давать ему Eukodal (оксикодон). Это вещество вызывает сильную эйфорию и обладает обезболивающим эффектом. Позднее Гитлер начал получать по две инъекции препарата в день, а также сочетать оксикодон с высокими дозами кокаина, который был изначально предписан из-за боли в ушах. В последние дни своей жизни фюрер, по мнению Олера, являлся законченным наркоманом.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн окт 17, 2016 7:58 am

Почему Гитлер проиграл битву за Москву

Изображение
Вот с таким обессилевшим войском Гитлер напал на Москву

В начале октября 1941 года вермахт мобилизовал почти два миллиона солдат, для того чтобы все-таки взять Москву. Однако им недоставало буквально всего: танков, питания, боеприпасов и, прежде всего, здравого смысла.

В цифрах это выглядело прямо-таки ужасающе. 78 дивизий трех армий пехоты и трех танковых армий, почти два миллиона солдат были мобилизованы вермахтом в начале октября 1941 года, чтобы последним мощным усилием победоносно завершить войну, которую Гитлер развязал за четыре месяца до этого, напав на Советский Союз. Ширина фронта немецких войск составляла 350 километров — это больше, чем расстояние до их цели — города Москвы.

Для операции «Тайфун» немецкое командование мобилизовало половину всех войск восточного фронта. Были собраны последние резервы, танки, которые должны были идти на Ленинград, перенаправили на юг, наступление на Украине доверили румынским военным частям. Командиры пытались энергичными призывами мотивировать войска к «последнему, мощному усилию. После этого — отдых, выигранная война», — как отмечал подданный вермахта. Битва за Москву в действительности стала переломным моментом в войне, однако все случилось не так, как себе представляли захватчики.

Гитлер и его военачальники знали, что ради операции «Тайфун» все было поставлено на карту. Войска уже имели мало общего с теми дивизиями, что в июне были брошены на восток. «Боеспособность частей быстрого реагирования допускает их использование после временного вспомогательного доукомплектования только в операциях на ограниченные расстояния и со сниженной боевой мощью. Вследствие этого, их участие в решающей операции в связи с необходимыми для нее требованиями должно быть ограничено», — так описывали начальник генерального штаба Франц Гальдер и главнокомандующий войсками Вальтер фон Браухич состояние их армии еще 18 августа — за несколько недель до битвы под Киевом.

Подразделения быстрого реагирования, то есть танковые и моторизированные дивизии, были «рычагами», с помощью которых вермахту раз за разом удавалось перехитрить и окружить численно превосходящую Красную Армию. Согласно данным от 4 сентября, 30 % танков от первоначально имевшихся в распоряжении 160 боевых машин были серьезно повреждены, 23% находились в ремонте. Похожим образом дела обстояли с автомобилями, их дефицит оценивался в 22%.

Чтобы обеспечить эти сократившиеся запасы техники топливом, было организовано отправление 27 полностью загруженных поездов в день. Однако до середины сентября верховное командование вермахта могло предоставить только 22 поезда в день, и лишь потом 29 поездов добирались до исходного района. Из этих поставок еще нужно было сформировать запасы. Ведь по мере продвижения дальше на восток в районы запланированных операций поначалу смогли бы попасть лишь 20 поездов.

Также 300 новых танков, доставкой которых занимался Гальдер, не могли в достаточной мере восполнить существующие потери, тем более что большинство боевых машин были легкого и среднего типа и явно уступали советским танкам Т-34. Гитлер все еще настаивал на том, чтобы для комплектования вышеупомянутых дивизий были предоставлены новые танки, которые были снаряжены специально для военных действий в тропиках против Британской империи.

Гораздо более серьезным недостатком оказалось моральное состояние войск, которое высокопоставленные офицеры в официальной переписке называли «катастрофическим». Солдаты-пехотинцы, а их было большинство, с июня прошли пешком более 1000 километров. Как это было, рассказывал один из участников: «Солдаты встают в 3-4 часа утра и готовятся к наступлению; в основном, не помывшись, потому что до воды слишком далеко, к тому же на это нет времени и очень темно. Затем целый день солдаты шагают и уже поздним вечером, в 21-22 часа, снова в темноте, доходят до места стоянки и первым делом должны покормить лошадей и оборудовать конюшню, и только потом получить свой ужин на полевой кухне и лечь спать». Это у них еще не было контакта с противником, который стоил вермахту около полмиллиона солдат к концу сентября.

В журнале боевых действий пехотной дивизии значится: «Современные обозные повозки с резиновыми шинами и колесами на шарикоподшипниках уже давно развалились из-за ужасных дорог и заменены на русские крестьянские повозки. Выносливые немецкие лошади с каждым днем все больше ослабевают ввиду полного изнеможения и недостатка корма… Снаряжение, включавшее многотонные боевые запасы дивизии, пришлось оставить на обочине из-за недостаточных условий для транспортировки».

Офицер службы снабжения одной пехотной дивизии выразил производительность транспортных средств своего подразделения в следующих цифрах — 62.801 километров пути за 4091 часов езды в период с 1 по 21 сентября. Все-таки ситуация со снабжением была критичная, как для солдат, так и для «проживающего на территории дивизии населения». Такого мнения придерживались и рядовые солдаты. Историк Кристиан Хартманн (автор книги «Вермахт в войне на востоке»), проследивший наступление немцев на примере пяти дивизий, цитирует фрагмент из дневника лейтенанта танковой дивизии: «Сколько раз мы думали, что наши батареи и другие подразделения не смогут участвовать в военных действиях из-за ужасной ситуации с транспортными средствами, а теперь мы и вовсе ударная дивизия».

Плюс ко всему, резко изменилась погода: «Здесь леденящий холод; я больше ни на что не способен, кроме как сидеть в машине и время от времени укутываться в одеяло, так как совсем не чувствую пальцев… Это плохое начало; а что, если такой будет вся война до самой Москвы!»

В предвкушении быстрой победы большинство войск оставило свое зимнее снаряжение в исходном районе в Польше. Некоторые командиры дивизий пытались исправить эту ошибку по собственной инициативе: «Каждый солдат имеет право получить от своей семьи посылку…. Чтобы дать возможность всем солдатам дивизии своевременно до начала зимы запастись собственными теплыми вещами (свитерами, перчатками, митенками, шапками, бельем и чулками), дивизия постарается разово осуществить доставку посылок сборным транспортом из Мюнхена на восточный фронт». Ограничение по весу посылки составляло 3 килограмма (включая упаковку). А между тем, солдаты пехоты продолжали носить «грязное, гнилое и вшивое белье»; «совсем скоро начал распространяться тиф».

Все это было хорошо известно немецкому руководящему составу на тот момент, когда Гитлер 2 октября воодушевлял солдатов на «последнее крупное решающее сражение этого года». Это битва, которая «будет признана всеми народами Европы всеобщей операцией по спасению самого значимого культурного континента». В самом деле, на фронте стало появляться все больше иностранных военных, к примеру, присланные в качестве подкрепления части «Легиона французских добровольцев». Поскольку из-за перенапряжения состава или «недостатка активности» они были признаны «непригодными для боевых действий», воинские части «Легиона» отправились в качестве охранного подразделения в тыл. Там разгорелась партизанская война, которая не только подвергала опасности снабжение войск питанием и боеприпасами, но и мало отличалась от массовых убийств эсэсовскими отрядами.

Итак, немецкие солдаты понадеялись на уверения Гитлера и его военачальников о том, что усилие, необходимое для этого «последнего мощного удара» положит конец войне, и 2 октября по приказу руководства приступили к операции «Тайфун». Историк Кристиан Хартманн резюмирует: «Вопреки здравому смыслу, полностью обессилевшее войско было брошено в третье наступление, на которое еще оставалась надежда как на последнее и решающее».
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн окт 24, 2016 8:10 am

Закат Атлантропы
Как немецкий архитектор хотел спасти белую расу

Изображение

В 1927 году немецкий архитектор Герман Зёргель предложил соединить Африку и Европу, понизив уровень Средиземного моря на несколько сотен метров. Это должно было спасти Старый Свет от неминуемой гибели. О том, чем руководствовался Зёргель, рассказывает в своей работе историк Райан Лингер.

Стройки века и прочие мегапроекты всегда занимали человечество, но в первой половине XX века — в особенности. Гитлер восхищался планами архитектора Альберта Шпеера по созданию нового Берлина, который должен был стать столицей нового мира. Одна из причин строительства Панамского канала — продемонстрировать миру мощь США. Огромный Дворец Советов в Москве был призван доказать всем успех рабоче-крестьянского государства.

Уинстон Черчилль говорил, что история пишется победителями. Гитлеровская Германия проиграла Вторую мировую войну, и многие ее мегапроекты незаслуженно забыты. Один из них — «Атлантропа» архитектора Германа Зёргеля. Планы были грандиозные, и о них писали во всех газетах: соединить европейскую часть Евразии с Африкой, сделать Сахару плодоносной, а также создать систему гидроэлектростанций, обеспечивающих электроэнергией всю Европу. Всему этому не суждено было осуществиться.

Проект Атлантропы заслуживает изучения не только потому, что выглядит настолько амбициозно, но и как памятник идеологии реакционного модернизма, когда романтики-националисты, которые вроде бы должны быть консерваторами во всех смыслах этого слова, увлекались технократическими идеями либералов.

План Зёргеля — победа Европы
Как писал сам Зёргель в своей книге «Атлантропа», он взялся за проект в 1927 году. В 1929-м опубликовал сборник статей, посвященных этой идее и рассчитывал на поддержку европейского экспертного сообщества.

Зёргель был одержим идеей Атлантропы более двадцати лет, до самой своей смерти. Почти все его работы, посвященные проекту, состояли из двух частей: в одной он объяснял технические аспекты, а в другой оправдывал необходимость реализации своей инициативы с общественно-политической точки зрения.

Изображение
Герман Зёргель

Первоначальный план Зёргеля состоял в том, чтобы понизить уровень Средиземного моря на 400-500 метров благодаря каскаду дамб, перекрывающих Гибралтарский пролив, — каждая ниже другой на сто метров. Потом архитектор и его единомышленники решили, что понижения уровня моря на 100-200 метров достаточно, иначе проект создаст серьезные проблемы для судоходства. Поэтому речь шла уже об одной дамбе.

В книге «Атлантропа», изданной в 1932 году, Зёргель описал несколько фаз реализации проекта: строительство основной дамбы, гидроэлектростанций и судоходных каналов с каждой стороны плотины и затем перенесение турбин на европейскую сторону, а каскады перелива избыточной воды — на африканскую. Следующий этап — строительство вторичной струенаправляющей плотины на атлантической части канала. Потом один большой шлюз предполагалось заменить несколькими шлюзами разных размеров на северной стороне дамбы. Наконец, планировалось возвести 400-метровую зенитную башню «Атлантропатурм», которая, помимо прочего, была бы туристическим аттракционом.
Предстояло также решить проблему обмеления Черного моря. Зёргель предлагал создать еще одну плотину в Чанаккале, в самой узкой точке Дарданелл. Чтобы сохранить судоходство в Эгейском и Средиземном морях, следовало выкопать канал, ведущий в Саросский залив через Галлиполийский полуостров.

Самые сложные работы, если не считать Гибралтара, предстояли возле Туниса и Мессины. Строительство дамбы между Тунисом и островом Сицилия не могли начаться, пока уровень моря не опустится хотя бы на сотню метров. По подсчетам Зёргеля, на это потребовалось бы около 100 лет.
В результате обмеления Средиземного моря многие портовые города полностью бы окружила суша. Архитектор предложил прибрежным городам просто развиваться в направлении отхода моря. А таким городам, как Венеция, по мнению Зёргеля, предстояло умереть. Но общественность не оценила такого подхода, и архитектор решил создать систему каналов и дамб, которые помогли бы сохранить Венецию в ее обычном состоянии.

Нация превыше всего
Зёргель думал не только о технических аспектах Атлантропы, но и приводил весомые экономические и политические аргументы. Прежде всего он отмечал огромный вклад проекта в мировой энергетический бюджет. Указав на истощение запасов угля, служившего в то время основным топливом для электростанций, архитектор объявил гидроэлектростанции единственной надеждой.

Изображение
Проект Атлантропы на карте

Хотя Зёргель верил в светлое будущее Атлантропы, ему был присущ культурный пессимизм современных ему мыслителей, таких как Освальд Шпенглер. В своих трудах архитектор, говоря о Европе, не раз приводит термин das Abendland из культурной и политической философии времен Веймарской республики. В 1929 году Зёргель заявляет: «Судьба нашей культуры — как и многих других — будет решена в Средиземноморье».
Там, где другие современные ему мыслители видели душу своей нации, архитектор находил общую европейскую душу, и это роднит его с реакционерами-модернистами. Они отвергали доводы философии эпохи Просвещения, но верили в силу технологического прогресса.

Зёргель принимал как модернистские, так и реакционные идеи Веймарской Германии. Он видел в технологии спасение европейской культуры, которая иначе обречена, — похожую идеологию исповедовали национал-социалисты. «Не выступая против машин, но наоборот, вместе с ними мы достигнем процветания», — писал архитектор в 1932 году. Предлагая свой проект, он отмечал, что полностью реализовать его можно будет за 250 лет — настолько сильна была вера Зёргеля в человека. Архитектор старался не обращать внимания на технологические трудности, считая, что за столь долгий срок человечество что-нибудь придумает и Атлантропа станет возможной.

Что касается реакционной сущности идей Зёргеля, то их не так просто обнаружить. Он объявлял себя пацифистом и отвергал мысль о том, что военная мощь может использоваться для продвижения той или иной культуры. Это отделяет его от национал-социалистских романтиков, однако общие черты у них есть. Если национал-социалисты хотели строить нацию, то Зёргель был одержим идеей строительства континента. Немецкие романтики верили в особую роль немецкой Нации (Volk), особой культуры в рамках национальных границ. Следы подобного мировоззрения можно найти и в работах Зёргеля, который говорил о европейской Нации, состоящей из представителей белой расы в рамках das Abendland. Сохранение национальной культуры было основной целью его проекта.

Атлантропа мыслилась им не как машина по производству капитала, а как основа стабильности Европы и ее рынков. Это совпадает с образом мышления антикапиталистически настроенных неоромантиков эпохи Веймарской республики.

Концепция заката Европы оказала огромное влияние на Зёргеля. Он видел угрозу для Старого Света со стороны Америки и Азии, о чем постоянно упоминает в своих работах. «Между азиатской и европейской расой никогда не будет понимания», — пишет он. По его мнению, даже если европейцы будут жить бок о бок с азиатами, они так и не смогут понять друг друга.

Изображение
Как могла выглядеть Атлантропа, вид из космоса

Зёргель, несомненно, высказывал неоколониалистские и империалистические идеи, говоря о присоединении Африки к Европе. За счет Черного континента он надеялся решить экономические проблемы Старого Света, который смог бы тогда соревноваться с богатеющими США. Хотя создание Атлантропы и привело бы к некоторому повышению благосостоянии Африки, альтруистические мотивы по отношению к населению этого материка в работах Зёргеля не просматриваются. Архитектор говорит только о европейцах.

В 1938 году, пытаясь побудить гитлеровский режим обратить внимание на его проект, Зёргель опубликовал работу Die Drei Grossen («Три гиганта» — Америка, Азия и Атлантропа). Там он использует риторику, присущую национал-социалистам, находящимся у власти, употребляя многие слова из их новояза. Одна из глав называется «Ось Берлин — Рим, продолженная до Кейптауна». Он определенно заискивал перед функционерами правящего режима, но это не помогло — Гитлер так и не заинтересовался его проектом. В самом деле, зачем вкладывать кучу денег в странное футуристическое предприятие, когда можно просто завоевать две остальные «А»?

Немецкий мечтатель
Политическое единство, к которому призывал Зёргель, сейчас служит основой Евросоюза. Впрочем, к этому призывали многие великие умы того времени, но стали свидетелями самых разрушительных конфликтов в истории человечества.

Зёргель был расистом и пацифистом, предлагая построить имперский союз и предотвратить закат западной цивилизации. Архитектор хотел осуществить самый амбициозный проект за всю историю человечества и нисколько не сомневался в силе технологий, которые создавал человек. Но так никого и не убедил в своих идеях.

Сейчас об Атлантропе вспоминают редко и с усмешкой, а для историков главный интерес представляют мотивы Германа Зёргеля, который посвятил свою жизнь разработке проекта, призванного изменить мир раз и навсегда.
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пт окт 28, 2016 8:08 am

Кто прилетал к Сталину за 38 дней до войны?

10 июня 1941 года нарком обороны СССР подписал приказ № 0035 «О факте беспрепятственного пропуска через границу самолета Ю-52 15 мая 1941 г.»
Приказ стал известным лишь в 1994 году, поскольку изначально был снабжен грифом совершенной секретности. Не приводим его полностью из-за объема, хотя он того заслуживает: документ уникальный, а вовсе не «один из» совсекретных приказов. В общей массе которых он не без умысла и был схоронен, да так основательно, что не привлек внимания и после обнаружения. К слову, иные авторы, используя его, по сей день пребывают в неведении относительно его реального местонахождения. Точности ради замечу: документ входит в уникальный комплект подлинников приказов наркома обороны СССР, находящийся на особом хранении в одном из закрытых фондов Российского государственного военного архива.

Архив этот до недавнего времени был на периферии внимания исследователей Великой Отечественной войны. Что не объясняет, почему документ, сыграв какую-то свою роль, сразу был предан забвению. Ведь сам факт – тоже уникален: «15 мая 1941 года германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву», сев на Центральном аэродроме столицы – на Ходынском поле.

Обратите внимание на даты: факт вроде бы вопиющий, что как бы подтверждается грозным рыком высших столпов Красной Армии, но ведь полет произошел задолго до рыка. Судя по тональности приказа и его фактуре, налицо ЧП государственного масштаба. Виноваты, конечно, «утратившие бдительность» разгильдяи из ПВО, но куда сами «столпы» смотрели: все случилось у них буквально под носом, а информация, выходит, шла от Ходынки до Арбата 26 дней?!

Странности приказа
Приказ – единственное документальное свидетельство ЧП: никаких иных его следов не обнаружено больше нигде. И пожалуй, лишь один мемуарист обмолвился о нем – Павел Судоплатов, один из тогдашних руководителей чекистской разведки. У него можно прочесть: «В мае 1941 года немецкий «Юнкерс-52» вторгся в советское воздушное пространство и, незамеченный, благополучно приземлился на центральном аэродроме в Москве возле стадиона «Динамо». Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования». «Это феерическое приземление в центре Москвы, – уверял чекист, – показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил».

Главное, в чем сходятся документ и мемуарист, – факт прилета был. В остальном знатный чекист «правдоподобен, как очевидец»: не было ни вторжения в советское воздушное пространство – в смысле незаконного нарушения границы, ни «незамеченного» полета, ни приземления в центре Москвы – Ходынка и сейчас не центр. Переполоха в Кремле, судя по всему, тоже не было. Чистка военных шла – но вне всякой связи с «Юнкерсом»: и началась раньше, и затронула большей частью ответственных за аварийность в авиации, подготовку летных кадров и внедрение авиационной техники. Но сколь беспрецедентны были меры секретности, если даже до одного из руководителей чекистской разведки дошли лишь коридорные слухи о ЧП, да и те – искаженные!

Вчитаемся в канцеляризмы: «Посты ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи. – В.В.) …обнаружили нарушивший границу самолет лишь тогда, когда он углубился на советскую территорию на 29 км». «Лишь тогда, когда» – пустая фигура речи: 29 км – значит, служба ВНОС (поскольку радиолокаторов у РККА тогда не было, обнаружение велось при помощи звукоулавливающих установок и визуально – с помощью бинокля) засекла Ю-52 там и тогда, где и когда позволяли технические возможности того времени. То есть практически немедленно: примерно через 7 минут после его появления в советском небе (что легко рассчитать, исходя из характеристик различных модификаций Ю-52).

Читаем дальше: «…Не зная силуэтов германских самолетов, приняли его за рейсовый самолет ДС-3». Спутать характерный силуэт трехмоторного Ю-52 (и звук его моторов) с двухмоторным ДС-3?! Не узнав «старого знакомого»: с января 1940 года по март 1941 года включительно над этими постами проходила воздушная трасса, по которой сновали Ю-52 регулярной линии Берлин – Данциг – Кенигсберг – Белосток – Минск – Москва?!
Аэропорт Белостока, кстати, был предупрежден, «имея телеграмму о вылете (!) самолета Ю-52». Дежурный столичного 1-го корпуса ПВО тоже «получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота, что внерейсовый самолет пролетел Белосток». Так что Москва знала о «внерейсовике» по крайней мере за 4 часа до его подлета. Следовательно, разъяренное руководство Наркомата обороны имело все основания гневаться по факту недонесения, несвоевременного доклада – или чего там еще полагалось по тогдашним уставным требованиям. И приказ должен был покарать преступно-халатных «недонесенцев» в центральном аппарате, прошляпивших важнейшую информацию.

Но содержание приказа было иным: начальник штаба ВВС Красной Армии и замначальника 1-го отдела штаба ВВС (разведотдел), указано в документе, «содействовали его полету в Москву разрешением посадки на Московском аэродроме и дачей указания службе ПВО обеспечить перелет».

Выходит, на всем протяжении полета «внерейсовика» все службы, военные и гражданские, целенаправленно обеспечивали ему «зеленый коридор». Если в разгар очередного витка репрессий штаб ВВС смело дает распоряжение об обеспечении такого коридора, какой же это нарушитель?!
Потому, вопреки утверждениям чекиста-мемуариста, головы и не полетели: зенитчикам – два выговора, авиаторам – два замечания. Все.
Из числа названных в приказе репрессирован генерал Володин, начальник штаба ВВС. Его арестовали 27 июня 1941 года, но это уже совсем другая история – поиск козлов отпущения за разгром первых дней войны. Специально проверил других «героев» приказа: кроме пропавшего без вести в июле 1941-го майора Автономова из 4-й бригады ПВО, все прочие благополучно дослужили до конца войны, своевременно получая повышения и награды.

Так что же получается: самолет прилетел, приказ издали, никого не наказали… Самолет улетел? А чего прилетал? Точнее – кого/что привозил? И увозил? Повторюсь: прилетал 15 мая, улетал – неизвестно когда, а приказ издан спустя 26 дней – не многовато ли для разбора полетов и определения санкций по факту, оказавшемуся достойным внимания высшего командования?

Вероятнее всего, мы если и узнаем исчерпывающие и достоверные ответы на эти вопросы, то явно нескоро. А может – никогда: судя по всему, слишком узок был изначально круг лиц, посвященных в суть дела. С германской стороны – гадать не приходится: ни в одном из многочисленных мемуаров, показаний на Нюрнбергском процессе, в сборниках исторических документов на сей счет вообще ни слова. Нетрудно предположить, что и в Третьем рейхе этот, несомненно, скандальный перелет могли верно истолковать буквально единицы – из числа особо приближенных. Короче, все проходит по разряду «тайна сия велика есть».

Обратимся к известным на сегодня документам партийно-государственного ареопага СССР – Политбюро ЦК ВКП(б) во главе с лично тов. Сталиным. Повестки дня заседаний Политбюро за май – июнь 1941 года со всей определенностью свидетельствуют, во-первых, что нет никаких, даже косвенных, упоминаний о столь вопиющем факте преступно-халатного пренебрежения требованиями бдительности. И, во-вторых, именно с середины мая и вплоть до 21 июня 1941 года включительно Политбюро во главе с тов. Сталиным на своих заседаниях начало коллективно демонстрировать поистине олимпийское спокойствие относительно вовсю уже шедшей Второй мировой войны. А равно относительно позиции своего союзничка (с 23 августа 1939 года, когда был подписан пакт о ненападении между СССР и Германией) – нацистской Германии во главе с лично партайгеноссе Гитлером. Буквально считаные вопросы из вынесенных на Политбюро хотя бы с натяжкой можно отнести к «военной тревоге». А в основном – рутина: кадровые перестановки в партаппарате, выполнение сельхозплана, семенной фонд, предоставление отпусков членам Политбюро и т.п.

При том, что с 1940 года интенсивно шло развертывание новых войсковых объединений и соединений, военных учебных заведений, строительство укрепрайонов. И соответствующие вопросы столь же интенсивно и регулярно докладывались и рассматривались на Политбюро. А со второй половины мая – как обрезало. То же – относительно внешнеполитической активности: единственный «международный» вопрос, вынесенный за это время на Политбюро, – назначение… полпреда в Таиланд.

«Разведка доложила точно…»
А ведь ранее умиротворенностью в Москве и не пахло. 21 апреля 1941 года в Наркомат иностранных дел вызвали поверенного в делах Германии в СССР, потребовав «безотлагательно принять меры против продолжающихся нарушений границы СССР германскими самолетами». Без затей напомнив: рейхсмаршала Геринга уже предупреждали, что приказ не открывать огонь по его соколам действует «до тех пор, пока эти перелеты не станут происходить слишком часто».

24 апреля немецкий военно-морской атташе рапортует: в Москве вовсю циркулируют слухи о скором начале германо-советской войны, даже дату называют – 20 мая. 2 мая тревогу бьет посол Германии: слухи о неминуемой немецко-русской войне уже беспрестанны, «попытки опровергнуть эти слухи здесь, в Москве, остаются неэффективными».

Как опровергать, если колоссальную концентрацию германских войск у границ СССР уже не скрыть. Вот и в сводке Разведуправления Генштаба Красной Армии от 5 мая, легшей на стол Сталина, подсчитано: на границах с СССР сосредоточено уже 103–107 немецких дивизий.
Факты свидетельствуют: Кремль встревожен. 5 мая 1941 года Сталин выступил перед выпускниками военных академий с явно антигерманской речью. На следующий день он возглавил СНК СССР, сосредоточив в своих руках всю полноту власти: отныне, как и Гитлер, он вождь и партии, и народа, и глава правительства.

10 и 12 мая Сталин, вызвав к себе наркома обороны Тимошенко и начальника Генерального штаба Жукова, решал дела серьезные. И 13 мая Генштаб издал директиву о выдвижении на запад ряда армий внутренних округов. О ходе ее исполнения Тимошенко и Жуков, видимо, и докладывали Сталину 14 мая – наедине, почти два часа. После их ухода Сталин до третьего часа ночи совещался с «узким» составом Политбюро, а 15 мая – с еще более узким. Особо отметим присутствие там вызванного из Ленинграда Жданова – он хотя и входил в «ближний круг», как показывают записи посетителей, гость был нечастый. Но – непременный участник бдений у Сталина именно по «германским делам»… В очередной сводке от 15 мая Разведупр доложил: немцы довели свою группировку на границе уже до 114–119 дивизий.

Именно к 15 мая 1941 года фюрер и повелел закончить приготовления к нападению на СССР в рамках плана «Барбаросса». Подчеркнув: «Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны». 12 мая 1941 года верховное командование вермахта фиксирует в документе: «Политические меры дезинформации противника уже проведены и планируются новые».

Фигура без лица.
Между 15 и 17 мая в Москве происходило нечто неординарное. Обычно заседания Политбюро проводились регулярно, паузы запланированные. Кроме одной – 16 мая заседаний не было. На тот же день приходится и необычная пауза в деловой активности самого Сталина: журнал записи посещений его кабинета на этот день совершенно пуст. Можно полагать, вождь, что называется, «работал с документами»? Во всяком случае, никого не вызывал (или никого к нему не пускали). Может, товарищу Сталину именно в этот день необходимо было основательно обдумать нечто, приняв решение?

…15 мая 1941 года датирован так называемый план Жукова: предложение атаковать германскую армию – пока она на стадии развертывания. Но, как видно по журналу посетителей Сталина, Тимошенко с Жуковым доложили ему эти соображения не ранее 19 мая. Сталин, услышав об идее превентивного удара по немцам, по словам Жукова, «прямо-таки закипел». 24 мая к Сталину вызвано командование пяти западных военных округов, получившее установку: «Не рыпаться!»

С середины мая по 20 июня молчит как рыба и политическая разведка, прекратив подачу наверх сводок о германских приготовлениях – Берия явно довел до «подопечного» Меркулова, что к Хозяину с этим лучше не соваться. А вот до начальника Разведупра Голикова дошло не сразу: не случайно тем периодом датированы издевательские резолюции Сталина на тревожных сводках военной разведки.

Иначе говоря, ровно в середине мая Сталин – максимально информированный в СССР человек – явно успокоился относительно своего союзника. Это факт, который трудно объяснить лишь имеющимися документами. Так не связано ли все с загадочным прилетом самолета?

Вспомним: 10 мая в Великобританию улетел заместитель Гитлера по партии Гесс. Как известно, это была попытка рейха «объединить германскую расу». Почему не предположить, что вскоре после провалившейся, потому и дезавуированной фюрером попытки протянуть руку «братьям по расе» не была предпринята аналогичная попытка – восстановить доверие уже «братьев по классу» (ведь НСДАП – партия хоть и национал-социалистическая, но все ж рабочая).

Тогда все встает на свои места: прилет санкционирован на самом высоком уровне; доставленное лицо имеет такое лицо, которое нельзя показывать никому; доставленная им информация адресована исключительно Самому; ответ Самого дается не впопыхах, а по зрелому размышлению – и с благодарностью возвращается тем же бортом к Самому по другую сторону границы.

«Сами» – договорились? Похоже на то, что один успокоил другого. Да так основательно, что, когда неосновательность успокоения выявилась, наш Сам, придя в себя, обоснованно заявил о «звероломном» нападении.+

Но давайте посмотрим, кто полетел в Британию – второе лицо в партии. Кто мог доставить утешительные вести нашему Самому – уж не меньше, чем второе лицо в государстве. А кто тогда был в рейхе вторым лицом по государственной табели о рангах? Ну, это как раз не тайна за семью печатями…
Никакое самое-самое личное послание фюрера, отправленное «с почтальоном», вождя не успокоило бы: не будем клеветать на товарища Сталина – от избытка доверчивости он не страдал и обмануть его было нельзя. Но можно было успокоить. Чем именно фюрер Германии сумел успокоить «вождя народов»? И – отвлечь внимание, выиграв драгоценное время для завершения развертывания. Ибо очевидно: не будь 15 мая 1941 года – не было бы и 22 июня, именно тот день и был переломной точкой. Но вот цена 15 мая чрезмерна: 27 миллионов погибших – только по официальным данным и только с нашей стороны…
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн ноя 07, 2016 7:52 am

Что случилось с фельдмаршалом Паулюсом после Сталинградской битвы

Звание фельдмаршала Фридрих Паулюс получил за день до того, как его взяли в плен. Для советского командования командующий немецкими войсками в Сталинградской битве был ценным трофеем; его удалось "перековать" и использовать в политике.

Крах
К началу 1943 года 6-я армия Паулюса представляла собой жалкое зрелище. 8 января советское командование обратилось к Паулюсу с ультиматумом: если маршал не сдастся к 10-и часам следующего дня, все находящиеся в окружении немцы будут уничтожены. Паулюс на ультиматум никак не отреагировал. 6-ая армия была раздавлена, Паулюс лишился танков, боеприпасов и горючего. К 22 января был занят последний аэродром. 23 января с поднятыми руками из здания бывшей тюрьмы НКВД вышел командир 4-го армейского корпуса генерал Макс Карл Пфеффер, вместе с остатками своей 297-й дивизии капитулировал генерал Мориц фон Дреббер, в парадной форме при всех регалиях сдался командир 295-й дивизии генерал Отто Корфес.

Местонахождение Паулюса по-прежнему оставалось неизвестным, ходили слухи о том, что ему удалось выбраться из окружения. 30-го января была перехвачена радиограмма о присвоении Паулюсу звания фельдмаршала. В радиограмме Гитлер ненавязчиво намекал: "Ещё ни один немецкий фельдмаршал не попадал в плен". Наконец, разведка донесла, что немецкие приказы поступают из здания Центрального универмага. Там Паулюса и нашли. "Это конец!" - сказал грязный, осунувшийся, заросший щетиной старик, в котором сложно было угадать Фридриха Паулюса.

Изображение
Паулюс со своим штабом сдается в плен

Болезнь
У Паулюса была страшная болезнь - рак прямой кишки, за ним был установлен бдительный контроль, и ему обеспечили должный уход. Паулюса инкогнито доставили в больницу. Немецкий генерал представлял из себя жалкое зрелище: истощенное, землистого цвета лицо всегда было хмурым, иногда зарастало жесткой щетиной. Ему была назначена диета: супы, овощная и красная икра, копченая колбаса, котлеты, фрукты. Питался фельдмаршал неохотно. Кроме того, у него была сломана правая рука, что сотрудниками больницы воспринималось однозначно: безымянного пациента пытали.

Плен
Весну 1943 года Паулюс встретил в Спасо-Евфимьевом монастыре в Суздале. Здесь он пробыл полгода. После революции в монастыре размещались воинские части, был концлагерь, во время войны – лагерь для военнопленных. Фельдмаршал жил в монашеской келье. Его бдительно охраняли. Для советского командования он был пленником номер один. Уже тогда было очевидно, что Паулюса хотят разыграть в большой политической игре. Решение об отказе от нацистских идей начало зреть у Паулюса после покушения на Гитлера. С участниками заговора жестоко расправились, среди них были и друзья фельдмаршала. Огромным достижением советской разведки стала операция по доставке Паулюсу письма от жены.

В Германии были уверены в смерти фельдмаршала. Состоялись даже символические похороны Паулюса, на которых Гитлер лично возложил на пустой гроб не врученный экс-командующему фельдмаршальский жезл с бриллиантами. Письмо от жены стало последней каплей, приведшей Паулюса к очень непростому решению. 8 августа 1944 года он выступил по радио, вещающему на Германию, с призывом к немецкому народу отречься от фюрера и спасти страну, для чего необходимо немедленно прекратить войну.

Паулюс на даче
С 1946 года Паулюс жил на даче в Томилине под Москвой как «личный гость» Сталина. Паулюса окружили вниманием, охраной и заботой. У него был личный врач, свой повар и адьютант. Фельдмаршал, несмотря на оказанную ему честь, продолжал рваться на родину, но личным распоряжением Сталина выезд ему был запрещен. Паулюс для Сталина был ценным личным трофеем. Потерять его "вождь народов" никак не мог. Кроме того, отпускать фельдмаршала было небезопасно для него самого: в Германии отношение к нему было, мягко скажем, недоброжелательное, а смерть Паулюса могла бы серьезно ударить по репутации СССР. В 1947 году Паулюс два месяца лечился в санатории в Крыму, но посетить могилу жены и общаться с детьми фельдмаршалу запретили.

Нюрнберг
Паулюс выступал одним из главных свидетелей обвинения на Нюрнбергском процессе. Когда в зал в качестве свидетеля вошел Паулюс, сидевших на скамье подсудимых Кейтеля, Йодля и Геринга пришлось успокаивать. Как говорится, ничто не забыт, ничто не забыто: Паулюс был одним из тех, кто принимал непосредственное участие в разработке плана "Барбаросса". Откровенное предательство Паулюса не могли простить даже бесчеловечные нацистские преступники. Участие в Нюрнбергском процессе на стороне союзников, фактически, спасло фельдмаршала от срока за решеткой. Большинство немецких генералов, несмотря на сотрудничество в годы войны, все равно были осуждены на 25 лет. Паулюс, кстати, мог и не доехать до зала суда. По пути в Германию на него было совершено покушение, но своевременная работа контрразведки помогла избежать потери такого важного свидетеля.

Изображение
Паулюс выступает на Нюрнбегском трибунале

Паулюс на вилле
23 октября 1953 года, после смерти Сталина, Паулюс покинул Москвуна поезде, сделав заявление: «Я пришёл к вам как враг, но покидаю как друг». Фельдмаршал поселился в дрезденском пригороде Оберлошвиц. Ему предоставили виллу, обслугу и охрану, автомобиль.

Изображение
Вилла на которой жил Паулюс в 1953-1957 гг

Паулюсу даже разрешили ношение оружия. Согласно архивам спецслужб ГДР, Фридрих Паулюс вёл замкнутый образ жизни. Его любимым развлечением было разбирать и чистить служебный пистолет: он делал это столь часто, что один из агентов доложил в Берлин: а вдруг фельдмаршал застрелится? Из Министерства госбезопасности ГДР пришёл ответ: «Если он не застрелился в Сталинграде, зачем ему делать это сейчас?». Иногда Паулюс ходил в лес собирать лекарственные травы, но и там за ним следили агенты спецслужб - во избежание «несчастного случая». Из плена он привёз библиотеку классиков русской литературы - Чехова и Толстого, а также собрание сочинений Ленина. В беседах с гостями фельдмаршал часто повторял: «Русский народ не победить никому!».

63-летний Паулюс отказался сидеть на пенсии - он работал начальником Военно-исторического центра Дрездена, а также читал лекции в Выс¬шей школе народной полиции ГДР. В интервью газетам он обрушивался с критикой на Западную Германию. Особенно фельдмаршала возмущало, что отдельные офицеры СС занимали должности в органах власти ФРГ: он позволял себе не стесняться в выражениях. «Эсэсовцы - палачи, - сказал как-то Паулюс одному из сослуживцев. - Я - чест¬ный солдат, а с эсэсовцем на одном поле ср… не сяду». Он расхваливал социализм и говорил: «Это лучший строй для Германии… есть порядок, но людей при этом не травят газом». Как отметили в архиве Дрездена, Фридрих Паулюс всегда подписывал свои письма - «генерал-фельдмаршал бывшего вермахта».

Изображение
Паулюс у себя на вилле 1955 г.

С ноября 1956 года Паулюс не выходил из дома, врачи ему поставили диагноз «склероз голов¬ного мозга», у фельдмаршала парализовало левую половину тела.
Он скончался 1 февраля 1957 г.: как уже сказано, в день капитуляции своей армии в Сталинграде. Урну с прахом Паулюса перевезли в ФРГ и захоронили рядом с женой в Баден-Бадене.

Изображение
Могила Паулюса

Этот человек сдался в плен, прокричав «Хайль Гитлер!», а через 10 лет вернулся в Германию, будучи сторонником социализма. Он «не прогнулся», как утверждают сейчас в ФРГ многие, - а просто проникся уважением к бывшему врагу. Не проиграй Фридрих Паулюс одну из главных битв XX века - возможно, мир изменился бы, и явно не в нашу пользу. Фельдмаршал обрёл новые убеждения - но в это не верили как в СССР, так и в ГДР. Хотя однажды, когда незадолго до смерти у Паулюса спросили, что бы он сейчас сказал жителям Сталинграда, он ответил: «Я хочу перед ними извиниться…»
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Re: Мог ли победить Гитлер?

Сообщение VAM » Пн ноя 14, 2016 8:19 am

Походно-полевые жёны на Великой Отечественной: сложная тема

Походно-полевые жёны - так называли фронтовых подруг на Великой Отечественной войне. Оторванные от своих семей генералы и офицеры Красной армии заводили "гражданских жен" из числа женщин-военнослужащих. Врачи, санитарки, телефонистки и радистки с привлекательной внешностью сталкивались с повышенным вниманием со стороны своих сослуживцев мужского пола. С особой настойчивостью ухаживали командиры разных рангов. Офицерский состав в отличие от простых солдат могли себе позволить «закрутить роман».

Изображение

Само явление ППЖ не было массовым. Но оно осталось в памяти многих, особенно когда речь идет о воспоминаниях рядовых бойцов, кормивших вшей в окопах. Для них романы, которые крутило во фронтовых условиях командование, были чем-то запредельным.

К примеру, у знаменитого коллаборациониста генерала Андрея Власова, создавшего под крылом гитлеровцев Русскую освободительную армию (РОА), до перехода на сторону врага были две ППЖ.

Первая - военврач Агнесса Подмазенко, на которой Власов даже собирался жениться. Именно она помогла генералу в 1941 году выбраться из его первого окружения - киевского котла.

Двигаясь вместе с Власовым по немецким тылам, чтобы соединиться со своими, "жена" разведывала дорогу, доставала продукты питания и одежду у местных жителей. Два с половиной месяца продолжалась эта эпопея, пока пара не догнала Красную армию под Курском.

Подмазенко пробыла рядом с Власовым до января 1942-го, а затем генерал отправил свою беременную пассию в тыл. Там военврач родила сына, которого назвала Андреем. В дальнейшем Помазенко дали пять лет - "за связь с изменником родины". Впрочем, законной супруге Власова повезло не больше: "за мужа" она получила больший срок - восемь лет.

Власов же, едва отправив Помазенко в тыл, нашел ей замену в лице поварихи Марии Вороновой. В июле 1942 года он вновь попал в окружение, и опять, как годом ранее под Киевом, пошел навстречу своим в компании ППЖ. Однако в итоге попал в плен и перешел на службу к немцам. Его спутницу отправили в лагерь, откуда Воронова бежала.

Повариха добралась до Риги, узнала, что ее генерал в Берлине, и отправилась туда. Прибыв же в столицу Третьего рейха, убедилась, что Власову она не нужна: лидер РОА в ту пору обхаживал Агенхельд Биденберг, сестру личного адъютанта рейхсминистра внутренних дел Генриха Гиммлера.

Изображение

Забавную историю отношения фронтовиков к ППЖ описала Нина Смаркалова, фронтовичка-минометчица. Однажды к ней пришел комполка со своей девушкой и объявил, что привел нового бойца, которому надо показать, как стреляют минометы.

Смаркалова решила подшутить над "новобранцем". Для этого она вывела расчет минометчиков вместе с ППЖ комполка в поле. Стоял апрель, земля была мокрой. Если в таких условиях стрелять из миномета, то из-под его опорной плиты вылетают фонтаны грязи.

"Я ей (ППЖ) сказала встать точно в том месте, куда все это полетит, и скомандовала: "Беглый огонь!" - вспоминала Смаркалова. - Она не знала, что нужно закрывать прическу, лицо, форму. Я дала три выстрела".
Смаркалова думала, что после такого “боевого крещения” комполка отправит ее саму на гауптвахту, но обошлось.
*******
Мария Фридман, служившая в разведке Первой дивизии НКВД, вспоминала, как ей пришлось повоевать с однополчанами-мужчинами. "Не дашь по зубам - пропадешь! В конце концов разведчики сами стали меня оберегать от "чужих" поклонников: раз никому, так никому", - говорила Фридман.
*******
О том, как тяжело было устоять, рассказала в своей книге Екатерина Романовская, прошедшая войну простой связисткой. Она первая среди женщин-ветеранов откровенно описала жизнь девушек на фронте: от боев до сексуальных домогательств и любви.

Романовская оказалась объектом притязаний пожилого командира дивизии. Чтобы затащить девушку в постель, тот распорядился, чтобы молодая связистка дежурила по ночам у телефона в его землянке. В одно из дежурств ее ждал накрытый стол.

"Появилось пол-литра коньяка в хрустальном графинчике, жареный картофель, яичница, сало, банка рыбных консервов и два прибора", - пишет Романовская. В то время под Сталинградом, где происходили описываемые события, красноармейцы голодали, а тут такие яства.

Изображение

После четвертой рюмки комдив предложил девушке стать его ППЖ. Обещал одевать, кормить, возить на машине и, где возможно, представлять женой. Романовская отказала полковнику, который был старше ее на 22 года, ответив, что пошла на фронт воевать, а не романы крутить.
Комдив отступил. Однако впоследствии предложил Романовской выйти за него замуж. Получив и здесь от ворот поворот, полковник разозлился, неудачно попытался взять ее силой. А после стал пакостить.

У Романовской были романтические отношения с капитаном соседнего полка, и когда полковник узнал об этом, он отправил связистку в штурмовую роту, откуда редко кто возвращался живым. А соперника под давлением комдива перевели в другое соединение.
*******
Результат таких ухаживаний, как правило, - беременность и отправка в тыл, что на языке военных канцелярий называлось "поездка по приказу 009". Правда, по приказу 009 уходили не только ППЖ - нередко беременность была следствием настоящих чувств. Тем более что на фронте они обострялись.

Вот что об этом говорила санинструктор танкового батальона Нина Вишневская. Однажды со своей частью она попала в окружение.
"Мы уже решаем: ночью или прорвемся, или погибнем. Думалось, что, скорее всего, погибнем. Сидим мы, ждем ночи, чтобы сделать попытку прорваться, и лейтенант, лет ему 19 было, не более, говорит: "Ты хоть пробовала?". - "Нет". - "И я тоже еще не пробовал. Вот умрешь и не узнаешь, что такое любовь".

Ветеран-санинструктор подчеркивала, что это и было самым страшным - не то, что тебя убьют, а то, что умрешь, не узнав всей полноты жизни. "Мы шли умирать за жизнь, еще не зная, что такое жизнь", - вспоминала Вишневская.
*******
Интересные устные воспоминания-размышления участников Великой Отечественной войны приводит Б. Шнайдер. Автор интервьюировал респондентов по вопросу об отношении советских солдат во время войны к сексу. В итоге он получил ряд неожиданных, даже обескураживающих ответов.

Василь Быков ответил на вопрос следующим образом:
"На передовой людям было совсем не до этого. К примеру, я никогда не загадывал дальше, чем до вечера. Я мечтал только дожить до темноты, когда бой стихал. После этого можно было перевести дух, расслабиться. В такие часы хотелось только спать, даже голод не так ощущался - лишь бы забыться… Думаю, в основной массе солдаты были настолько подавлены, что и в более спокойной обстановке не вспоминали о женщинах.
И потом, в пехоте были совсем юные бойцы. Те, кто постарше, кому было по 25-30 лет, у кого уже была семья и какая-то профессия, попадали в танкисты или устраивались шоферами, на кухню, в денщики, в сапожники и могли остаться в тылу. А семнадцати - восемнадцатилетним давали в руки ружья и отправляли их в пехоту.

Эти юнцы, вчерашние школьники, ещё не достигли того возраста, когда человек хочет и может жить активной половой жизнью. Миллионы таких полегли, так и не зная женщины, а некоторые - даже не испытав радости первого поцелуя".

Виктор Некрасов, автор повести "В окопах Сталинграда", в ходе интервью отметил, что "в немецкой армии, какая бы она не была, солдаты регулярно получали отпуска; были там и бордели, так что солдат где-то расслабиться, заняться любовью. У нас же - ни увольнительных, ни публичных домов.

Офицеры жили с медсёстрами, со связистками, а рядовому оставалось только заниматься онанизмом. В этом отношении советскому солдату тоже было очень нелегко".
*******
Генерал М.П. Корабельников, доктор психологических наук, рассказал:
"Когда я пришёл в армию, мне ещё не было и двадцати и я ещё никого не любил - тогда люди взрослели позже. Всё время я отдавал учёбе и до сентября 1942 г. даже не помышлял о любви. И это было типично для всей тогдашней молодёжи. Только в двадцать один или в двадцать два года просыпались чувства.

А кроме того… очень уж тяжело было на войне. Когда в сорок третьем - сорок четвёртом мы стали наступать, в армию начали брать женщин, так что в каждом батальоне появились поварихи, парикмахерши, прачки… но надежды на то, что какая-нибудь обратит внимание на простого солдата, почти не было".
Расскажи друзьям:
Изображение
“Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордится своей нацией…”. Артур Шопенгауэр.
Аватара пользователя
VAM
Старожил
 
Сообщения: 13861
Зарегистрирован: Ср ноя 04, 2009 11:47 am
Город: Сим

Пред.След.

Вернуться в Пельменная "У Михалыча"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7

 

Реклама